• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 3 Декабря 2016 | 3 Кислева 5777
    • 64.15
    • 68.47
    • 16.68
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня Завтра
    USD ЦБ 64.1528 +0,0000 64.1528
    EUR ЦБ 68.4703 +0,0000 68.4703
    ILS ЕЦБ 16.6929 -0,0148 16.6781
  • Израиль

    Jewish.ru

    Космическая одиссея Израиля

    В эти дни в сентябре 1988 года Израиль стал восьмой космической державой, запустив свой первый спутник «Офек-1».

    Страна, окруженная врагами, была вынуждена первой в мире запустить его в направлении, противоположном вращению Земли, но это не помешало успеху. Не особо стремясь летать в космос сами, израильтяне все-таки нашли в нем свое место: они стали мировыми лидерами в запуске наноспутников – как раз под стать размеру страны.

    В отличие от многих стран, Израиль смог запустить свой первый спутник с первой же попытки.

    «Офек-1» не нес никакого специального, а уж тем более разведывательного оборудования, но, проверив в действии свои характеристики, он решил важные политические задачи – от международного престижа до демонстрации силы воинственным соседям. Кстати, именно из-за соседей Израиля наперекор всей мировой практике впервые спутник был выведен на орбиту не в восточном, а в западном направлении, противоположном вращению Земли.

    Это вызвало множество шуток – вроде как евреи по-другому, кроме как наоборот, и не могут: и пишут справа налево, и спутники запускают так же. При таком запуске существенно снижался стартовый потенциал ракеты-носителя, но в силу географического положения, вернее даже геополитического, иного выбора у Израиля не было.

    Развитие космической отрасли началось в Израиле с развития отрасли военной, а именно – с закупки

    Израиль не мог допустить падения отработавших ступеней ракеты – а в случае неудачи и самого спутника – на территорию враждебных ему арабских стран, от которых к тому же еще нужно было получить разрешение на старт в случае прокладывания трассы полета через их территорию.

    Впрочем, всё прошло крайне успешно. Не зря этому предшествовали годы кропотливой работы, во время которой космические исследования несколько раз прекращались из-за недостатка бюджетных денег или приостанавливались в связи с нежеланием стран-партнеров оказывать Израилю техническую помощь.

    Как и во всех остальных странах, развитие космической отрасли началось в Израиле с развития отрасли военной, а именно – с закупки, а позже разработки и своих собственных ракет.

    Первые ракеты доставались Израилю из Франции: после совместных военных действий в районе Суэцкого канала в 1956 году страны сблизились, и Франция согласилась за 100 миллионов долларов предоставить Израилю 25 оперативно-тактических ракет «Иерихон-1».

    Но после войны 1967 года Франция наложила эмбарго на поставку оружия еврейскому государству, и Израиль был вынужден обратиться с аналогичной просьбой к США. Американцы помогать с производством ракет Израилю отказались, так что евреям не оставалось ничего другого, как попробовать построить их самостоятельно.

    Это заняло время – в основном потому, что в условиях постоянной войны денег на космос не хватало. Только в 1981 году начальник военной разведки Израиля Йегошуа Саги, который как никто другой понимал, что авиации еврейским шпионам уже давно катастрофически мало, выделил 5 миллионов долларов на изучение возможности создания в Израиле собственных ракет-носителей и космических аппаратов.

    Деньги были отработаны, исследования показали, что да, возможно, Израиль обладает для этого всем необходимым потенциалом. Вслед за этим в 1983 году создается Израильское космическое агентство (ISA), но все усилия первого главы ведомства, Юваля Неэмана, пропадают даром: на фоне экономических трудностей правительство считает, что спутники – это «глупости», и приостанавливает программу.

    Правда, уже после того, как в рамках нее создаются незаменимые для армии боевые ракеты «Иерихон-2» и ракеты-носители «Шавит». 

    Работу же по созданию самих спутников возобновят лишь три года спустя. И наконец доведут до конца: 19 сентября 1988 года ракета-носитель «Шавит» вместе со спутником «Офек-1» будет запущена с военно-воздушной базы Пальмахим.

    Впоследствии будет еще несколько пробных запусков, пока в 1995 году полностью снаряженный разведывательный аппарат «Офек-3» не займет свое место на орбите, исправно выполняя возложенные на него функции до 2000 года. Затем его сменят новые спутники «Офек», а позже к ним присоединятся «Эрос», TecSar и другие.

    В какой-то момент отправится в космос не только израильский спутник, но и первый израильский космонавт.

    Конечно, до этого в космосе уже бывало немало евреев: например, американка еврейского происхождения Юдит Резник. Однако израильтян среди них не было.

    Первым и, стоит сказать, единственным станет Илан Рамон, входящий в состав астронавтов американского корабля многоразового использования «Колумбия». 

    При подготовке к полету впервые за всю историю космонавтики он попросил НАСА обеспечить его кошерной едой на борту.

    «Здесь я чувствую себя представителем всего народа», – пояснил он, чем сразу же заслужил любовь не только израильтян, но и сотен тысяч американцев.

    В космос он взял с собой предметы, символизирующие самое близкое и дорогое его сердцу. Это флаги Израиля, израильских ВВС, в которых он отслужил всю свою жизнь, и колледжа, в котором учился.

    Было еще несколько крайне символичных вещей: долларовый банкнот, доставшийся ему от самого Любавического ребе, и Тора, с которой один еврейский узник выжил в лагере смерти Берген-Бельзен. Ее Рамону передало руководство мемориала «Яд ва-Шем», к которому он лично обратился с просьбой получить для полета что-то, символизирующее трагедию Холокоста.

    Это была и его личная трагедия: его родители пережили ужасы нацистских гонений. Так что память обо всех жертвах Катастрофы вознеслась вместе с ним в космос, не один раз облетев весь мир. Он взял с собой и аудиозапись голоса его жены Роны, читающей ему стихотворение израильской поэтессы Леи Гольдберг «Услышь мой голос, далекий мой, услышь мой голос, когда меня нет рядом…», которую он прослушивал ежедневно.

    Накануне возращения он напишет ей:

    «Тут, вдали от Земли, я пережил незабываемые мгновения. Но, несмотря на то, что всё тут восхитительно, я не могу дождаться встречи с вами, хочу поскорее вернуться. Обнимаю тебя, любимая! Поцелуй за меня детей…»

    Рона с детьми уже ждала его на космодроме и узнала о трагедии одной из первых, точнее, увидела ее своими глазами. Ее скорбь разделят все израильтяне, а затем и весь мир, когда 1 февраля 2003 года, в шаббат, будет сообщено о гибели всего экипажа и челнока в небе над Техасом.

    «Когда мы пролетали над Иерусалимом, у меня сжалось сердце. Я пережил настоящее потрясение оттого, что сверху Израиль выглядит таким, какой есть, – очень маленьким и очень красивым. Я преисполнен гордости оттого, что я – первый израильский космонавт, и оттого, что говорю с вами из космоса и за моей спиной развевается флаг моей страны. Вместе с тем, мне бы хотелось вовремя вернуться на Землю. Меня ждут мои жена и дети…» – это последнее, что скажет Рамон в прямом эфире из космоса.

    Трагедия была огромным ударом для всего Израиля. Оставила она свой след и в дальнейшем развитии космонавтики страны. После гибели Рамона израильтяне больше никогда в космос сами не летали. По крайней мере, пока.

    Страна стала мировым лидером в запуске малых спутников и наноспутников

    Конечно, во многом из-за того, что это дорогостоящее предприятие, тратить на которое бюджетные средства кажется израильскому правительству неразумным. Но, возможно, произошло это в частности и по религиозным причинам.

    Мнение, что всякий полезший на небо будет наказан, как и в истории с Вавилонской башней, хоть и выглядело кощунственно на фоне трагедии, но негласно существовало в израильском обществе. К этому примешивалось и неоднозначное отношение к космическим полетам со стороны главного раввината, который не порицал, но и уж точно не поддерживал идею необходимости освоения космического пространства.

    Показательной стала в 2007 году и пресс-конференция израильской компании Galactic Dream Lines, распространяющей билеты на коммерческие суборбитальные рейсы фирмы Virgin Galactic.

    Она проходила в Тель-Авиве, было распродано 200 билетов, но ни одного израильтянина среди желающих полететь в космос не оказалось.

    Тем не менее израильтяне все-таки смогли найти способ космос освоить и даже начать зарабатывать на нем деньги. Всё через те же спутники. Просто с начала нулевых Израиль решил занять определенную нишу в мировой космонавтике, и это у него получилось.

    Страна стала мировым лидером в запуске малых спутников и наноспутников. Это позволяет Израилю тратить в сотни раз меньше средств на свою космическую программу, однако достигать не меньших результатов по сравнению с другими космическими державами.

    Израильские спутники компактны – иногда они не больше обувной коробки, – однако зачастую по целому ряду характеристик превосходят свои громоздкие аналоги.

    И если первоначально это были лишь военные спутники, то сейчас – исследовательские и коммерческие, прибыль от продажи которых приносит в бюджет страны не одну сотню миллионов долларов.

    Уровень знаний в области разработки наноспутников в Израиле настолько высок, что этим занимаются даже школьники.

    Например, в прошлом году на орбиту был запущен израильский наноспутник «Духифат-1» весом всего 860 граммов, разработанный и собранный израильскими школьниками.

    А в следующем году на орбиту отправится целая мини-лаборатория, умещающаяся на ладони. Это будет первое в мире звено наноспутников «Самсон», разработкой которого занимается хайфовский «Технион» совместно с концернами «Израильская авиационная промышленность», «Рафаэль» и «Эльбит Маарахот».

    comments powered by HyperComments