• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 9 Декабря 2016 | 9 Кислева 5777
    • 63.39
    • 68.25
    • 16.66
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.3901
    EUR ЦБ 68.2458
    ILS ЕЦБ 16.663
  • Комментарии рава Адама Давидова к недельной главе «Беаалотха»

    3 1

    «И обратился Бог к Моше, сказал: говори Аhарону и скажи ему: когда поднимаешься к Меноре…» (Бэмидбар 8:1-2). Так начинается глава «Беhаалотха», и далее следует порядок зажигания светильников Меноры.

    Почему повторяются слова, близкие по смыслу: «говори» и «скажи»? Раби Хаим бен Атар объясняет, что таким образом Всесильный успокоил Аhарона, чтобы не было в его сердце обиды за то, что все, кроме него приняли участие в освящении Храма. Но ему поручена главная, завершающая работа, осветить Храм физическим и духовным светом Творца.  

    «Радостно воссияет свет праведников, а светильник нечестивых угаснет» (Мишлей 13:9). Светильник – душа праведника, она принимает свет от первозданного света и состоит из пяти частей: «нэфеш», «руах», «нэшама», «хая», «ехида», и все они питаются от этого света (Рамхаль). Радуется праведник, так как служит Творцу в этом мире всеми частями своей души. Свет праведников освещает нам дорогу в Олам hа-ба.

      Всевышний приказал Аhарону зажигать в Храме Менору, золотой светильник, «беhаалотха», то есть поднимаясь к нему. Описание Меноры в Торе, к сожалению, не позволяет нам увидеть её действительную форму.

    Мудрецы Талмуда (Менахот 28б) и Рамбам (Мишне Тора, hалахот Бет hа-Бехира 3:2) передают своё представление о ней, возможно близкое к истинному. В Зоhар мы читаем, что Менора подобна «Эц хаим», Дереву жизни, ветви её с чашами светильников направлены на север, на юг, на запад и на восток.

    А ещё мы нашли, что она была подобна тому цветку мориа (араб. – марва), что рос на Храмовой горе. Менора Храма в пустыне была около одного метра и шестидесяти сантиметров высотой. Она стояла на постаменте, и Аhарону, чей рост был более двух метров, нужно было подниматься на три ступени, чтобы зажечь её фитили. Это был подъём физический и духовный, чтобы с высоты осветить мир  светом «Нер Эло-им», светом Всевышнего (Шемуэль-1, 3:3).

    Левиты должны были искупить  грех евреев, поклонявшихся золотому идолу, поэтому их, словно прокажённых, обрили наголо (Раши, рабби Моше hа-Даршан). Они освобождались от духовной нечистоты в водах миквы, а Аhарон, при ярком свете Меноры от имени сынов Исраэля, посвящал и благословлял их к служению Творцу. После этого им поручили основную работу в Храме.

    В память об этой Меноре в Старом городе Йерушалаима, на небольшой поляне перед иешивой «Парат Йосеф», установили золотую менору, изготовленную на средства еврейского мецената.  

    На заре человеческой истории первые люди изобретали инструменты для приготовления пищи, для обработки дерева и камня и для возделывания земли. Юваль, второй сын Лемеха и Ады, изобрёл музыкальные инструменты (Бэрешит 4:21). Он делал свирели (халиль) из полого камыша и стеблей тростника и кастаньеты (тимпан) из кремниевых пластинок.

    Когда люди научились выделывать кожу, стали изготавливать барабаны, а высушенные жилы животных натягивали в ряд на боевой лук, такими были первые духовые, ударные и струнные музыкальные инструменты.

    В пустыне, в пути к Обетованной Земле, евреи не обходились без музыки. Шофар, полый отшлифованный бараний рог, был главным, но детей с малых лет учили играть на халиле, на невеле и на киноре.

    После благополучного перехода Ям Суф «Взяла Мирьям, пророчица, сестра Аhаронова, тимпан в руку свою, и вышли все женщины за нею с тимпанами и в хороводах» (Шмот 15:20). Они пели о чудесном спасении, о могуществе Всесильного и великой милости Его.

    Когда завершилось строительство Храма, был установлен порядок служения в нём. Тогда были изготовлены первые в мире две серебряные трубы.

    Г-сподь говорил Моше: «…и будут они тебе для зазывания общины и для подъёма станов. И когда затрубят в них, соберётся к тебе вся община, к входу шатра соборного. Когда же в одну затрубят, соберутся к тебе начальники, главы колен Исраэля. И когда затрубите прерывистым звуком, двинутся станы, стоящие к востоку. 

    Когда же затрубите прерывисто вторично, двинутся станы, стоящие к югу; прерывистым звуком да затрубят они при отправлении их в путь. При созыве же собрания трубите, но не прерывисто. Сыны Аhарона, священники, должны трубить в трубы: это будет вам постановлением вечным в роды ваши. 

    И когда пойдёте на войну в земле вашей против врага, враждующего с вами, то трубите прерывисто; и будете вспомянуты пред Г-сподом, Богом вашим, и будете спасены от врагов ваших. И в день веселия вашего, и в праздники ваши, и в начале каждого месяца вашего тоже трубите в трубы, при всесожжениях ваших и при мирных жертвах ваших; и это будет напоминанием о вас пред Богом вашим: Я Г-сподь, Бог ваш» (Бэмидбар 10:1-10).

     Во внутренний двор Храма входили два коhена с серебряными трубами, а левит с шофаром становился между ними. Они трубили особенным трублением для похода, для сбора, для праздника, для войны, для жертвоприношений (Бэмидбар 10:1-10).

    Позже был введён особый порядок музыкального сопровождения храмовой службы, когда левиты трубили в шофар, играли на струнных, духовых и ударных инструментах и исполняли для каждого дня  недели особую песню.

    В настоящее время евреи трубят в шофар в Судный День, в Рош hа-Шана. Трубят долгим протяжным звуком – «Ткия», три коротких – «Шварим» и не менее девяти отрывистых звуков –  «Труа». Сказал царь Давид: «Счастлив народ, знающий трубление» (Теhилим, 89:16).

    Музыка сопровождает евреев в беде и в радости. Царь Давид в юности пас овец своих братьев, играл на свирели и сочинял первые песни. Когда он стал царём Израиля, привлёк для пения и музыкального сопровождения 4000 левитов. Мы и сейчас поём на все случаи жизни многие из 150  «мизморим», песен, дошедшие до нас в книге «Теhилим».

    В день рождения человека и в день брит-мила поём для отца ребёнка мизмор 128: «Песнь ступеней. Счастлив всякий боящийся Бога, идущий Его дорогой. Будешь ты есть заработанное руками твоими, счастлив ты и благо тебе. Жена твоя, как плодоносная лоза виноградная в твоём доме; сыновья твои, словно саженцы оливковые вокруг твоего стола.

    Вот так благословится муж, боящийся Бога. Благословит тебя Бог с Циона и увидишь благополучие Йерушалаима во все дни жизни твоей. И увидишь сыновей у сыновей твоих. Мир над Исраэлем!»

    Когда провожаем в последний путь и несём носилки к захоронению, поём мизмор 91: «Живущий под покровом Всевышнего в тени Всемогущего обитает».

    Двадцать четвёртый мизмор поём, когда жених вступает под хупу, и поём его в Рош hа-шана перед открытым свитком Торы, ибо это молитва для парнасы, для материального обеспечения.

    Шабат следует встречать двадцать девятым мизмором, а за шабатним столом, перед благословением на вино, петь: «Даже если иду долиной тьмы – не устрашусь зла, ибо Ты со мной; посох Твой и опора Твоя – они успокоят меня» (Теhилим 23). Провожаем шабат песней: «Михтам Давида. Храни меня, Бог, ибо на Тебя полагаюсь!» (Теhилим 16). Когда освящаем новый дом (ханукат байт), поём тридцатый мизмор.

    Теhилим не только песни, но и замечательные молитвы, дающие ощутимую поддержку тому, кто вкладывает в них свою душу. Еврейские общины приглашают для исполнения праздничных молитв профессиональных хазанов, в восточных общинах они поют Кадиш, строфы «Шма Исраэль» и даже второй раздел Мишны «Шабат».

    Как правило, сольное пение хазана в синагогах сопровождает хор всех молящихся там. В слаженном хоре все души звучат в унисон и достигают Небес.

     И было, когда двигался Ковчег (Арон hа-кодеш), говорил Моше: «Встань, Бог, и рассеются Твои враги, и разбегутся ненавистники Твои от лица Твоего!» А когда останавливался  Ковчег, говорил: «Вернись, Бог десятков тысяч Исраэля!» (Бэмидбар 10:35-36).

    Этот раздел  выделен двумя перевёрнутыми буквами «Нун». Это отдельная книга в книге Бэмидбар (Рабби Йоханан), её скрытый смысл откроется в конце дней.

    Из этого раздела Торы наши мудрецы открыли заповедь на дорожную молитву, тэфилат hа-дэрех (Хизкуни, Беhаалотха 35).

    Провожая человека в дорогу, следует сказать: «Лех ле шалом!» – иди к мирной жизни. Так провожал Моше его тесть, Итро, чтобы ему сопутствовала удача. Но не говори: «Лех бэ шалом!» – возвращайся в мир. После такого пожелания царя Давида сыну Авшалому, тот погиб.

    Именно к мирной жизни направил Всесильный еврейский народ. Но эрев рав, жители Египта, присоединившиеся к евреям, постоянно совращали евреев. Так было при изготовлении золотого идола, так случилось после освящения Храма в пустыне. «А сброд, который был среди них, стал проявлять прихоти…» (Бэмидбар 11:4).

    В пустыне Всесильный освободил евреев от материальных забот  на всё время пути, одежда и обувь не изнашивались, хлеба (ман) было достаточно и он обеспечивал самый изощрённый вкус. Основным занятием многомиллионного народа стало изучение законов Торы. Не все могли выдержать этот переход от сугубо материального образа жизни к духовному.

    Животные страсти, которыми жили  египтяне и другие народы, ещё будоражили воображение. И народ поднял бунт, который окончился плачевно. «А Он дал им то, что просили они, но наслал истощение в души их» (Теhилим 106:15). Физическая смерть – не самое страшное наказание, хуже, когда погибает душа.

    Душа нашего народа, души каждого из нас постоянно подвергаются опасности. В чужом мире много соблазнов, трудно устоять. Эрев рав  и реформисты  сегодня приводят убедительные доводы. Видят глаза и слышат уши, как живут в Париже, в Амстердаме, в Лос-Анжелесе, в Тель-Авиве. 

    Глупых и слабых людей привлекают доступная «любовь», доступные наркотики, Тора называет это «вожделением к мясу». По еврейским улицам ходят «гордые» сексуальные извращенцы, а к домам еврейских городов приближается огонь, который когда-то спалил часть еврейского лагеря.

      – Хотите мяса? – спросил Всесильный, – будет для всех!

    Как сказано у горских евреев: «Эз вини вэдара-мораниё», то есть через нос всё выйдет: «… и поразил Б-г народ великим мором. И нарекли месту тому имя Киврот hа-таава (Кладбище вожделений), ибо там похоронили прихотливый народ» (Бэмидбар 11:33-34). Такое время, такое положение в мире Тора называет «эстер паним», закрытое лицо (Всесильного). Так было во время  Второй мировой войны в середине двадцатого века.

    Последняя тема главы – наказание Мирьям, сестры Моше.
    «И осуждали Мирьям и Аhарон Моше за жену кушитку, которую он взял» (Бэмидбар 12:1). Об этом Шломо hа-мелех говорил так: «При многословии не мино­вать греха, но разумный человек бережёт свои уста» (Мишлей 10:19).

    Рассказывает мидраш, что Мирьям встретила у своего шатра грустную Ципору, жену Моше рабену и удивилась, что она одета скромно и нет на ней тех украшений, что носила раньше. Призналась Ципора, что её муж не приходит домой и с давних пор не исполняет супружеские обязанности, так для кого же она должна украшать себя!

    Возмутилась Мирьям, что её брат Моше пренебрегает своей прекрасной женой, ведь Ципору назвали кушиткой не потому, что была смуглая лицом, но чтобы не сглазили её красоту (Меам лоэз 14:1).

    Тут же она отправилась к брату Аhарону и рассказала ему, что Моше нарушил одну из главных обязанностей, записанных в брачном договоре. «Да, он пророк Всесильного, но и мы Его пророки, тем не менее, не отказываемся от супружеских отношений и сохраняем свои семьи!» – С такими мыслями они пришли к Моше.

    В великой скромности своей он не мог объяснить им, что вся его жизнь посвящена исполнению заповеди Творца – научить евреев исполнять законы Торы, привести их к Обетованной Земле.

    Мирьям и Аhарон не успели смутить своими вопросами Моше и не обсуждали семейную жизнь брата с посторонними, но Всесильный слышал их мысли и их слова.  «И возгорелся гнев Г-спода на них» (Бэмидбар 12:9).

    Он обвинил и наказал Мирьям «цараат», проказой, как зачинщицу в преступлении, которое многие комментаторы называют «лашон а-ра», злоязычие, унижающее того, о ком говорят и причиняющее ему вред.

    Однако, Мирьям и Аhарон не причинили никакого вреда брату и ни перед кем не унизили его, Мирьям была наказана за  «хилуль hа-Шем», осквернение Имени в мыслях и словах.

    Моше рабену исполнял волю Творца, «он доверенный во всем доме» Его, вся его жизнь и всё его время посвящены Творцу и исполнению обязанностей, которые на него возложены Творцом.

    Он всё время находился в непрерывной связи с Творцом и должен был избегать тум'а, которую приобретают муж и жена во время  супружеской близости. Он встал во главе всего народа Израиля, а не только своей семьи: красавицы Ципоры и двух сыновей. Ни у кого в то время и сейчас нет права обвинять его, ибо он говорил с Богом уста в уста.

    Как видим, доброе намерение сестры оказалось проступком. Обвинять Моше то же, что обвинять Творца. Именно поэтому Мирьям была наказана так, чтобы всем был виден её грех и чтобы вид её внушал отвращение. (Меам лоэз 14:6).  

    Сказали мудрецы, что праведник знает такие слова, которые смягчат осуждение и призовут к милосердию. «Устам праведника желанное известно» (Мишлей 10:32). Просил Моше о милосердии и Всесильный простил её. Да будет Он милосердным к Своему народу!

    3 1