62.95
70.56
17.73
Люди и личности
Хана Рафаэль

Нелли Израилова: моего отца называли «Еврейский кумык»

Для каждого эмигранта, оставившего малую родину, остается самое сокровенное место на земле: это могилы предков. Жизнь таких людей подобна разбитому стеклу, осколки которого остались в прошлой жизни. В поисках еврейского счастья свыше миллиона репатриантов прибыли из бывшего СССР на историческую родину, в Израиль, и, я думаю, у каждого из них в душе остались неизгладимые воспоминания о местах бывшего проживания.

С Нелли Израиловой я познакомилась через Фейсбук. Меня заинтересовали её патриотические комментарии, в одном из них она рекомендовала чаще освещать жизнь молодого поколения горских евреев. Но позже, пообщавшись, я поняла, что, пожалуй, и она относится к этой категории, и может рассказать не только о себе, но и о своем, светлой памяти, отце, Натане Николаевиче Ханукаеве. О нем она может рассказывать часами, и в основном наше интервью — это воспоминание о счастливом детстве и об отце, благодаря которому она в Израиле получила музыкальное академическое образование.

- Нелли, обычно интервью начинается со знакомства, но я с тобой начала общение с воспоминанием о твоем отце. Чувствуется, что он сыграл в твоей жизни огромную роль.

- Да, для меня отец был не только родным человеком, но ещё учителем и наставником. Я дочь Натана Ханукаева, заслуженного учителя Дагестана, который одним из первых среди горских евреев окончил престижную Московскую академию имени Гнесиных по классу духовых инструментов, по окончании которой работал в государственном симфоническом оркестре в Москве. На протяжении 28 лет отец преподавал в музыкальной школе №6 г. Махачкалы. Он был одним из первых, кто начинал играть на кларнете и танцевать у Танхо Израилова в ансамбле «Лезгинка». Танцевал на многих показательных концертах, так как закончил ещё и класс хореографии. Он любил читать и много знал. И ещё был одним из близких друзей Йосифа Матаева. Отец принадлежал к тем людям, которые в нелегкие времена поднимали культуру горских евреев. Дагестанский композитор Заурбек Джанаев снял документальный фильм про нашу семью под названием «Покидают родные места».

- Значит, твое детство, в основном, прошло в творческой атмосфере, а что более всего запомнилось с того времени?

- В нашем доме в Махачкале никогда не закрывались двери, особенно по выходным дням. Это был дом открытых дверей для многих творческих людей, в том числе для начинающих музыкантов. По вечерам отец играл на свадьбах, причем его приглашали из разных городов Кавказа. Многие прошли его домашнюю творческую школу и сегодня уже зарабатывают в качестве музыкантов в ресторанах Израиля. Посещали наш дом и многие дагестанские композиторы. Один из них, Заурбек Джанаев, талант от Б-га.

Папе было 63 года, когда мы прибыли в Израиль. Исходя из того, что он был с высшим образованием, как говорят израильтяне «академаи», у него была льгота на приобретение музыкальных инструментов. И он их приобрел, мечтал открыть музыкальную школу в Хадере, но, увы, мэрия не дала разрешение. Хотя для этой цели привез с собой с Кавказа 100 кг литературы по соответствующей теме. Отец, ностальгируя на протяжении 19 лет, почти каждый год посещал родные края, ведь тоску по малой Родине, где прошли лучшие годы жизни, ничем не сотрешь.

Когда папа в 2012 году вновь поехал Махачкалу, он посетил родные, дорогие сердцу места и попрощался с могилой своего отца. Затем заглянул в музыкальную школу №6, где работал до иммиграции. По возвращении в Израиль, он через четыре дня скончался от коварной болезни, которая не щадит никого. Его архив - всю музыкальную литературу весом 50 кг, я отвезла в г. Эйлат и подарила консерватории, а часть из нее передала его ученику светлой памяти Изику Гаврилову.

- Ну, раз ты росла в творческой обстановке, значит и специальность выбрала соответствующую…

- Нас у родителей три дочери, и все мы с пяти лет учились у отца и окончили ту музыкальную школу, где он преподавал. В школьные годы я регулярно принимала участия на межгородских конкурсах и неоднократно завоевывала призовые места.

Мы репатриировали в Израиль в 1993 году, отец ждал и не хотел ехать пока я не окончу 7-летнюю музыкальную школу. В 1995 году я поступали в Консерваторию имени Штрикера, в Тель-Авиве. В этом же году отец пробивает мне сольный концерт в театре «Габима». Свой первый гонорар, 1300 шекелей, я заработала в возрасте 15-ти лет.

Я единственная ученица отца, музыканта-виртуоза, который играл на трех духовых инструментах. И поэтому в 1993 г. в Израиле, сразу же по приезде, получила льготную стипендию на получение высшего музыкального образования. Несмотря на то что в последние годы отец часто болел, он все же упорно продолжал настаивать, чтобы я закончила музыкальный факультет и получила диплом. По окончании консерваторию меня ждала служба в ЦАХАЛе, в погранвойсках. По завершении которой я поступила в Бар-Иланский университет на мехину «академаит» (подготовительный курс) и через год уже в Академию имени Рубин (Иерусалим) по классу духовых инструментов. Выпускники «Рубина», обычно работают в государственном камерном оркестре. Но найти себя в Израиле с таким дипломом непросто, ведь страна маленькая, а профессиональных музыкантов много. Но я все ровно хотела пойти по стопам отца, чтобы оправдать его надежду. Мне удалось устроиться в частное музыкальное заведение преподавателем. Но после двух лет работы осознала, что, здесь, в Израиле, уровень не тот, что был там, где я родилась. Пришлось принять нелегкое решение, отдав немало лет учебе в вузе, оставить музыкальную деятельность на неопределенное время.

- Нелля, а кем ты устроилась работать в Израиле? Расскажи, пожалуйста, о своем статусе и семье?

- В 2014 г. я создала семью с горским евреем из Баку Давидом Израиловым. У меня прекрасный заботливый муж, идеальный отец нашего сына Натаниэля (назван в честь отца), ему пятый год. Во-первых, я хочу отметить, что в нашем народе немало талантов, и, во-вторых, мне повезло находиться, среди творческой публики. Более 12 лет, я работаю в в фирме «Ланком» в Рамат-Авиве. Занимаюсь организацией и проведением торжеств с известными визажистами, стилистами, работниками телевидения. Часто также встречаюсь по работе со звездами российской эстрады.

- Про твоего отца сделали документальный фильм, а ты не хотела бы написать ещё книгу воспоминаний? Ведь история одной семьи — это часть истории народа.

- Да, прекрасная идея, может, когда-то, и возьмусь за это. Но хотелось бы рассказать и о нашей любимой мамочке, Элле (Эрке) Хаимовне (в девичестве Абрамовой), которая поддерживала отца во всем. Они прожили более 35 лет в любви и согласии. И в последние годы она, несмотря на тяжелую болезнь болезнь отца, до конца была рядом с ним. Мама младше отца на 20 лет, она родом из Буйнакска, из известного рода Абрамовых и Даниловых. Двоюродный брат мамы, Гуршум Данилов, проживает в Махачкале и работал в Сохнуте. Мама окончила экономический институт и работала экономистом, но, когда я родилась, отец уже не разрешил ей работать.

Моя мама проживает в Хадере, ей через месяц исполнится 70 лет, она женщина очень начитанная, любит своего кота и еще умудряется работать неполную ставку. Женщина современная и красивая, которая воспитала трех дочерей. Я самая старшая, мне уже 40, второй дочери, Галине, 37, Виктории 32 года.

Отец происходил очень состоятельной семьи, его мама была одной из первых, кто скупала квартиры и перепродавала, таких в Израиле называют маклерами. В Махачкале у нас был и свой водитель, который возил нас в школу, и домработница. Но папа был простейшей души человек, он по всему Дагестану играл на торжествах. Люди могли посреди ночи прийти и забрать его на торжество, обращаясь по-свойски: «Друг, бери кларнет, у меня сын родился!» А ещё кумыки называли его «еврейский кумык», т.к. не могли отличить от своих: он в совершенстве говорил не только на кумыкском, но и на аварском и даргинском языках. Лучше него песни и частушки на перечисленных языках никто не мог исполнять.

Шесть лет тому назад мы потеряли отца, человека благородной души. Нам его так не хватает, но в наших воспоминаниях он также остался оптимистом, человеком, несущим радость людям. Он был не только прекрасным и очень терпимым отцом, но и другом по жизни для каждого из нас. Я благодарна за все то, что получила в детстве от моих родителей: это уважение к людям, и, самое главное, память о своих корнях!


Комментарии