• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 5 Декабря 2016 | 5 Кислева 5777
    • 64.15
    • 68.47
    • 16.68
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 64.1528
    EUR ЦБ 68.4703
    ILS ЕЦБ 16.6781
  • Общины

    Chabad.org

    Из Освенцима в Израиль, сага о давно потерянном миниатюрном свитке Торы

    4

    Окровавленный мини-свиток Торы из оленьей кожи был обнаружен в Вене израильским журналистом.

    Как журналист совершил бесценное личное открытие

    Когда 40 лет назад израильский журналист Яков Маор отправился в Вену, чтобы написать о вновь созданном Европейском экономическом союзе, он и подумать не мог, какое бесценное открытие ему предстоит совершить.

    В то время Маору, финансовому репортеру газеты «Маарив», было 20 лет. Он ежедневно молился в синагоге Мизрахи. На него обратил внимание раввин и попросил Якова выступить с речью об Израиле.

    Возвращение свитка Торы в семью – это величайшая сладкая месть нацистам

    Он говорил о жизни в стране, о природной красоте Израиля, о недавно закончившейся войне Судного дня. Также он рассказал молодых семьях, которые восстанавливали древние еврейские города на Западном берегу реки Иордан.

    Глава синагоги был взволнован его рассказом и выразил желание помочь. Маор позвонил своим друзьям в Израиле, чтобы узнать, как венская еврейская община может помочь в укреплении новых поселений.

    Ответ был таков: нужны свитки Торы. Синагоги Иерусалима предоставили поселениям Элон-Море и Офра свои свитки Торы, которые нужно было возвращать. «Поселения могли прийти в упадок, ведь без Торы нельзя проводить молебны», – вспоминает Яков Маор.

    Глава синагоги поговорил со своими друзьями из еврейской общины Вены, и те тоже захотели помочь. Так Маор оказался в большом подвале, где годами хранились сотни свитков Торы и другие священные книги, подаренные венской общине еврейскими семьями.

    Свиток из оленьей кожи

    Выбрав свитки, которые отправятся в Израиль, Маор повернулся, чтобы уйти, но тут один из его сопровождающих обратил внимание Якова на свиток Торы, написанный на оленьей коже. Обычно свитки Торы писались на пергаменте из воловьей кожи. Тора, написанная на оленьей коже, наиболее ценна, поскольку приобрести достаточное количество шкур этого животного очень непросто.
    Маор вспомнил, что его дед по материнской линии, раввин Яков Меир Хеллман из венгерского города Мукатч (сегодня это Мукачево в Закарпатской области Украины), некогда владел подобным свитком. Тора передавалась в его семье из поколения в поколение, пока не была потеряна в концлагере Освенцим. Маору было любопытно посмотреть, как выглядит найденный свиток, – он оказался непривычно маленького размера.

    Возвращение свитка Торы в семью – это величайшая сладкая месть нацистам Возвращение свитка Торы в семью – это величайшая сладкая месть нацистам

    «Моя мать, дочь рабби Якова Меира, рассказывала мне, что дед ее отца был богатым еврейским купцом и много путешествовал, – вспоминал он. – Поэтому он купил крошечный свиток Торы, написанный на тонком пергаменте из оленьей шкуры, чтобы брать его с собой во время путешествий. Шансы на то, что это окажется тот самый свиток, были минимальны, но как только я увидел, насколько он мал, решил посмотреть поближе. Человек, ответственный за коллекцию, понятия не имел, как этот свиток Торы попал в хранилище. Я рассказал окружавшим меня людям, что у свитка нашей семьи ацей хаим (круглые валики, на которые наматывается свиток Торы) были сделаны не из дерева, как обычно, а из меди. Поэтому концы свитка были повреждены ржавчиной и раввины в Освенциме сомневались в кошерности этой Торы. Когда мы развернули свиток, то были потрясены. Концы пергамента были тронуты ржавчиной».

    Рука Г-спода

    У Маора перехватило дыхание, когда он понял, что свиток в его руках может оказаться той самой пропавшей Торой. Он попросил разрешения поискать еще какие-нибудь отличительные знаки.

    «Насколько я знаю, мой дед был убит в то время, когда читались недельные главы Тазриа и Мецора. Поэтому я попросил раскрыть Тору на этом месте. Вдруг мы нашли бы какие-то зацепки… На этих частях свитка были обнаружены большие пятна крови, а значит, свиток был открыт на этом месте, когда моего деда убили нацисты. Это было жутко. У меня до сих пор мурашки бегут по спине, когда я говорю об этом», – с дрожью в голосе рассказывал Маор. – Рука Г-спода привела меня туда, чтобы я нашел Тору деда. Успокоившись, мы поднялись наверх, и я прочитал кадиш в память о моем дедушке».

    Как же Маор узнал про свиток и смерть своего деда?

    «У деда был друг детства, который находился с ним в Освенциме. Их обоих перевозили из гетто в гетто, из концлагеря в концлагерь. Ему удалось пережить войну. Затем он пытался эмигрировать в Палестину, но англичане поймали его и отправили на Кипр, где он женился на сестре моего покойного деда Якова Меира».
    Пара усыновила трех осиротевших дочерей раввина, одна из них стала матерью Якова.

    «Этот друг детства рассказал своим приемным дочерям, что их отец пришил потайной карман к своему пальто. Там он и прятал свой свиток Торы, всегда нося его с собой. Когда дедушка попал в Освенцим, ему приказали снять всю одежду. Один из заключенных, которому было поручено собирать вещи для нацистов, был евреем из городка Мукатч. Мой дед умолял этого человека позволить ему забрать свиток из тайника в пальто. Тору вернули ему через три дня. Заключенные-евреи изучали ее и тайно читали в шабат и на праздники. Якову Меиру удалось пережить ужасы Освенцима. Но за несколько недель до окончания войны, во время марша смерти в Германию, он был расстрелян нацистским охранником. Кровь, попавшая на его любимую Тору, стала не только безмолвным свидетельством его смерти, но и подтверждением того, что он регулярно читал Тору в течение всего этого ужасного времени», – рассказал Маор.

    Годы спустя кровь Меира была аккуратно удалена со свитка волонтерами израильской общественной организации ЗАКА и захоронена в Иерусалиме.

    Бессмертное доказательство веры

    Маор получил разрешение на вывоз свитка в Израиль. Каждый год на праздник Симхат Тора он берет его из специально построенного ковчега и танцует с ним. Возвращение свитка Торы в семью – это величайшая сладкая месть нацистам, которую только можно себе представить.

    Яков Маор с семейным свитком Торы, который был обнаружен благодаря необычным медным валикам Яков Маор с семейным свитком Торы, который был обнаружен благодаря необычным медным валикам

    Свиток и в дальнейшем будет передаваться в семье Маора из поколения в поколение. Хотя Тора и не является кошерной для чтения, она остается «вечным доказательством того, что мы передаем из поколения в поколение, – наших традиций, веры, любви к Торе, а также знания о Б-жественном вмешательстве в нашу жизнь».

    Автор: Shlomo Rizel

    4

    Теги

    Места

    comments powered by HyperComments