• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 7 Декабря 2016 | 7 Кислева 5777
    • 63.87
    • 68.69
    • 16.60
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.8741
    EUR ЦБ 68.6902
    ILS ЕЦБ 16.604
  • Общины

    НОВОСТИ JEPS

    «Мы останемся здесь до победного конца, до прихода Машиаха»

    1

    Даниэль Брохин, работник службы охраны, рассказал о происходящем в поселении Ткоа после сегодняшнего нападения на беременную женщину.

    У Даниэля Брохина, выпускника петербургской ешивы, а ныне сотрудника охраны в поселении Ткоа, телефон разрывается на части. Несколько часов назад в поселении произошел теракт. 15-летний подросток проник на территорию поселения (как – в этом еще предстоит разобраться) и ранил ножом беременную женщину, работавшую волонтером на складе одежды…

    В ведении Даниэля – строительная фирма, на которой работает около 40 палестинских рабочих. Он отвечает за порядок на объекте. Кроме того, через Даниэля с помощью группы в вотсапе осуществляется оперативная связь между 65 сотрудниками охранных структур восточной части Гуш Ациона.

    — Информацию о теракте я получил буквально через несколько секунд. И тут же отправил голосовое сообщение по всей сети. Действовать в такой ситуации мы обязаны молниеносно. Мы сразу же вывезли за пределы поселения 200 палестинских рабочих. Это надо было сделать потому, что, судя по всему, террорист – сын одного из рабочих, имеющего разрешение на работу. И есть подозрение, что один из палестинских сотрудников был связан с террористом, т.е. это была спланированная акция. Дальше с ними будут работать сотрудники армии и полиции, проводить расследование.

    В этот напряженный момент Даниэлю без конца названивал его перепуганный 12-летний сын, оставшийся один дома.

    — Я велел ему запереть все двери и ставни. Сын жаловался, что у него ноги дрожат от страха, умолял приехать к нему – но я не мог! Когда я смог вырваться к нему, он был уже абсолютно спокоен. Сейчас он говорит, что вообще ничего не боится. Думаю, для него было важно самостоятельно пройти через этот барьер страха.

    На воротах Ткоа На воротах Ткоа

    — Какая обстановка в поселении сейчас?

    — Все оцеплено армией и полицией. Вот прямо сейчас, пока мы с вами разговариваем, армия прочесывает территорию у нашего дома. Мы все совершенно спокойны. Мы пережили и более страшные времена – в том числе обстрел нашего поселения. Слишком много всего происходит в Израиле – мы уже не чувствуем внутреннего напряжения, наоборот, становимся еще сильнее и тверже.

    На месте теракта На месте теракта

    — Вы знаете лично людей, задержавших террориста?

    — Конечно, знаю. Это наши ребята, самые обычные жители поселения, оказавшиеся поблизости. Они услышали крики женщины, прибежали. Тот рванулся убегать, они погнались и успели выстрелить, легко ранив.

    Я знаю и пострадавшую – это невестка известного раввина Фрумана. Есть в этом какая-то печальная ирония: рав Фруман, исключительно достойный, интеллигентный и миролюбивый человек, придерживался взглядов, которые были не всем понятны. Он считал, что следует стремиться к миру с арабами не на политическом, а на религиозном уровне. И вот арабы напали на его беременную невестку… просто какой-то театр абсурда!

    — Как террорист проник на территорию поселения? В этом есть просчет охранных служб? Можно ли что-то поменять в алгоритме работы, чтобы такие вещи не происходили?

    — Пока что ничего нельзя сказать. Расследование не завершено. Террорист в больнице, ведется его допрос. Возможно он проник через дыру в заборе. Но как он смог миновать «виртуальный» забор? У нас ведь невидимая черта – если кто-то к ней приближается, даже просто птичка пролетела или лань проскочила, – тут же срабатывает сигнализация, и через несколько минут появляется служба безопасности. Почему это не сработало сейчас – непонятно. По окончании расследования должно состояться совещание офицеров армии и полиции, у которых мы, частные охранные структуры, находимся в непосредственном подчинении. Вполне возможно, что после этого случая мы получим новые должностные инструкции.

    — Какие последствия ждут палестинских рабочих?

    — Если будет доказано, что теракт совершил один из сыновей рабочего, имеющего разрешение, то будут суровые санкции. Они будут применены ко всей «хамуле» (семье). Вся хамула может быть выселена, дом террориста будет разрушен.

    Это оказывает сильное психологическое воздействие. После теракта рядом с Отниэлем родственник террориста сам рассказал полиции, где тот прячется: «Я расскажу вам все, только не разрушайте дом!». Рабочие-палестинцы готовы и к проведению расследования, и к санкциям, и к более жесткому отношению с нашей стороны. Они на самом деле осознают свою вину, понимают, что виноваты те семьи, которые посылают детей на теракты.

    — В своем фейсбуке после теракта Вы написали: «Нас не сломить, будем жить здесь до победного конца». Это отражает общее настроение жителей Ткоа?

    — Вы знаете, я, написав это, наверное, проявил излишнюю эмоциональностью. Об этом не надо даже говорить – это у каждого внутри. Конечно же, не на словах, а на деле видно, что мы останемся здесь навсегда, до победного конца, до прихода машиаха. Мы идем дальше, мы продолжаем жить.

    Да уж, непростая работа у Даниэля Брохина. Его рабочий день длится 11 часов и начинается в 5 утра – с молитвы и надевания тфилина в синагоге Ткоа, которую, кстати говоря, основали 25 лет назад бывшие петербуржцы – Элиягу Перельман и Лев Файн.

    1

    Теги

    Страны

    События

    comments powered by HyperComments