• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 6 Декабря 2016 | 6 Кислева 5777
    • 63.92
    • 67.77
    • 16.43
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.9242
    EUR ЦБ 67.766
    ILS ЕЦБ 16.4328
  • В мире

    The Forward Association

    Как Холокост разрушал жизни и разлучал семьи

    2 1
    Фото: Nikki Casey

    Через неделю после смерти моей 85-летней бабушки я узнала, что она отказалась от своего первого ребенка и сохранила это в секрете.

    В детстве я жила в штате Коннектикут и проводила дни напролет с бабушкой Дейзи. Родители работали, а бабушка пела мне детские песни и пекла венгерские блинчики.

    Холокост забрал у моей
    бабушки счастливую жизнь

    В средней школе она рассказывала мне о выживших в Холокосте в Будапеште, в также о том, как жевала свечи во время голодовки в монастырском подвале. 

    Она даже называла название села, куда добралась, проделав путь в 125 миль через заснеженный венгерский лес.

    Однажды, сидя на кухне, моя мама рассказала мне о моем дяде.

    «Во время войны происходили странные вещи», – объяснила она.

    Но я не могла понять, как женщина, баловавшая меня на протяжении 21 года, могла бросить своего сына?

    Мы с мамой просидели на кухне много часов. Она рассказала о лагере в Баварии, куда переселили Дейзи, когда советские войска освободили Будапешт. Там бабушка встретила своего первого мужа – мексикано-американского солдата по имени Ральф.

    Бабушка села с ним на корабль и отправилась в Южный Техас – жить с католической семьей. Но жизнь на Свободной земле не оправдала ее надежд. Однажды, когда ее мать приехала в США, Дейзи решила расторгнуть брак, но узнала, что беременна.

    Дейзи осталась в Техасе и родила сына Ральфа, названного в честь отца. Ей было 22 года.

    Дальнейшие подробности ее отъезда туманны. Мама утверждала, что бабушка пыталась забрать Ральфа с собой, но не смогла достать ребенку молока и вернулась. В следующий раз она ушла, но уже без сына.

    В 1970-м году, 20 лет спустя, Ральф-младший обнаружил письма, которые привели его к Дейзи в Калифорнию. Они не виделись с тех пор, как Ральф был младенцем. Он рос, думая, что его мать умерла.

    Ему удалось отыскать Дейзи в Вудланд Хиллз, где она жила с новым мужем и двумя детьми – моей мамой и моим дядей. Его приезд шокировал всех.

    Ральф не знал, что его существование хранилось в секрете. После этого случая бабушка редко говорила о нем с мамой и скрывала его существование от меня.

    Когда я закончила колледж, я изо всех сил пыталась осознать, что моя бабушка и женщина из той истории – один и тот же человек.

    Я рассказала о своих чувствах моему парню Натану. Он не понимал, почему эта история так сильно повлияла на меня. Я тоже не понимала свою реакцию и то, почему я так зациклилась на прошлом бабушки. 

    Я окончила учебу и переехала с Натаном в Берлин с мыслью, что жизнь в Европе поможет мне все понять. Проходя мимо зданий и бункеров Гитлера по пути на работу, я вспомнила, как летом перед смерью бабушки я исследовала похожее на лабиринт подвальное помещение, где бабушка пряталась в 1944-м году. В то время она назвала меня своим «маленьким двойником» и сказала, что мы очень похожи.

    Травма, связанная с Холокостом, забрала у моей бабушки счастливую жизнь.

    Когда моя семья сообщила мне, что через Google отыскался электронный адрес Ральфа, я воздержалась от контактов. Я боялась неприятных подробностей бабушкиной жизни и того, что он не захочет со мной общаться. Спустя 8 месяцев желание связаться с ним победило мою нерешительность.

    Не слишком надеясь на ответ, я написала дяде, что не понимаю и не одобряю поступок бабушки.

    Следующим утром я увидела от него письмо. Он признал, что мое письмо было неожиданным, но желанным.

    «Ты напоминаешь меня в 1970-м году», – пошутил он, вспоминая свое желание отыскать бабушку.

    Сейчас ему 60 лет, он уже стал дедом и владеет бизнесом по ремонту домов в Техасе.

    Ральф показался мне счастливым. В каждом его слове ощущалось спокойствие. 

    Нас разделяет океан и языковой барьер. Наше общение должно стать попыткой восстановить близость с моей бабушкой, которая казалась мне потерянной. 

    Вскоре после того, как мы перекинулись парой писем, я переехала в новую квартиру недалеко от заброшенного аэропорта, который использовали нацисты. Теперь это общественный парк, где мы с Натаном катаемся на велосипедах по взлетно-посадочным полосам.

    Автор: Stephanie Newman

    Источник: The Forward Association



    2 1

    Теги

    Страны

    Организации

    События

    comments powered by HyperComments