• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 6 Декабря 2016 | 6 Кислева 5777
    • 63.92
    • 67.77
    • 16.43
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.9242
    EUR ЦБ 67.766
    ILS ЕЦБ 16.4328
  • Люди и личности

    Диана Эльдарова

    Депутат Кнессета Роберт Илатов: «Израиль - замечательная страна, дающая шансы каждому»

    Роберт Илатов известная фигура на политической арене нашей страны.

    Депутат Кнессета, бывший заместитель мэра города Нетании, председатель фракции «Наш дом Израиль», прикладывает максимум усилий, чтобы помочь репатриантам и русскоязычной общине страны.

    Роберт Илатов родился 12 ноября 1971 года в семье бухарских евреев в городе Андижан Узбекской ССР, где и прошло его детство. В 1985 году репатриировался в Израиль и поселился в Нетании. Окончил 12 классов средней школы имени Черниховского и колледж при Тель-Авивском университете. Выпускник Академии Переса

    Представляем вашему вниманию интервью с Робертом

    – Роберт, расскажите, пожалуйста, о Вашей политической карьере. С чего она началась? Как развивалась?

    – Моя политическая карьера началась в 26 лет. Начал с муниципальной деятельности в партии «Исраэль бе алия». Участвовал в выборах 98-го года. Мы взяли три мандата, я вошел в Горсовет. Партия развалилась. Я присоединился к партийному движению «Наш дом Израиль». Основал в Нетании партийную ячейку, потом отделение партии и стал председателем.

    На следующих выборах я уже шел от партии «Наш дом Нетания» во главе списка. Взяли мы тогда 2 мандата. Был назначен заммэра города Нетания без оклада.В 2006 году я был избран в Кнессет. С тех пор я в Кнессете почти 10 лет. В Кнессете я занимался разными видами деятельности, был членом комиссий. Основные направления - это экономическая комиссия, где я был председателем на протяжении 7 месяцев.

    Позже создал парламентское лобби в поддержку израильского хай-тека. До сих пор веду эту парламентскую группу, также был членом комиссии по иностранным делам и обороне, председатель подкомитета по иностранным делам. Активно действовал в коалиции. Председатель фракции «Наш дом Израиль».

    Наша партия очень активна, неважно, где мы находимся в Кнессете или в муниципальных органах власти. В этой каденции у нас 6 мандатов и мы в корне изменили ситуацию в Кнессете, когда ушли в оппозицию. Мы заставили пересмотреть на повестке дня Кнессета договор в сфере газа. Для израильской политики это, пожалуй, один из важных вопросов на ближайшие десятилетия.

    – Политиком может стать каждый? Или это набор качеств, который можно развить?

    – В Израиле политиком может стать каждый. Посмотрите на наше Правительство. Нужно просто поставить себе эту цель. У каждого есть потенциал в большей или меньшей степени.

    – Сегодня в Кнессете царит неразбериха. Какие пути решения существуют на Ваш взгляд?

    – То, что происходит, это результат работы нашего премьер министра. Был нарушен статус кво в некоторых вопросах с верующими партиями, который налаживали десятилетиями. Все вернулось на много лет назад. Партии, представляющие светское население просто не могут позволить себе войти в существующее правительство.

    Аннулируются вопросы гиюра, бракосочетания, над которыми мы работали долго и упорно. Для русскоязычной общины это большая проблема. И этот вопрос надо решать. Мы не просим изменить алаху, мы просим изменить свое отношение к людям. Бюджет, направленный на гиюр в армии, закрыли, а эти люди идут защищать страну, рискуя своей жизнью.

    Мы потребовали, чтобы вопрос по поводу пенсии для репатриантов был решен, потому что многие олимы, сделав алию не успели заработать себе пенсию, но господин Нетаньягу отклонил все наши предложения. Национальное правительство должно замечать проблемы такой большой общины как русскоязычная.

    Смертная казнь террористов, это принципиально для нас, они, сидя в тюрьмах, делают себе академические степени, потом их выпускают по очередной сделке, и они возвращаются к террористической деятельности. Это стоит казне очень дорого, кроме этого мы платим жизнью наших граждан. Сегодня коалиция очень узкая, она не в состоянии принимать решения национального масштаба. Оттуда и такой бардак в Кнессете.

    – Государство и религию нужно отделить на Ваш взгляд?

    – Нет, я так не считаю, в Израиле много верующих, если они хотят голосовать за религиозных, в демократическом государстве, у них должно быть такое право. Кроме этого, иудаизм и еврейство это и вероисповедание и национальность, в нашем случае это будет просто невозможно. Просто религиозные должны понимать, что существуют не только они. Они скептично настроены против всех, даже тех, кто хочет жить в рамках традиционного иудаизма.

    Мы пытались сделать так, чтобы право на гиюр давали раввины на местах в городах. Почему этот рав может женить, хоронить, делать обрезание, а права на гиюр у него нет? Но и тут мы столкнулись со стеной. Они должны стать более терпимыми к людям. В Израиле более 300 тысяч граждан, которые не могут пройти гиюр, это не просто цифра, это реальные человеческие судьбы, которые находятся в сложном положении.

    – Ваша партия пытается вынести на повестку дня проблемы русскоязычной общины. Но на деле практически ничего не происходит. Вопросы замалчиваются. Ваше мнение по этому поводу.

    – В израильской прессе к нашей партии относятся довольно негативно со дня ее становления. Мы работаем для этих изменений. Население знает об этом и чувствует на себе плоды нашей работы. В этом году резко повысилась алия из стран СНГ(Россия, Украина) и из Франции.

    Мы как партия сделали специальный проект, принятие которого поможет репатриантам быстрее абсорбироваться в стране. Алия, на мой взгляд, это основа сионистского движения и один из основных национальных вопросов, которому нужно уделять особое внимание. В алию надо вкладывать дополнительные средства. Правительство обязано увеличить бюджет в сфере абсорбции.

    Потенциал абсорбции в мире может составить несколько миллионов, и те кто непосредственно имеет право на репатриацию, и лица, которые могут репатриироваться по «Закону о возращении». Я думаю, что уровень алии будет повышаться от года к году. И эта цифра может достигнуть миллиона человек.

    – Вы считаете что Израиль справится с еще одной волной алии? Это не повлечет за собой спад экономики, повышение уровня безработицы, ведь это дополнительные расходы.

    – Я думаю, что Израиль может себе позволить такую алию. Израиль имеет огромный опыт абсорбции. Сегодня Израиль считается богатейшей страной мира по интеллектуальным ресурсам. Важно вкладывать деньги в науку и образование, это даст новые дополнительные рабочие места.

    – Мы все время говорим о репатриации, а какая она была ваша алия?

    – Мы приехали в 1985 году, в тот момент не было такого наплыва репатриантов.

    Сложности были. Те, кто приехали давно, не говорили по-русски, а мы не говорили на иврите. Мне было 13 лет. Матери приходилось работать на двух ставках. Отец был слепой. Я как старший сын, помогал всем, чем мог. И несмотря на это, Израиль - замечательная страна. И тот кто хочет - может добиться всего, о чем мечтает. Есть сложности, есть бюрократия, но государство дает шансы каждому, кто хочет этого.

    – Вы представитель бухарской общины, расскажите о ней. Как представители вашей общины прижились в стране?

    – Бухарская община многолика. Есть люди, которые приехали очень давно и построили «шхунат а бухарим», это первый район за стенами Старого города. Это был толчок в развитии Иерусалима. Они привезли с собой золото и драгоценности. Бухарские евреи приезжали в Палестину еще тогда, когда не было никаких сионистских движений.

    В нашей общине было две основные алии - 70-х годов и 90-х. Сегодня в Израиле проживает около 250 тыс. представителей бухарской общины. Я думаю, община горских евреев встретилась с теми же проблемами. Но, на мой взгляд, бухарская община успешнее абсорбировалась. Но до сих пор существуют проблемы, - многие семьи живут за чертой бедности.Был организован Всемирный бухарский конгресс, его задача помогать студентам в обучении, создаются специальные клубы для пожилых людей.

    – Что общего между нашими общинами?

    – Фамилии одинаковы (смеется). Сразу и не поймешь из какой общины человек. Сходств очень много, но это совершенно разные люди. Оба народа теплые, похожие кухни. Немного разный язык. Импульсивны, доброжелательны.

    – Что нужно для сотрудничества между общинами?

    – Нужно сделать первый шаг, начать диалог. Я готов помочь в этом вопросе.

    – Ваш секрет успеха?

    – Терпение. Не принимайте спонтанных решений. Все обдумывайте. Умейте слушать. Понимайте и помогайте людям, насколько это возможно.

    comments powered by HyperComments