• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 9 Декабря 2016 | 9 Кислева 5777
    • 63.39
    • 68.25
    • 16.66
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.3901
    EUR ЦБ 68.2458
    ILS ЕЦБ 16.663
  • Израильское кино: фильм «Рядом с ней»

    1
    Героиня фильма всю жизнь посвятила заботе о своей слабоумной сестре Фото: Peccadillo Pictures

    Вышедший в британский прокат израильский фильм «Рядом с ней» – картина неброская.

    Ей не грозят кассовые рекорды, не отмечена она и на крупных международных фестивалях – ну разве что участие в «Двухнедельнике режиссеров» на Каннском фестивале 2014 года.

    Для большинства зрителей пройдет она, по всей видимости, незаметно. Единственное утешение для поклонников фильма, к которым я отношусь, – рекордный стопроцентный показатель одобрения на Rotten Tomatoes, популярном агрегате мнений и оценок самых авторитетных и влиятельных кинокритиков.

    Эстетическое решение этической проблемы

    Режиссер фильма Асаф Корман нашел эстетически идеально точное решение сложнейшей этической проблемы, перед которой оказываются герои его картины Режиссер фильма Асаф Корман нашел эстетически идеально точное решение сложнейшей этической проблемы, перед которой оказываются герои его картины. Фото: peccadillo pictures

    Хотя картина достойна, безусловно, большего. Она представляет собой нечастый случай сочетания режиссерски и актерски безукоризненного, эстетически идеально точного решения сложнейшей этической проблемы, перед которой оказываются ее герои.

    Челли под 30, она живет со своей от рождения слабоумной сестрой. Габби уже 24, она практически не говорит, не способна ухаживать за собой, зато способна добела накалять отношения Челли с соседями или до крови разбить лицо пришедшей навестить сестер мать.

    Несмотря на все убеждения и уговоры, отдавать сестру в интернат Челли отказывается – разве что иногда, когда уже совсем невмоготу, и то не больше, чем на полдня.

    Ситуация меняется, когда у Челли, несмотря на самоотверженный отказ от любой собственной жизни, все же появляется друг. Зохар проявляет поразительное понимание и чуткость. Он нисколько не чурается Габби, охотно помогает Челли ухаживать за сестрой и играет с нею, как с маленьким ребенком.

    Наступившая было невероятная семейная идиллия рушится в один день, когда Челли вдруг с ужасом обнаруживает, что сестра беременна.

    Решение она принимает мгновенно, категорично и бесповоротно и лишь много месяцев спустя, вновь оставшись с сестрой наедине, вдруг обнаруживает, что была неправа…

    Из зала выходишь в шоке и погруженным в непростые мысли о любви, долге, ответственности и понимании.

    Авторы картины – супружеская пара: режиссер Асаф Корман и его соавтор по сценарию и исполнительница роли Челли Лирон Бен-Шлуш.

    В основе фильма – личная история Лирон, сестра которой так же больна, как и Габби.

    Дана Ивги – невероятное перевоплощение

    Глядя на исполнительницу роли Габби актрису Дану Ивги, почти невозможно представить себе, что это не реально больной человек Глядя на исполнительницу роли Габби актрису Дану Ивги, почти невозможно представить себе, что это не реально больной человек. Фото: peccadillo pictures

    Но главная нагрузка в фильме падает на исполнительницу роли Габби молодую израильскую актрису Дану Ивги. Глядя на нее в фильме, почти невозможно представить себе, что это не реально больной человек.

    Поэтому, встретившись с Даной, когда она приехала представлять фильм в Лондон, я недоверчиво вглядывался в умное интеллигентное лицо красивой очаровательной молодой женщины, пытаясь уловить сходство с несчастной Габби.

    Для меня это был шок, и разговор я начал именно с вопроса: насколько шокирующим, неожиданным и трудным для решения было для нее предложение отказаться от своей красоты и обаяния и сыграть роль умственно отсталой, находящейся на стадии клинического идиотизма женщины.

    Дана Ивги: На самом деле никакого шока для меня в этом не было. С режиссером Асафом Корманом мы дружим с детства, и, когда он объединился с Лирон Бен-Шлуш, написавшей сценарий фильма и сыгравшей в нем главную роль, мы все стали как одна семья. Лирон рассказывала мне о сценарии, когда он еще только задумывался. Меня сразу захватила эта идея, и еще даже до начала кастинга я уже вовсю была погружена в эту историю. Лирон полушутя-полусерьезно говорила, что именно я должна буду играть эту роль – из-за внешнего сходства с ее сестрой. И когда, наконец, появился бюджет, и идея стала обретать реальные очертания, проблемы выбора передо мной не стояло: я прекрасно понимала, насколько талантливы Асаф и Лирон, и готова была с ними работать над чем угодно.

    Реальная история

    Александр Кан: Но все же это невероятно трудная роль. Неужели вы не боялись?

    Д.И.: Боялась ужасно! Проблема ведь реально существует, и для людей, которые вынуждены в жизни с нею соприкасаться, проблема эта очень сложная и требующая невероятной чуткости. Я очень и очень много читала, пытаясь понять природу болезни и характер поведения страдающих ею людей – и все это до того, как я пыталась найти свой собственный подход к роли. Для начала мне нужно было усвоить всю эту информацию.

    Для автора сценария и исполнительницы роли Челли Лирон Бен-Шлуш фильм «Рядом с ней» – отражение реальной жизненной истории Для автора сценария и исполнительницы роли Челли Лирон Бен-Шлуш фильм «Рядом с ней» – отражение реальной жизненной истории. Фото: pecadillo pictures

    Ну и вторая причина, усложнявшая мою работу, состояла в том, что прототип моей героини – реальный человек, сестра Лирон Нати. За тем, что я делаю, как я себя веду в кадре, пристально следила вся их семья, и от меня требовалась удвоенная точность в передаче качеств и свойств моей героини – даже на репетициях. Тем более что у Нати целый букет медицинских проблем – тут и слабоумие, и аутизм. Я беседовала с врачами, выясняла, какие лекарства принимают эти больные, как на них реагирует их тело. Но самым важным и полезным для меня было то время, которое я провела с Нати. Я подолгу наблюдала за нею.

    А.К.: Но говорить с нею вы не могли?

    Д.И.: Почему же? Мы говорили. Говорит она немного, на вопросы, как правило, не отвечает, но она может попросить кофе или еще что-нибудь. Общение с нею и такими людьми, как она – особое искусство. Оно требует гораздо большего погружения, но мне удалось наладить с нею контакт.

    А.К.: А насколько велико в Израиле осознание проблемы, с которой сталкиваются такие люди как Нати и их семьи?

    Д.И.: Очень велико. С ними активно занимаются, учат считать, говорить, плавать, обучают музыке.

    Тонкая грань

    А.К.: А как был воспринят фильм в Израиле? Стал ли он откровением для общества?

    Д.И.: Я думаю, что он стал откровением не только для израильского общества, но и для мира в целом. Он коснулся проблем, о которых умалчивали, или которых избегали другие фильмы на эту тему. Он не прост для восприятия, но многие, очень многие благодарили нас за то, что мы наконец-то решились показать проблему так, как она есть. Ведь в жизни соприкасаются с нею немногие, и нам важно было не впасть в соблазн приукрасить реальность.

    А.К.: Но с другой стороны, была и другая опасность – впасть в чрезмерную суровость, в то, что у нас на русском языке называют «чернуха». Это ведь очень тонкая грань.

    Д.И.: Безусловно. И соблюдение этой грани, этого тонкого баланса было самым главным для нас в работе над фильмом.

    А.К.: Ну а как все же приняли фильм в Израиле?

    Д.И.: Приняли прекрасно, и для фильма с такой тематикой у него была прекрасная касса. Ведь часто люди, услышав, что фильм об инвалидах, заранее избегают его, не желая портить себе настроение. Но в фильме немало смешных, забавных сцен, юмора. Он, как мне кажется, сделан с любовью к человеку и с пониманием человеческой природы. Поэтому-то он и нравится зрителю. В нем есть жесткая правда жизни, но он не оставляет гнетущего впечатления.

    А.К.: Израильские фильмы не так уж часто попадают в мировой прокат, представление об израильском кино у нас в целом очень приблизительное, и я хотел бы задать вам несколько вопросов о состоянии израильского кино в целом. В какой степени заметно присутствие израильских фильмов в прокате? Удается ли им конкурировать с продукцией Голливуда?

    Д.И.: Еще лет 10-15 назад ситуация в этом смысле была довольно удручающая. Успешных фильмов было крайне мало, и общее настроение среди зрительской аудитории можно было описать словами: «Нет, израильское кино я не смотрю».

    Однако в последние годы ситуация стала меняться к лучшему, и – парадоксально, а может быть и нет – стимул для этой перемены пришел извне. На израильские фильмы стали обращать внимание в мире, они стали завоевывать призы на международных фестивалях, и публика в самом Израиле стала относиться к ним с большим вниманием и уважением.

    Причина этого, как мне кажется, состоит в том, что раньше израильские продюсеры и режиссеры при имеющемся у них в распоряжении довольно скудном бюджете стремились делать кино «как у больших». А ресурсов на это не хватало, и получалось довольно убого. Теперь же многие поняли, что главное – обратиться к проблемам общества, дать людям возможность взглянуть на себя через кино, найти свой уникальный голос. И это неожиданно сработало. И сегодня уже привычно и обычно, что зритель ждет израильские фильмы и охотно их смотрит.

    А.К.: Израиль – особенная страна, страна, которая живет в постоянном напряжении, постоянном ощущении конфликта, страна предельно политизированная. Ваш фильм «Рядом с нею» совершенно неполитический, но в то же время очень жесткий и очень серьезный. В какой степени для израильских кинематографистов важно реагировать в своих фильмах на эту напряженность, отражать эти чувства и настроения?

    Найти свой голос

    Д.И.: Вы знаете, мне не очень нравятся вот такие попытки смотреть на израильское общество, как и на израильское кино исключительно через призму конфликта и напряженности, и я с большой осторожностью отношусь к разговорам о том, что должны или не должны отражать в своих работах кинематографисты. Как я уже сказала, израильское кино стало интересным, когда режиссеры стали искать и находить свой собственный голос.

    Лирон и Асаф пытались сделать то, что близко им. У Лирон больная сестра, и, идя от души и от сердца, они с Асафом сумели частную историю сделать общественно значимой. Я считаю, что место должно быть для любого жанра и любого стиля – будь то глупые смешные комедии, или мрачный тяжелый реализм. Не должно быть какой-то идущей извне установки – вот, мол, я живу в стране, погруженной в конфликт, и я должен обязательно отражать этот конфликт. Это ограничивает художника.

    Иногда кажется, что такой упрощенный, односторонний подход поможет внешнему миру воспринять израильское кино, но на самом это далеко не так. В кино, как и в жизни, должно быть место самому широкому спектру эмоций, чувств и настроений.

    А.К.: Ну, а как обстоит дело с экономической составляющей? Как финансируется кинопроизводство? Многим ли фильмам удается стать прибыльными или, по меньшей мере, окупить затраты? Способен ли израильский кинематограф на экономическую самостоятельность?

    Д.И.: Ситуация меняется к лучшему, но большая часть финансирования по-прежнему идет от государства, и получать его становится все труднее и труднее. Начинает появляться частное финансирование, но оно еще, скорее, в зачаточном состоянии. Но как я уже сказала, ситуация меняется к лучшему, и все это начинают понимать. Чем больше финансирование, тем больше шансов у фильма добиться коммерческого успеха. Но осторожность сохраняется, и пока процесс этот идет очень-очень медленно.

    Пестрая смесь

    А.К.: Ну и последний вопрос, важный и интересный для нашей аудитории. Выходцы из бывшего СССР составляют существенную часть израильского общества. В какой степени их присутствие ощутимо в израильском кино?

    Д.И.: Очень ощутимо! Выходцы из стран бывшего СССР – огромная и уже очень привычная часть нашей культуры и жизни. Когда мне сказали, что интервью у меня будет брать корреспондент Русской службы, я автоматически приготовилась говорить с вами на иврите – для меня это уже безусловный рефлекс: если человек из России, то с ним можно говорить на иврите. В фильме «Рядом с нею» одну из ролей играет русскоязычная актриса. В комедии из армейской жизни, в которой я недавно снималась, есть очень смешной русский персонаж. Ведь Израиль в целом – невероятно богатая и пестрая смесь языков и культур.

    1

    Теги

    Страны

    comments powered by HyperComments