• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 6 Декабря 2016 | 6 Кислева 5777
    • 63.92
    • 67.77
    • 16.43
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.9242
    EUR ЦБ 67.766
    ILS ЕЦБ 16.4328
  • Недельные главы

    Адам Давидов

    Комментарии рава Адама Давидова к недельной главе «Шлах»

    2 1

    Глава Торы «Шлах леха» о том, что мы обязаны изучать страну Израиля, жить в стране Израиля и любить её.

    Эрец Исраэль! Что в ней такое особенное, что она, словно мух на сладкое, привлекает христиан и мусульман, греков, англичан, русских и арабов, африканцев, персов и других? 

    Есть другие страны с плодородной землёй и замечательным климатом, где можно пользоваться её благами без особого труда, где множество полезных ископаемых даруют  благоденствие и защиту. Греки, римляне, христиане, а в последнее время арабы оккупировали эту многострадальную землю, преследуют её законных владельцев и уничтожают её растительность и водные источники.

    Эта земля не принимала чужих, они гибли от мора или от диких зверей, как это было с «кутим» (самаритянами), которых пригнали с берегов Каспийского моря.

    Благословенная земля, бывшая во время дарования Торы «зават халав удваш», пропиталась еврейской кровью и за сотни лет оккупации стала пустыней. Для всех, кто приходил на эту землю с ненавистью, она была злой. Даже бедуины, кочевники пустыни,  когда пытались селиться то в одном, то в другом месте Эрец Исраэль, гибли от малярии и голода.

    Американский писатель Марк Твен (Самюэл Клеменс) описывает её такой: «Палестина – край заброшенный и неприглядный. Да и какой еще она может быть? Если земля проклята Б-гом, разве может это её украсить? Палестина уже не принадлежит нашему будничному; прозаическому миру. Она отдана поэзии и преданиям – это страна грёз».

    За 400 лет до исхода евреев из Египта «Бог заключил с Аврамом-иври союз, сказав: «Потомству твоему Я отдал землю эту, от реки Египетской до реки великой, реки Пэрат (Бэрешит 15:18). Это огромная территория, включающая весь Синай, современный Ливан, восточные районы Турции, Иорданию. Сирию, западную область Ирака. 

    Аврам стал Авраhамом и родил  Ицхака, который наследовал ему. После смерти Ицхака всё имущество, что осталось от отца, Яаков отдал своему брату Эсаву, а себе оставил право на землю, завещанную Авраhаму.

    Всё, чем владел Яаков, унаследовали его дети, все евреи, его потомки до сегодняшнего дня. Его веру и его мировоззрение, его законы и традиции, и унаследовали страну «от реки Египетской (Нила) до реки великой, реки Пэрат (горы Арарат, где она берёт начало)». Как сказано: "А народ твой - все праведники, навсегда унаследуют землю" (Ишаяhу 60:21).

    Эту страну называли Эрец Кнаан и Эрец Плиштим до тех пор, пока кнаанеи и плиштим сохраняли её для наследников Исраэля, ради них она получила название  Эрец Исраэль. В книге «Мидраш тальпиот» (Анаф Эрец Исраэль) мы нашли чудесное сравнение всей планеты Земля с человеческим организмом, где страны подобны голове, рукам, ногам, почкам, печени, лёгким и так далее. Эрец Исраэль – душа всей земли, её сущность составляют не золото или другие полезные ископаемые, а Шехина, Божественное присутствие.

    После того, как народ Израиля получил Тору, должен был овладеть своей страной. Евреи построили Храм в пустыне и Страна Обетованная уже ждала их. Небыло заповеди разведать её, Всевышний сказал Моше: «Пошли от себя глав еврейских колен на разведку». «Пошли от себя» осмотреть (וְיָתֻרוּ) её подобно тому, как мы осматриваем дом, в который должны заселиться и расставить там мебель.

    Что же это за страна, которую назвали «эрец зават халав у дваш», текущую молоком и мёдом, «това» – добрая или «раа» – злая она?

    Читаем в книге «Зоhар» (Шлах): «Моше рабену в то время уже знал, что не войдёт в страну Кнаан». Но он хотел знать «това» – добрая или «раа» – злая она? То есть, по каким законам живут там, в этой стране. 

    Моше рабену беспокоила её святость – есть ли там «кедуша». Он полагал, что в сердце этой страны находится Ган Эден, Райский Сад и там растёт дерево, плоды которого ели Адам и Хава.

    Поэтому он просил своих посланников пойти и найти это дерево: «Узнайте, какова земля, тучна она или тоща, есть там древо или нет; крепитесь (духом) и возьмите от плодов земли» (Бэмидбар 13:20). Моше рабену спрашивает не о деревьях – его интересует одно единственное дерево, Древо жизни, плоды которого он просит принести.

    Посланники принесли замечательные, необычайно крупные плоды плодородной земли, но это были плоды не из райского сада. Тридцать видов плодов есть в Эрец Исраэль и каждый вид имеет множество подвидов. Они соответствуют миру творения  «Олам Берия», миру формирования «Ацилут», миру желания «Йецира» и миру действия «Асия». Эти плоды отстранены от духовной нечистоты «тума».

    Вот они: «теэна» (инжир), «анавим» (виноград), «тмарим» (финики), «тапухим» (яблоки), «этрогим» (цитроны), «лимоним», «агасим» (груши), «хавушим» (айва), «тутим» (клубника), харувин (рожковое дерево), «зейтим» (оливки), «римоним» (гранаты), «шкедим» (миндаль), «эгозим» (орехи), «армоним» (каштаны), фисташки (Мидраш тальпиот «Анаф Эрец Исраэль»).

    К сожалению мы не нашли определения для других 14 видов, о которых сказано в мидраше, но добавим к плодам земли Израиля, выделенным в Торе, винограду, инжиру, гранату, маслинам и финикам, также «хиту» (пшеницу), соответствующую  миру «Хэседа» и «сеора» (ячмень) – миру «Гвура».

    Только два посланника из двенадцати, Иеhошуа бин Нун и Калев, отправились в дорогу «лишма», во имя Небес. А остальные десять – по собственному разумению и по поручению своей общины. Их миссия, «шлихут», – путешествие людей, принявших самостоятельное решение. Если бы это  была «шлихут мицва», то они были бы свободны даже от ограничений шабата. Как освобождается от обязанности сидеть в «сукке» тот, кто находится в дороге и выполняет заповеданную мицву (Мидраш Танхума, «Шлах» 1).

    Старейшины еврейского народа сами боялись войти в Страну Обетованную и народ настроили против своего вождя и учителя. На заре своей истории евреи не решились перейти условную границу, блуждали вокруг да около, пока не выросло новое поколение в Израиле, свободное от рабского комплекса, вынесенного евреями из Египта. 

    Творец всем нам дал жизнь и свободу выбора куда идти и указал путь. Евреев пустыни испугала свобода, им казалось, что проще вернуться в Египет, под плётку хозяина, где жизнь течёт сама собой, и не надо будет принимать самостоятельных решений. Так они потеряли своё имя и память о себе.

    Тридцать восемь лет после этого все взрослые евреи от двадцати лет и старше, кроме Иеhошуа бин Нуна и Калева, погибли в пустыне. Каждый год, вечером на 9 Ава, они рыли могилы и ложились умирать. Утром часть оставалась в земле, а часть возвращалась к жизни до следующего года.

    Это был месяц Ав, это был день 9 Ава, самый трагический день в истории еврейского народа. В этот день евреи постятся и раскаиваются за все ошибки и проступки своего народа.

    «И назвал Моше hОшеа (ְהוֹשֵׁעַ), сына Нуна, Иеhошуа (יְהוֹשֻׁעַ)» (Бэмидбар 13:16). Моше изменил его имя и «мазал» (судьбу), добавив букву «йуд» (יו''ד). Подобно тому, как Всесильный изменил «мазал» Аврама, добавил ему букву hей (ה) и назвал Авраhамом, а Яакова назвал Исраэлем (Бэрешит 17:5; 32:29) .

    Сказал рабби Акива, что букву «йуд» (יו''ד) следует читать, как «яд» (יד), то есть  – рука. И тогда понятно, почему в этой главе Торы она выделена в слове «Игдаль» (יגדל-נא), в предложении «…пусть же возвеличится сила Б-га…» (Бэмидбар 14:17). Это  «Яд ва-шем» буквально – рука и имя, но читать следует, как Память и Имя.

    Сказал Всевышний, Благословенный: «И дам Я им в Доме Моём и в стенах Моих Память и Имя…» (Иешияhу 56:5). Он поимённо приведёт праведников в Йерушалаим, в Бет hа-микдаш.

    Иеhошуа бин Нун за сорок дней своего путешествия составил полную карту будущего расселения евреев в стране.

    А Калев пришёл в Хеврон и остался там. Сказал он: «Иеhошуа получил благословение от Моше рабену и теперь чрезвычайно силён, мне же надо просить защиту у Небес» (Зоhар, «Шлах»). Он вошёл  в пещеру Махпела, где похоронены Адам и Хава, молился там и просил поддержки для себя и для своих братьев у Авраhама и Сары, у Ицхака и Ривки, у Яакова и Леи.

    Евреи стали возвращаться в страну забвения в 19-20 веках, и она стала доброй для них, для всех, кто с любовью заселял голые скалы Иудеи и пустыню Негева.

    Эрец Исраэль всё ещё оккупирована христианами и мусульманами, арабами Сирии, Египта, Ирака, и чтобы оправдать своё присутствие здесь, они называют себя палестинцами.

    Евреям следует вспомнить заповедь Творца: «Изгнать плиштим (палестинцев) и полностью овладеть этой страной – от реки египетской до реки Пэрат, и от Солёного моря до Средиземного моря» (Бэрешит 15:18; Бэмидбар 34:2-12).

    Если сам Всесильный берёт евреев под Свою защиту, почему они не решаются изгнать захватчиков? Что здесь, страх или гипертрофированное стремление к миру со всеми народами?

    Это еврейская страна, где другие народы могут жить только на правах добрых гостей. Именно добрых гостей, признающих законы Творца уважающих Его народ. Создатель дал её евреям, сказал» «Заселяйте, плодитесь, трудитесь здесь, здесь ваша сила и ваша святость!»

    Эрец Исраэль обладает свойством индикатора, лакмусовой бумаги, проявляющей скрытые качества людей. На этой земле тихий и незаметный в стране исхода человек открывается, как  отъявленный злодей или великий праведник.  Святость этой земли требует святости от своих жителей. Творец мироздания – Хозяин дома, а евреи – Его квартиросъёмщики, Он Долготерпеливый (Эрех апаим), но изгоняет, когда нарушают договор о съёме.

    Достойные наследники, сохранившие имя своё, не пропадут в своей стране. Поэтому сказано в главе о цицит: «И будут у вас цицит (кисти на краях одежды), и, смотря на них, будете вы вспоминать все заповеди Б-га и исполнять их, и не будете блуждать, влекомые сердцем вашим и глазами вашими, как блуждаете вы (ныне)…» (Бэмидбар, 15:39). 

    Этому служит талит – четырёхугольная накидка, одежда, где на каждом из четырёх углов завязаны цицит (кисти с нитями из белой овечьей шерсти). Талиты восточных евреев белые, талиты европейских евреев белые с черными широкими полосами (память о разрушенном Храме). Гиматрия слова цицит (צ - י - צ - י - ת) 90+10+90+10+400=600, а 8 нитей цицит связаны 5 узлами, что в итоге даёт нам число 613, число всех заповедей и запретов Торы.

    Каждый еврей должен иметь цицит: «талит катан» (малый), и «талит гадоль» (большой) талит. И нельзя ему благословлять на чужой талит.  Только женщины свободны от заповеди цицит и тэфилин.

    Талит катан должен быть на теле всегда. А в талит гадоль закутываются и накидывают на себя в дневное время, до захода солнца, обычно во время утренней молитвы. Это одежда воина Всесильного. Поэтому сказано (гаон ХИДА), что цицит защищает еврея подобно щиту от внешних врагов и от внутреннего врага, от йецер hа-ра (злого побуждения), сидящего в каждом человеке.

    Один из узлов цицит напоминает об обязанности жить в Эрец Исраэль, строить на этой земле и растить потомство. Евреев питает надежда, что вскоре все сыновья Яакова, весь народ вернётся на Святую Землю, и будет отстроен Йерушалаим. «И будут обитать в нем, и разрушения не будет больше, и будет жить Йерушалаим в безопасности» (Зэхарья 14:11). Амен.

         

                                                             *  *  *

    Много-много лет тому нас с женой и детьми пригласили на семинар в город Кирьят Арба, что совсем рядом с Хевроном, где  пещера праотцов, Мэарат hамахпела. Там мы молились, гуляли по улицам древнего города и учились, женщины – дома, а мужчины в иешиве. Везде была та же зелёная земля, что во время Авраама, который остался здесь лежать, здесь был тот же воздух, которым он дышал, и наверное так же, как мне, Йосефу, сыну Яакова, здесь слёзы застилали глаза, когда он смотрел вдаль, сквозь тающую дымку гор.

    Утром, перед отъездом, я немного замешкался и пришёл к молитве в иешиву, когда читали «Псукей дэ-зимра». Быстро наложил тэфилини и открыл книгу. Вся молитва до последних слов, до последнего «Шма», прошла на одном дыхании. Поднял я голову и вижу, что глаза всех, кто там был, устремлены на меня. Мне было неловко, подумал я, что или тэфилин на голове съехал в сторону, или в одежде моей какой-то изъян. И тогда один из евреев спрашивает меня:

    – Ты из Йемена?

    – Нет, – отвечаю, – я с Кавказа.

    – Посмотри, – говорит, – кто рядом с тобой стоит.

    Повернул я голову и увидел молодого человека, совершенно похожего на меня. каким я был лет в двадцать пять – моё лицо, мои волосы, моё тело, черные брюки, белая рубашка, чёрная кипа. Он тоже смотрит и удивляется. Спрашивает:

    – Откуда ты?

    – С Кавказа.

    – А я, – говорит, – из Йемена. Где ты будешь через час?

    – На последней лекции, семинар наш закончился, возвращаюсь домой.

    – Я к тебе приду, – говорит, – не уезжай, пока не простимся.

    После завтрака меня вызвали из класса в холл. Вышел я и вижу, бежит ко мне мой двойник, обнимает меня, плачет и говорит: 

    – Брат мой, брат мой, две тысячи лет мы с тобой не виделись! Я принёс тебе подарок, от деда моего деда, от нашего с тобой деда.

    Взял я пакет в руки, открываю, а там талит гадоль, старый белый талит, узлы цицит крепкие, никогда такие не видел, узел к узлу вплотную пригнан, йеменская вязка. Смотрю на двойника своего, слышу, как сердце его стучит, а у меня голова кружится, словно тону в веках.

    Много времени прошло с тех пор, не знаю, где мой двойник, а талит сохраняю вместе с древними еврейскими книгами. Иногда достаю его для дорогих гостей с Кавказа, когда навещают меня, чтобы облачились в шабат и пошли со мной в мою синагогу.

    2 1