65.75
76.05
18.11
Ури Авнери

израильский политик и журналист

Мнения
Ури Авнери
Мнения

Скромное обаяние интеллигента Барака

Однажды, в конце 80-х, секретарша сообщила, что заместитель начальника Генштаба хочет встретиться со мной. Не скрою, я был удивлен. Генштаб тех лет не был в хороших отношениях с газетой «Ха-Олам ха-зэ». На протяжении десятков лет он бойкотировал нас совершенно официально после выхода статьи против обязательного призыва девушек, которая была напечатана вопреки пожеланиям тогдашнего начальника Генштаба Игаля Ядина.

Именно поэтому мне было очень любопытно, о чем пойдет разговор, когда я входил в кабинет заместителя начальника Генштаба Эхуда Барака. Нам не довелось встречаться ранее. Разговор довольно быстро перешел на военную историю Европы. Я был удивлен. Офицеры ЦАХАЛа — технари, они не сильны в теории. Из-за того, что военная история была, по случайности, и моим хобби, я был обрадован, встретив в Бараке настоящего специалиста. Мы говорили о Тридцатилетней войне в Европе, и я все ждал, что Барак наконец-то поднимет тему, ради которой он пригласил меня на встречу. Но такой темы не было.

Эхуд Барак был необычным солдатом. Его брат рассказал мне когда-то, что было не просто пристроить его в спецназ Генштаба. Эхуд был низким и полноватым подростком, так что пришлось использовать связи. Но результаты были потрясающими. Барак оказался бойцом, смелым и отважным. Он был представлен к нескольким наградам за храбрость и руководил дерзкими операциями на вражеской территории. Он быстро продвигался по служебной лестнице и в конце концов добрался до руководящих должностей, возглавлял военную разведку АМАН и в конце концов дошел до начальника Генштаба, высшей военной должности в Израиле.

Когда он завершил свою армейскую карьеру, то занялся политикой, как это принято в Израиле. После того, как Барак присоединился к партии Авода и возглавил ее, он баллотировался против Биньямина Нетаниягу на общих выборах и победил. О, какая радость! Когда по радио сообщили результаты голосования, его сторонники ликовали. Тысячи людей спонтанно собрались на площади Рабина. Я был там, когда Барак провозгласил с трибуны: «Это рассвет нового дня!».

У меня была причина для радости. За несколько лет до этого Барак сказал в интервью Гидеону Леви, что если бы он был молодым палестинцем, то присоединился бы к одной из террористических организаций, и это было нечто новое. Но что-то не сложилось. Президент Билл Клинтон созвал мирную конференцию в Кемп-Дэвиде. Там были три человека — Клинтон, Ясер Арафат и Барак — втроем они должны были сформулировать историческое мирное соглашение. Но этого не случилось. Вместо того, чтобы закрыться в комнате с Арафатом и обговорить все проблемы с глазу на глаз, Барак закрылся в своем домике. Когда его усадили во время ужина между Арафатом и Челси Клинтон, Барак предпочел общаться исключительно с дочерью американского президента, не обращая никакого внимания на Арафата.

Правда заключается в том, что Барак прибыл в Кэмп-Дэвид с более щедрыми предложениями, чем его предшественники, но они не достигали минимума, на который палестинцы могли согласиться. Встреча на высшем уровне завершилась безрезультатно. Умный руководитель заявил бы в таком случае нечто вроде: «У нас были плодотворные переговоры. Понятно, что после столетнего конфликта, мы не смогли решить все противоречиям. Но будут еще встречи на высшем уровне, и в конце концов мы достигнем соглашения». Вместо этого Барак заявил что-то совершенно невероятное: «Я предложил палестинцам больше, чем любой другой израильский лидер. Палестинцы отвергли все предложения. Они хотят сбросить нас в море. Нет шанса на мир».

Когда такое заявление делает лидер лагеря мира, неудача превращается в катастрофу. Израильский лагерь мира был разрушен изнутри, и он не пришел в себя до сих пор. После Барака пришел Ариэль Шарон, после него — Эхуд Ольмерт. А потом — снова Нетаниягу, почти навсегда.

Когда среднестатистического израильтянина спрашивают в наши дни, кто должен сменить Биби, наиболее частым ответом бывает «никто». Избиратель не видит альтернативу ни в Ликуде, ни в оппозиции. Члены нынешнего правительства — полные нули. Мелкие политиканы, сила которых в раздувании скандалов и привлечении общественного внимания. У них нет других талантов. Если бы в Ликуде были талантливые люди, они давно свергли бы Нетаниягу.

Половина израильтян верят, что Нетаниягу — прекрасный лидер. Да, он презентабельно выглядит, он опытный политик, гений пиара. Он производит хорошее впечатление за границей и справляется с повседневными задачами. Лучше всех определил таланты Биби его отец, профессор истории Бенцион Нетаниягу: «Биби может быть прекрасным министром иностранных дел, но ни в коем случае не главой правительства».

Не может быть более точной формулировки. У Нетаниягу есть все данные, необходимые главе МИДа, но нет ни одного качества, которые обязаны быть у главы государства. У него нет видения. У него нет ответов на исторические вопросы государства Израиль. У него нет интереса заниматься улаживанием внутренних конфликтов, раздирающих израильское общество. Многие граждане страны ненавидят его, но кто может заменить его, даже чисто теоретически?

Политическое поле в Израиле более напоминает пустыню. Политики приходят и уходят. Партия Авода меняет лидеров, как носки. Чудо-мальчик Яир Лапид, создатель и бессменный руководитель партии Еш атид, быстро теряет былую привлекательность. Когда я спрашиваю кого-то полушепотом: «А как насчет… Эхуда Барака?», воцаряется тишина. Четкого ответа нет.

После того, как он покинул политику, Барак очень разбогател. Кажется, что его основное занятие — консультации иностранных правительств. Он живет в самой шикарной «высотке» в центре Тель-Авива. У него нет партии. Может быть, он ждет официального приглашения. Нет никакого сомнения, что он — заметная личность. Он талантливее любого другого израильского политика. Если не появится вдруг откуда ни возьмись новый лидер, нет никого другого, кто мог бы дать бой Нетаниягу. Но у Барака нет близкого круга сторонников. Многие восхищаются им, но очень немногие его любят. Он не вызывает доверия, как Ицхак Рабин в свое время. Он открыто презирает менее талантливых людей, а в политике это — большой недостаток.

И есть, конечно, воспоминания об ошибках прошлого. В пьесе Гете «Фауст», Мефистофель представляет себя как «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Если это так, то Барак — ангел: он вечно хочет благо, но довольно часто вместо этого совершает зло. Когда Барак был главой правительства, он совершил необычный поступок — извинился перед выходцами из восточных общин за дискриминацию в прошлом. Каким-то образом, это прошло довольно тихо. Сегодня никто не помнит этот жест. С точки зрения «мизрахим», Барак — типичный надменный ашкенази. С другой стороны, «мизрахим» обожают Нетаниягу, который тоже чистый ашкенази по происхождению, внешнему виду и поведению. Почему? Черт его знает.

Подводя итог, задамся вопросом: проголосуем ли мы во время выборов за Барака? Это может случиться, если Барак примет решение снова вступить в бой и объединить вокруг себя все ненавидящие друг друга оппозиционные партии. Это само по себе может считаться чем-то вроде подвига Геракла. Если это случится, я буду рекомендовать голосовать за него. Правду говоря, я бы рекомендовал голосовать за любого кандидата, который бросит серьезный вызов Нетаниягу. Потому что Биби ведет Израиль к пропасти — бесконечной войне, в которой не может быть победителей.

Выбрал бы я Барака, несмотря на его ошибки в прошлом? Интеллигентные люди в состоянии учиться на собственном опыте. А Эхуд Барак — человек очень интеллигентный.

Источник: Детали