Примеры лексических характеристик менталитета джуьгьуров

Лексические свидетельства народного характера (менталитета) джуьгьуров покажем на примерах.

В языке дари слово hэс(с) – означает «чувство, ощущение». Слово дерд означает «боль» в отличие от дорд в джуьгьури. В языке дари словосочетание hэс дерд означает «чувство боли». То есть слово hэс используется в определении разных ощущений независимо от их характера (например, хэс(с) хастаги - «чувство усталости» и др). Однако в языке джуьгьури аналог этого слова - «хьаз» не сохранил широких интерпретаций и используется ограниченно, лишь для обозначения сугубо позитивных эмоций: «хьаз оморе» - нравиться. 

В связи с этим употребление словосочетания «хьаз дерди» в горско-еврейском языке встречает возражения, обоснованность которых полезно рассмотреть внимательней. Используем для этого лексему «эй хазьле», которая характеризует действие, осуществляемое понарошку, для видимости, для создания ощущения (чувства) правдивости, якобы по-настоящему. Дословно «хьазле» – «маленькое чувство», т.е. приуменьшенное выражение чувства, которое трактуется как выражение неискреннего чувства, независимо от его смысла. 

В речи применяется выражение эй хьазле (йагIани) ночогъи - «понарошку (якобы) больной». Причем «эй хазьлегьо» можно не только радоваться или гордиться и т.д., но и выражать чувство стыда, сочувствия, боли, и др. Значит слово «хьаз» сохранилось в джуьгьури в усечённом смысле. Этимологически это означает правомерность его применения и в сочетании со словами выражающими всю гамму чувств и состояний, в том числе и негативных (дерд, вомундеи, ночогъи… и др.). Но почему-то носители языка перестали использовать это слово во всей его былой семантике, примерно так, как в дари: чувство усталости (стыда, мести, обиды и др.). 

Изучая это интересное явление в философском аспекте можно обнаружить причины такой избирательности языка. Язык отсёк ту часть семантики слова, которая не соответствует менталитету народа. В свете устоявшихся веками народных традиций сложилась (определилась, сформировалась) некая шкала ценностей, в которой нет места таким понятиям, как чувство удовлетворения от действия, всеобще оценённого негативно или связанного у человека с неприятными эмоциями. Поэтому применяемые в языке формулы: «э хьазово куфти (куьшти,…,… и т.п.)» - с удовольствием побил (убил, оскорбил, обидел, отомстил …,…,…), построенные на контрасте позитивного и негативного смыслов (начал, посылов), подчеркивают неприемлемость этих действий в среде джуьгьуров. 

В понимании народа только хулиган, садист, злобный или мстительный человек может получать удовлетворение от своих антиобщественных противоправных поступков, исполняемых, вдобавок ко всему, с каким-то владеющим им чувством. Ограничив область применения слова «хьаз» до границ выражения только положительных чувств (ощущений), язык не выработал в себе аналогичного единого слова для применения в сфере негативных эмоций. Выражение чувства в поле негативных эмоций характеризуется в джуьгьури такими, зависящими от контекста, оборотами: невоисте-невоисте сохте - делать что-либо нехотя; ез дули не сохте – делать не от сердца; чоре суьз сохте – делать из-за безвыходности положения и т.п.

Поскольку язык – это плод совместного творчества сообщества людей, естественно предположить, что заставить этих людей творить слова в поле негативных чувств (ощущений) могли бы только чрезвычайные обстоятельства. Многочисленные трудности и лишения, испытанные нашими предками, не помешали джуьгьурам избавиться от негативной лексики. Хотя обстоятельства, которые, ввиду своей длительности и степени созданной ими безысходности, могли обусловить образования пласта негативной лексики. Этот факт характеризует менталитет джуьгьуров, их терпимость (толерантность).

Проиллюстрировать характер народа можно и на другом примере. Анализируя слова джуьгьури, обозначающие негативные проявления человеческого характера, можно заметить, что в современном лексиконе джуьгьури мало слов, соответствующих понятиям: «мстить», «мщение» и т.п. Слова «гъаст» (умысел), «гагър» (злость, обида) не эквивалентны по значению слову «месть». Существующие способы выражения этих понятий с применением вариантов словосочетания «гагър (ве)дешенде» не являются адекватными. В одном случае говорят: «ме э у и гагърэ мидешенуьм» - «я ему эту злость (обиду) доставлю (верну)», а в другом: «ме ез у и гагъре миведешенуьм» - «я из него эту злость (обиду) вытащу (извлеку)» и «ме и гагъре э у ни дейилуьм» – «я эту злость (обиду) у него (ему) не оставлю». Следует иметь в виду бОльшую степень негативности и агрессивности первого варианта и более выраженную дипломатичность, оттенок терпимости во втором варианте действия. При выборе выражения, заменяющего суть слов «месть, мщение», носители языка предпочитают последний вариант. Читатели, знающие джуьгьури, могут найти в языке и другие свидетельства о чертах народного характера.

                                                                                 Давид Бахшиев

Похожие статьи