Люди и личности
Яна Любарская

Эльдар Осипов: «О том, что есть евреи разного происхождения, я узнал, только переехав в Израиль...»

Эльдар Осипов с женой Леей и детьми – Авивой и Шломо-Эйтаном

Эльдар Осипов – личность многогранная, разносторонняя, увлекающаяся. Помню его еще по студенческим временам, молодым человеком без бороды и всегда с огоньком в глазах. Чем он в жизни только не занимался! Учился в Музыкальном училище имени Гнесиных, получил качественное и серьезное университетское образование в психологической сфере, а придя в какой-то момент к религиозному образу жизни, бросил все ради изучения Торы, но потом, постепенно, вернулся в любимую науку. 

Сегодня он активно работает по профессии, занимается прикладной и научной психологией, много читает, посещает спортивные тренировки, сохраняя в здоровом теле здоровый дух, воспитывает маленького сына и дочку.

20954028_1984445485135618_619375349210378435_n.jpg

– Эльдар, знаю, раньше ты работал в общине «Геула»...

– Да, но ушел оттуда примерно полтора года назад. Сейчас занимаюсь своей кандидатской на базе ФИЦ РАН, тружусь психологом, преподаю методологию науки.

– Где получал образование? Каков твой опыт работы в целом?

– Учился на психологическом факультете РУДН (Российского университета дружбы народов), поступил в 1999 году, закончил учебу в 2006-м. С третьего курса участвовал в разных проектах, занимался пару лет в лаборатории нейрофизиологических основ психики Института психологии РАН, больше как дипломник. Потом из науки отправился в корпоративную среду, в банки. Сначала в моей биографии появился Национальный банк «Траст», где проработал почти четыре с половиной года. Туда пришел старшим менеджером, а покинул учреждение начальником отдела мониторинга объектов сети. Перешел в другой банк, начальником отдела планирования и анализа.

Все это время параллельно занимался психологией и эпистемологией, прошел дополнительные специализации по психотерапии, клинической психологии и по патологии мышления. В данный момент, уже несколько лет веду частную психологическую практику – это консультирование и психотерапия. Плюс, занимаю должность бизнес-тренера в корпоративном секторе, включающую в себя работу с персоналом, мотивацию сотрудников, тренинги продаж. Также веду отдельный проект по психологической подготовке сотрудников структур правопорядка к силовому реагированию. Контактирую с частными охранными предприятиями, с телохранителями, по вопросам ношения оружия. Моя деятельность затрагивает все, что касается психологии в этой сфере.

30762871_1880022172028633_6694366212547117734_n.jpg

– Чем отличаются практическая от научной психологии?

– Научная психология больше связана с исследованием, а практическая, например, консультационная, включает в себя, к примеру, работу в учебных заведениях и психотерапию, находящуюся на стыке с психиатрией. Знаю много психологов, которые стали психотерапевтами. Важно, что азы данной специализации постигают бесконечно. По сути, я в ней нахожусь уже 19 лет. Но у меня был период почти в два года, когда я учился в ешиве в Иерусалиме и в колеле в Марьиной Роще, почти выпав из профессии. Иногда, правда, читал тематические статьи по психологии, да еще посетил пару соответствующих конференций и семинаров.

– В какой момент ты решил отрастить бороду, стать религиозным человеком?

– Борода – это еще не признак религиозности. Что-то мы с детства получили от своих родителей, от бабушек и дедушек. Потом я потихоньку начал знакомиться с нашими законами. Но у евреев не принято изучать законы просто так. Если узнал что-то новое, будь добр – соблюдай! Поэтому, в процессе изучения Галахи, все больше и больше начал погружаться в мир Торы и заповедей.

– Ты преподаешь в частных охранных компаниях. Как охранники и «качки» реагируют на раввина с бородой, который к ним приходит для ведения уроков?

– Охранники не понимают, раввин я или нет. Они видят еврея, который, видимо, учился в Израиле, где существуют лучшие мировые программы подготовки телохранителей по системе Крав-мага и курсы антитеррора. Это то, чему обучаю, включая мотивацию к вооружению, тему ношения оружия, его применения. Мы обсуждаем, когда можно и когда нельзя его использовать, что толкает человека на ношение ножа или пистолета? Все это отрабатывается в тренинговом формате и дает сотрудникам правоохранительных органов, частных силовых структур, возможность увидеть зоны риска, чтобы они сами не стали жертвами своего же оружия или объектом нападения противника. В данной сфере дополнительные знания по психологии крайне значимы.

– У тебя замечательная семья!

– Это верно. Жена, Лея, по образованию – филолог и преподаватель русского языка и литературы, училась в женском институте «Махон Хамеш», работает уже лет восемь в образовательной сфере. Из них последние пять лет в школе для девочек «Бнот-Менахем». Сначала вела занятия у мальчиков, потом ее перевели работать к девочкам. Одним словом, она – очень важный сотрудник в нашей среде, обучает маленьких еврейчиков национальной культуре и традиции.

10425084_782748151756046_5282680088003290487_n.jpg

– Как вы познакомились?

– В какой-то момент нам рассказали друг о друге. Потом я обратился к шадханит, так как Лея происходит из семьи с хасидскими стандартами, по-другому в ее окружении поступать было не принято. Нам сделали шидух. Сегодня воспитываем двоих детей, старшему сыну – четыре с половиной года, младшей – полтора годика, оба посещают религиозные садики Хабада. Сын занимается спортом, учит иврит, очень любит книги, особенно те издания, в которых ничего не смыслит, то есть – мои. Он легко достает их с полок, сидит, листает, картинок не находит, лишь тогда возвращается к своей библиотеке. Дочку зовут Авива, сына – Шломо-Эйтан (Соломон), в честь дедушки, маминого отца – Соломона Мишиева, известной в Дагестане личности.

– Кто твои родители, пошел ли ты по их стопам?

– Папа – Осипов Геннадий (Гедалья) Семенович, профессор, доктор физико- математических наук, числится в президиуме РАН. У него много должностей, он – президент Российской ассоциации искуственного интеллекта, во многих институтах имеет профессорские должности. Мама – инженер-проектировщик, Светлана (Норунш) Соломоновна Осипова. Ряд объектов на севере Израиля построены по маминым проектам. К примеру, она принимала участие в возведении «Гранд Каньона» в Хайфе. У меня также есть брат и сестра, оба проживают на Святой Земле, и я жил с ними до того, как отправился за получением образования в российскую столицу.

Приехав в Москву, поступил сначала в училище имени Гнесиных, на эстрадно- джазовый факультет, на класс электрогитары, на последнем курсе перешел в РУДН. Отмечу, что в этих двух странах, в России и в еврейском государстве, совершенно разное общество. Российская среда, местный психологический климат – резко контрастирует с Израилем. Как и в любой точке мира, на моей исторической Родине имеются свои плюсы и минусы, но находиться там мне всегда очень приятно, хотя и без России жизни не представляю!

– Ну и помотало же тебя... Израиль-Россия, музыка-психология...

– Это еще не все! Люблю заниматься спортом, тайским боксом, айкидо, много читаю, обожаю книги. Недолгое время работал театральным критиком в одном из культурных проектов. Если честно, художественную литературу сегодня практически не читаю, а в основном, заново знакомлюсь с тем, на чем мы воспитывались с детства: с Борхесом, со Стругацкими, Мольером и т.д. Импонирует литература Умберто Эко, Джойса, но больше увлечен научными статьями. Вещи, связанные с психологией, давно прочтены еще в студенческие годы, а сейчас больше отслеживаю профессиональные заметки по моей специальности, которые регулярно выходят в периодике, потому что, известно: печатные объемные издания отстают от предметной области в среднем на десять лет.

35548198_1744685452251569_5839594959077900288_o.jpg

– Как получилось, что после училища Гнесиных, ты пришел на психфак РУДН?

– Когда, обучаясь в «Гнесинке», я размышлял, где мне продолжить обучение, идея была – отправиться туда, где будут давать качественную образовательную базу, где есть все – от гуманитарных до естественных дисциплин; где можно получить серьезный образовательный фундамент, где развит научный аппарат, на высоком уровне изучаются психология и биология. У нас на психфаке РУДН преподавалась очень сильная статистика, методы измерения и методология науки. Именно это помогло мне в дальнейшей деятельности в бизнес-секторе – в экономике и банковской аналитике, там математический аппарат намного проще. 

– Что сейчас лежит на твоем рабочем столе? Не на компьютерном, как ты понимаешь...

– Это несколько книг: В.И.Вернадский «Биосфера и ноосфера», Мишель Фуко, В.С.Стёпин и Г.П.Аксёнов «Причина времени». Материалы оттуда сейчас активно использую для подготовки к лекции.

– Как психологу не быть «нагруженным» чужими проблемами и как не уставать от своих клиентов?

– Если говорить о рабочем процессе, то психолога «нагрузить» своими проблемами невозможно. А если так происходит, значит этот специалист еще не готов к практической работе, к приему клиентов. Психотерапии нужно не только учиться теоретически, но и самому проходить групповую терапию, параллельно с практикой набрать определенное количество часов в личной терапии, что занимает у специалиста несколько лет. Ну и супервизия (наставничество, надзор со стороны более опытного специалиста – прим. авт.), куда же без неё. 

– Ты всегда знал о своем происхождении?

– До того, как мы приехали в Израиль, даже не подозревал, что наша нация делится на горских, ашкеназских, йеменских представителей и пр. В детстве понимал, что есть идиш и горско-еврейский язык. В квартире, где я рос, на полках стояли книги на идише, перекочевав сейчас ко мне из маминой библиотеки. 

13325443_10153612385661845_6675920003204449924_n.jpg

Все ашкеназские песни мы считали еврейскими, не имея понятия, что на свете существуют джууро и ашкеназы, просто думали, что кто-то знает идиш, а кто-то – горско-еврейский язык. Более того, в нашем роду были родственники – ашкеназы. У бабушкиной сестры муж – ашкеназский еврей, от которого мы слышали песни на идиш, какие-то национальные истории, и в моей голове был сложен единый пазл. 

И уже после совершения алии у меня начали спрашивать, откуда я знаю идиш? А я не понимал разницы, ощущая себя просто евреем, считая «Хаву Нагилу» нашей общей песней! Но мои новые знакомые не унимались, утверждая, что есть композиции на идише, есть – на джуури, что такая же градация происходит и между людьми. Я снова спорил, утверждая, что кто-то просто говорит на одном языке, кто-то – на другом, или вообще не знает никакой еврейской речи. После многочисленных споров, понял, наконец, что они были правы, что евреи разделяют себя на течения, имеют разное происхождение. Поэтому сегодня ощущаю себя горским евреем, но повторюсь – у нас дома присутствовали многочисленные элементы самой разнообразной еврейской культуры, представляя собой в моем сознании единое целое. Культурное наследие европейских евреев мы принимали как неразрывно связанное с горско-еврейской традицией.

– Мы беседуем в канун еврейских праздников. Что пожелаешь читателям портала СТМЭГИ и какие цели ставишь перед собой в будущем?

– Планирую и дальше воплощать в жизнь свои проекты, растить детей, также пришло время, наконец, закончить аспирантуру, так как я затянул с этим процессом. Желаю, чтобы еврейские осенние праздники стали особенным рубежом в новых духовных и материальных свершениях, началом качественного роста для всех моих собратьев, для их семей и близких. Всей еврейской диаспоре хотел бы пожелать сплоченности и ощущения радости от единения!

Комментарии