• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 11 Декабря 2016 | 11 Кислева 5777
    • 63.30
    • 67.21
    • 16.58
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.3028
    EUR ЦБ 67.2086
    ILS ЕЦБ 16.5842
  • Общины

    The Huffington Post

    Как трагедия помогла еврейке понять свою миссию

    1

    Флорхэм парк, Нью-Джерси, население около 12 605 человек.

    Это район, известный своей провинциальной атмосферой, хорошей школьной инфраструктурой, библиотекой и общественными мероприятиями. В 1988 году Эллисон Джозефс была четвероклассницей, которой нравилась жизнь в городке, где соседи испытывали друг к другу родственные чувства, а все ровесники в местной школе друг друга знали.

    В то время как ее одноклассники зачитывались книгами серии «Выбери себе приключение» и плели фенечки, Эллисон по ночам не давали покоя размышления, слишком глубокие для ее возраста. Она не могла понять происхождение этого мира и его бесконечность.

    Но только после того, как в пригороде округа Моррис случилась трагедия, мысли Эллисон обрели стройность и активность; когда потенциальная энергия встретилась с кинетической, ее жизнь навсегда переменилась.

    Сегодня семья Эллисон – ортодоксы

    12 декабря 1988 года для Эллисон началось как любой обычный понедельник. Она проснулась, оделась и отправилась в школу, но когда пришла, застала тишину и увидела в классе нескольких плачущих учеников.

    Она сразу поняла: что-то случилось. Когда выяснились подробности, их смысл был мало понятен четверокласснице и ее друзьям. Одну из ее одноклассниц, симпатичную Анджелу Дамиано, вместе с братом на выходных убил их отец, 40-летний Альберт Дамиано, а затем покончил с собой.

    Позже Эллисон слышала разговоры о том, что у Альберта, страдавшего глубокой депрессией, наблюдались тревожные признаки, но никто не предполагал, что он не сможет посидеть со своими детьми, пока его супруга находилась на дне рождения. Такую беду никто не мог предвидеть.

    Эллисон многократно пыталась осмыслить это событие, лежа в постели с открытыми глазами: «Как такое могло произойти с Анджелой? Что меняется в мире, когда умирает человек? Если Анджела, ребенок, может исчезнуть из мира, каков был смысл ее жизни? Если после этого жизнь в мире продолжается?..».

    Особенно Эллисон занимал вопрос продолжения жизни в мире, рождения и новых жизней, и она часто к нему возвращалась, когда мысли лихорадочно вертелись у нее в голове, не давая ей уснуть.

    «Движущиеся объекты продолжат двигаться, если ты не изменишь траекторию своего движения», – рассказывает Эллисон о своих детских размышлениях. Тогда ее сознание погружалось в глубокую темноту ночи, и Эллисон, не будучи, слишком религиозной, пусть и происходя из еврейской семьи, размышляла о Б-ге своих предков. Каков был его замысел? Несомненно, за всем в мире стояло нечто...

    Позже, на основании своих разговоров с отцом, она пришла к выводу, что мир бесконечен, и вопрос бесконечности всякий раз ее обескураживал.

    В то время, как некоторые дети, став взрослыми, отвергают идею о высшей силе и Творце, презирая смысл религии в мире, который, кажется, может оставить равнодушным маленькую девочку, Эллисон интересовалась Б-гом и его замыслом.

    Она распознавала его творчество в безупречном дереве, увиденном на Гаваях, когда отдыхала там с родителями. Поначалу она воспринимала дерево как элемент идеальной картины или декорацию в телестудии. И ее удивляло, что дерево не было декорацией, хотя казалось нарисованным кистью художника. Оно было настоящим, и в то же время чудесным образом подробно прорисованным, захватывающим творением этого мира.

    Родители Эллисон записали ее на религиозные курсы для старшеклассников, занятия на которых проходили несколько раз в неделю.

    Их целью было помочь ей познакомиться с хорошими еврейскими мальчиками, но ее больше увлекали занятия, посвященные сходству и различиям между китайским Дао дэ цзином и иудейскими Пиркей авот (Поучения отцов), и то, как элегантно сформулированные поучения двух совершенно разных культур и языков могли взаимопереплетаться и звучать практически одинаково. Она стала приходить к некоторым заключениям о жизни и о том, как гибель Анджелы Дамиано запустила ее внутренний монолог.

    ... Монолог, ставший диалогом. Духовность и молитва пришли к Эллисон одновременно, как к каждому, кто видит смысл и связи во всем. Когда она сказала отцу, что углубляется в ортодоксальный иудаизм, он отнесся к этому с пренебрежением, но позже, ради дочери, согласился изучить и глубже вникнуть в то, что не хотел признавать. Аргументы его дочери заключались в том, что если он отвергнет предмет ее интереса, он должен знать, что отвергает. К ее удивлению, позже г-н Джозефс сказал Эллисон, что ему все кажется логичным, что неожиданно для самого себя он стал последователем ортодоксального иудаизма.

    Сегодня семья Эллисон – ортодоксы. В свои 30 лет со своим мужем и детьми она ведет тот же образ жизни, что и ее родители, следуя заветам Торы, впитывая духовные принципы и углубляя свои познания в иудаизме. Снаружи Эллисон выглядит как умеренная модница, которую можно встретить на Неделе моды в Нью-Йорке.

    Она стильно прикрывает волосы, часто под изготовленным на заказ париком, как делают многие ортодоксальные женщины, следуя правилу, согласно которому волосы замужней женщины может видеть только ее муж. Она носит платья до колена или ниже, часто от дизайнеров «Тери Джон». Заметно, что Эллисон уделяет внимание своему наряду и, как говорят британцы, выглядит элегантно. Все это сочетается с внутренним миром Эллисон, с ее вдумчивым умом, который в детстве лишал ее сна, когда она пыталась разобраться в вопросах бытия. Хотя ее поиски начались с трагической гибели одноклассницы, она не прекращала изучать жизнь и приходить к пониманию ее граней, мира с его бесконечностью, иудаизма, связи человека с Б-гом и того, как Он влияет на мир.

    Будучи человеком, находящимся в непрестанном поиске, Эллисон основала ресурс «Еврей в городе», целью которого, согласно тексту на сайте, является «популяризация образа ортодоксальных иудеев как веселых, доступных, образованных, нешовинистичных и открытых людей, и идеи о том, что ортодоксальный иудаизм связывает евреев с их глубоким и прекрасным наследием, как никогда актуальным в наши дни».

    Будь то посредством распространения комедийных видео в соцсетях или пышных мероприятий, Эллисон намерена показать красоту иудаизма и познакомить людей с привлекательными и неожиданными качествами модернистских и ортодоксальных иудеев.

    Эллисон до сих пор размышляет о трагедии, случившейся в их городке, и о том, как она повлияла на оставшихся членов семьи Дамиано. Она вспоминает чудесную маленькую щедрую девочку, которую так любили одноклассники. Размышляет о том, что жизнь проходит не зря, а с определенной целью, и о том, чему она научилась у Анджелы. Все, что она может сделать в память об Анджеле, все, чему она научилась у этой девочки, Эллисон намерена воплотить в жизнь. Кроме щедрости Анджела отличалась тем, что не любила жаловаться, и обладала качествами, которые у нее могут перенять ныне живущие.

    Эллисон размышляет о бесконечности, вспоминая разговор с отцом о волнах океанического прибоя, которые непрестанно накатывают на берег. Так же, как люди рождаются и умирают, формируется новая волна, а затем следующая.

    Непрестанность омывания прибрежного песка волнами есть часть протяженности мира во времени.

    «Я благодарю тебя (каждое утро) за возвращение мне моей души», – произносит в своей ежеутренней молитве Эллисон. Она осознает, что значит для каждого живого человека быть частью этой протяженности во времени. А потом она идет на работу, наслаждаясь плодами деятельности своей организации и своей миссией, вдохновляя других людей размышлять, открывать взаимосвязи в жизни и окружающие их чудеса, которые ни одна кисть, кроме божественной, не может создать.

    Автор: Шира Гиршман-Вайс

    1
    comments powered by HyperComments