• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 4 Декабря 2016 | 4 Кислева 5777
    • 64.15
    • 68.47
    • 16.68
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня Завтра
    USD ЦБ 64.1528 +0,0000 64.1528
    EUR ЦБ 68.4703 +0,0000 68.4703
    ILS ЕЦБ 16.6781 +0,0000 16.6781
  • Недельные главы

    Адам Давидов

    Комментарии рава Адама Давидова к недельной главе «Ваеце»

    В Торе нет напрасных слов, каждое стоит на своём месте, и каждая буква несёт огромную смысловую нагрузку, там скрывается тайна сотворения и существования мира.

    Жизнь человеческая слишком коротка, чтобы открыть и понять все слова Торы от начала, от «Бэрешит», до последнего слова «Исраэль».

    Глава «Ваеце» рассказывает о Яакове, что он оставил родительский дом, чтобы привести жену. Он дошёл до горы Мория и поднялся туда, где Авраhам возносил на жертвенник его отца, Ицхака. Солнце закатилось за холмы, стало темно, он прочитал благословения вечерней молитвы, сложил из камней ложе, лёг и заснул.

    «И снилось ему: вот, лестница поставлена на земле, а верх её касается неба; и вот ангелы Б-га восходят и нисходят по ней». Он увидел Ворота Небес и услышал голос пророчества на все времена о себе и о своих потомках. (Бэрешит, 28:12).

    Пробудился Яаков от сна и возгласил: «Воистину есть Б-г в этом месте». Он понял, что «Шехина», божественное присутствие, может находиться на земле.

    После этого откровения он 14 лет учил Тору и в возрасте 77 лет пришёл к Лавану в Харан сватать невесту. В двадцать девятой главе книги Торы «Бэрешит» мы читаем о встрече Яакова и Рахели (Бэрешит 29:10).

    Вот как это на иврите:

    «Вайhи каашер раа Яаков эт Рахель бат Лаван ахи имо вэ эт цон Лаван ахи имо ваигаш ваягель эт hаэвен меаль пи hабээр ваяшк эт цон Лава ахи имо. »

    Перевод:

    «И было, когда Яаков увидел Рахэль, дочь Лавана, брата матери его, и овец Лавана, брата матери его, то подошёл Яаков и отвалил камень от устья колодца, и напоил овец Лавана, брата матери его».

    А потом:

    «И поцеловал Яаков Рахэль, и возвысил голос свой, и заплакал».

    Как понять смысл и что скрывается в том, что мы прочитали? Первый наш вопрос о камне, который Яаков снял с устья колодца. Второй – почему в одном предложении трижды указано, что Лаван брат матери его? И третий – почему Яаков плакал? 
    Попутно выскажем претензии к тем, кто перевёл на русский язык фразу «ахи имо», как «матери своей», но должно быть: «матери его», то есть Яакова. Чтобы не пришло в голову, что Лаван – брат матери своей.

    Тора признаёт внешнюю красоту человека только в сочетании с красотой его души: «А Рахель была красива станом и красива видом», то есть красива не только телом своим, но и душой своей (Бэрешит 29:17).

    Яаков увидел и полюбил Рахель, в таких случаях говорят: «Душа его наполнилась любовью». Раби Шимшон Рафаэль Гирш (ר' הירש) писал: «Любовь Яакова и Рахели — это любовь с первого взгляда и до последнего вздоха» (Тикун hа-брит). Это любовь души и разума. Любовь придала ему силу приподнять с устья колодца огромный камень и откатить его в сторону, чтобы Рахель могла напоить своих овечек.

    Читаем: «ваягель эт hа-эвен» (וַיָּגֶל אֶת-הָאֶבֶן), здесь, в глаголе ваягель, корень «гал». От этого глагола образованы такие слова: галь – волна, гилгуль – вращение, превращение (реинкарнация), удвоенное галь, легальгель – катить или вертеть, отсюда гальгаль – колесо или орбита. Но нам важно другое значение слова с корнем «гал», а именно: «гала» (גלה) – открыл.

    Буквальный смысл (пшат) – Яаков открыл устье колодца, тайну камня, который прикрывал колодец.

    «Мидраш Раба» предлагает разные варианты толкования, чтобы объяснить смысл колодца и камня. Колодец – гора Сион, где евреи получили Тору, а три отары овец, которые были там, это коhены, левиты и исраэли. Колодец – Санhэдрин, а три отары овец это три суда, располагавшиеся в Храме. Раби Бэхайе представляет колодец, как сосуд, а камень, как пробку, которую Яаков снял с сосуда.

    Раби Ицхак бен Ашер hАлеви (ריב"א) в своих комментариях на эту главу говорит, что Яаков убрал, «ягель», камень и открыл тайну, скрытую в этом камне. Именно на это указывает огласовка «сэголь» под буквой «гимэл».

    Раби говорит, что этот камень – «йецер hа-ра». Очень тяжёлый камень, не каждому под силу убрать его с сосуда, то есть с души человека (Бавли, «Кидушин» 30-б). И хорошо, если тебе помогут снять камень с души твоей!

    Человек ещё не родился, «только собирается покинуть чрево матери, а дурное побуждение, йецер hа-ра, уже заложено в нём» (Раши, «Бэрешит» 8:21). Это стремление к обладанию запретным, и стремление к разрушению, но это также и сексуальное влечение, побуждение к продолжению рода, к восстановлению жизни на земле. Таковы свойства змеиного яда – укус змеи смертелен, но в руках врача её яд спасение от смерти.

    Талмуд называет «йецер hа-ра» ангелом смерти, он «Малах hа-мавет», Сатан. Он не мог властвовать над Авраhамом, Ицхаком и Яаковом. Эти трое, а также Моше, Аhарон и Мирьям умерли не от «меча» ангела смерти, Сам Всевышний забрал их души божественным прикосновением, «поцелуем» Своим. Поэтому их тела остались нетленными до наших дней («Бавли, «Бава Батра» 16-а; Мидраш Талпиот, Анаф йецер hа-ра»).

    По мнению Рамбана и раби Бэхайе колодец, открытый Яаковом, источник пророческих откровений. Этот источник – второе откровение для Яакова после того, как он оставил родительский дом.

    Почему же в одном предложении трижды звучит имя Лавана?
    В предыдущей главе мы уже прочитали, что Лаван брат Ривки. Раби Шимшон Рафаэль Гирш обращает наше внимание на то, что встреча у колодца была неожиданной для них. Яаков сразу признал в ней сестру, так как она была лицом и фигурой, словно двойник его матери. И Яаков открывает колодец, чтобы напоить овец Лавана, брата его матери.

    Первый раз нам напомнили, что Рахель дочь Лавана, брата его матери. Второй раз, что овцы её из отары Лавана, брата его матери. И третий раз, что он помог напоить овец ради своей матери, так как Лаван брат её.

    Яаков поцеловал Рахель и заплакал, увидев пророческим взором её раннюю смерть. Яаков целовал Рахель, но никто не посмеет обвинить его в проступке, ведь Рахель его сестра. (Раши предлагает ещё одно объяснение: плакал он от обиды, что нет таких подарков для неё, какие дарил Ривке Элиэзер, слуга Авраhама.)

    «Целуй меня поцелуями уст своих!» – говорит Шуламит (Шир hа-ширим 1:2).
    У многих народов принято целоваться при встрече и при разлуке. Но что может передать один другому вместе со своим поцелуем, со своим дыханием? Радость встречи или горечь разлуки? Свою ненависть или свою любовь? Ложь или правду? Какие чувства, и какие мысли прячутся за устами человека?

    Мать целует своего ребёнка и вместе с собственным дыханием ласковыми губами, любящими устами своими вкладывает в него свою душу. Учитель оставляет поцелуй на лбу своего ученика, словно ставит печать своей души на всю его долгую жизнь.

    Творец через поцелуй вдохнул душу в Адама, Первого Человека на земле.

    Всесильный дважды целовал Авраhама. Первый раз, когда «…открылся ему Владыка Мира (да будет благословенно Имя Его вовеки!) и поместил его в лоно Своё, и поцеловал его в голову, и сказал ему: Авраhам, возлюбленный мой» (Сэфер йецира 6). А в конце его дней проводил поцелуем «митат нешика» в Олам hа-ба. И так же увёл из этого мира Яакова, Моше, Аhарона, Мирьям и других праведников, заслуживших Его любовь.

    «И поцеловал Яаков Рахель, и возвысил голос свой, и заплакал» (Бэрешит 29:11). Слово плач, «бхиа», соответствует каждой букве слова «яин», вино, а это радость и любовь (Зоhар, «Шир hа-ширим»).

    Яаков видел после откровения на горе Мория то, что скрыто от людей. Перед Рахель он был словно малах Всесильного, а Рахель в его глазах – слава и трагедия его потомков, дома Яакова, народа Израиля.

    Община Израиля словно супруга Всевышнего, и Он называет её «Моя дочь, Моя сестра, Моя мать» (Раби Моше Кордоверо, «Томэр Двора»).