Мнения
Борис Гулько
Мнения

Сила и пагуба слова

Человек рождается с верой, что реальность зависит от слова. Поэтому ребёнок охотно врёт. Он пытается таким образом влиять на реальность.

Я запомнил момент, когда осознал, что мне это не удаётся. Я постоянно попадался на вранье. Большим облегчением стало для меня решение говорить правду. Позже я модифицировал это решение в правило: я могу не говорить всё, что думаю, но не должен говорить ложь. Бескомпромиссный правдоруб невыносим.

Исаак Бабель начал трогательный рассказ о своём детстве «В подвале» так: «Я был лживый мальчик». Этот мальчик вырос в правдивого писателя, оставившего честную книгу о Конармии. А описание Бабелем коллективизации было столь значительным, что дотошное НКВД уничтожило не только самого писателя, но и, до последнего листка, его рукопись.

Иудаизм признаёт за словом неограниченную силу. Мир был сотворён десятью речениями. Мы верим, что слова наших молитв слышимы Всевышним и влияют на мир. Влияют на мир и иные слова.

В середине октября группа католических священников, крупных бизнесменов и госчиновников Венесуэлы прилетели в Израиль просить раввинов снять проклятие с их страны. Уго Чавес в 2010 году после того, как в ходе схватки израильского спецназа с террористами на борту пытавшегося прорвать блокаду Газы турецкого корабля Mavi Marmara были убиты 9 террористов, проклял Израиль. Вскоре у Чавеса был обнаружен рак кишечника, от которого он, после трёх лет мучений, умер. А его страна, обладающая одним из крупнейших в мире запасов нефти и природой как в райском саду, опустилась в нищету и хаос. Обещанный Чавесом социализм оказался фата-морганой. Сообщённое Всевышним Аврааму: «Благословляющих тебя благословлю, а проклинающих — прокляну», — исполнилось в очередной раз.

Представляется, что помянутые в предыдущем абзаце понятия райский сад и социализм связаны. Социализм является грёзой людей о потерянном рае и мечтой вернуться туда, где «от каждого по способностям (даже несуществующим) и каждому по потребностям». Почему-то эта мечта всегда сопровождается, как у Чавеса, неприязнью к евреям, донёсшим миру весть о потерянном рае.

Маршрут в социализм-коммунизм разработал Карл Маркс. Одним из мотивов к этой разработке для потомка двух раввинских родов служила, утверждает историк Пол Джонсон, ненависть Маркса к еврейству. Покончив с «Капиталом», он надеялся лишить евреев, успешных в финансовой сфере, места в мире.

Маркс верил в свою теорию, но всё же передёргивал. Например — в учении об относительном обнищании масс — это когда, скажем, капиталист обогатился вдвое, а его рабочие -только в полтора раза. Создатель научного коммунизма хотел убедить мир, что можно богатеть и при этом относительно нищать. Мечта о социализме построена в большой степени на зависти.

Парадоксально — во все времена поклонниками идей Макса были евреи, успешность которых вызывала и вызывает зависть окружающих. Это объясняется, по крайней мере частично, воспитанным веками изгнания чувством вины — если преследуют, то может — есть за что?

Воплощать в жизнь марксовы социалистические грёзы взялся Ленин. Он сразу осознал, что необходимым инструментом в движении к светлому будущему является ложь. Присвоив себе эсеровские лозунги: «Мир народам! Земля крестьянам! Фабрики — рабочим!» большевики-ленинцы захватили власть, но из «мира народам» родили кровавую Гражданскую войну, а из «Земля крестьянам» — уничтожение успешных крестьян и закабаление в колхозы остальных.

Сталин, провозгласив, что «по мере приближения к социализму обостряется классовая борьба» и необходимо поэтому убивать всё больше народа, ловко подменил обещанный рай реальным адом. Этот адский социализм был построен целиком на лжи.

Сквозь советский агитпроп правда прорывалась только случайно. Так услышав в 57-м году призыв Хрущёва «Догоним и перегоним Америку по производству мяса, молока и масла на душу населения» я, десятилетний, с удивлением узнал, что у «голодающих рабочих Запада» с едой лучше, чем у нас.

Советская жизнь при развитом социализме стала царством обыденной лжи, в которую уже не верил никто. Чтобы услышать малую толику правды — что происходит в твоей стране и в мире, — нужно было провести вечер у радиоприёмника, пытаясь нащупать — какую из западных радиостанций ещё не накрыли вездесущие советские глушилки. Любой интеллигентный человек в ту пору точно сообщил бы вам — во сколько вечером начинает вещать ВВС, во сколько — Голос Америки, Немецкая волна или Коль Исраэль.

В конце 80-х того века Горбачёв разрешил в СССР правдивую информацию. Это называлось «гласность» и быстро привело государство к коллапсу. Социалистическое общество оказалось не пригодно «жить не по лжи». Правдивое слово убило его.

Современные мечтатели о райском саде в США не следовали стратегии Ильича: «захватывать вокзалы, мосты, телеграф». Они нашли более прямой путь: овладели системой образования молодёжи. Американский мыслитель Томас Соуэлл заметил: «Основной закон левых идеологий заключается в том, что они не работают. Поэтому мы не должны удивляться тому, что левые сосредоточены в учебных заведениях, где идеям не обязательно работать, чтобы выжить».

Дело тут не только в удобстве, но и в стратегии. Питомцы левых профессоров овладели ныне сферами общественной жизни, требующими не реальных знаний, а только идеологии: журналистикой, государственным аппаратом.

Особенно полным стало господство социалистов в медиа. Их идейные предшественники в СССР сначала подмешивали ложь к своей вере, и, постепенно увеличивая её дозу, пришли к тотальному вранью и цинизму. Американские прогрессивисты с тотальной лжи начали. Установлением доминирования лжи в США стало воцарение в её медиа и образовании «политической корректности». Эта аналогична детскому вранью, с которого я начал — попытке изменить мир, называя явления не тем, чем они являются. Постепенно политкорректность стала единственным допускаемым в обществе образом мышления. Если привлекательность социализма основывалась в СССР на зависти пролетариата к капиталистам, то, так как благополучный пролетариат США жизнью доволен, необходимый для установления социализма уровень зависти пришлось искать у других обделённых. Политкорректность назначила угнетателем масс гетеросексуальных белых мужчин, а их жертвами женщин и меньшинства — расовые, национальные, религиозные (мусульман), сексуальные. Американские борцы за светлое будущее поэтому ближе к немецким национал-социалистам с их расовой теорией (борьба с расизмом в США заточена на обличение «привилегии белых», то есть тоже на расизм), чем к советским с их «классовой борьбой». Ещё борьба за социализм не выносит почему-то тёплой погоды, к которой политкорректность непримирима.

Удивительно легко американцы склонились перед политкорректностью. Торжеством её в американской общественной жизни стали выборы президентом США в 2008 году Барака Хуссейн Обамы.

Соперник Обамы на тех выборах сенатор Маккейн был воплощением политкорректности. Он запретил работникам своей кампании поминать второе имя Обамы (исламофобия!), его ментора ненавистника Америки и антисемита Джерими Райта (расизм!), отсутствие должных доказательств рождения Обамы в США (чуткость к эмигрантам!). После поражения Обаме Маккейн требовал пагубных для Запада бомбёжек Ливии, отдавших эту страну в руки террористов (права человека!), летал в Египет уговаривать военного диктатора Сиси включить в своё правительство свергнутое им террористическое Мусульманское Братство (защита демократии!).

В отличие от честного глупца Маккейна, Обама — виртуозный лжец, гений лжи. Политическая карьера Обамы началась с его речи на Конвенции 2004 года, когда он произнёс столь же знаменитую, как и лживую фразу: «Нет «голубых» и «красных» (имеется в виду демократические и республиканские) штатов; есть Соединённые Штаты Америки!» А в кампании 2008 года Обама мастерски затушевал свои социалистические и промусульманские взгляды, хотя однажды прокололся (в интервью АВС — «Моя мусульманская вера»).

Этой осенью Обама нарушил традицию, по которой отставные президенты оставляют политику. Его речи в антитрамповской кампании были совершенством ораторского искусства: сплошная ложь, но при этом правдивы. Обама приписал заслугу удивительного рывка американской экономики после реформ президента Трампа своей экономической стратегии. Посмотрим: американская капиталистическая модель характерна успешными периодами и рецессиями. Обама въехал в Белый Дом на пике рецессии. Если бы его политика была эффективной и экономика развивалась как могла, Трампу не удалось бы значительно улучшить её. Но из-за высоких налогов и удушающего восстановление государственного регулирования обамовской поры американская экономика за 8 лет ни разу не достигла роста более, чем мизерные 2% годовых. Обама даже обозвал эти 2% «новой нормой». И только поэтому нынешние 4,2% роста выглядят столь впечатляющими. Обама прав — его заслуга.

Обама отметил «чистоту» своей администрации по сравнению с той, что у Трампа. Новый президент постоянно изгоняет людей. И действительно, коррупционеров и идеологических махинаторов, которыми Обама нашпиговал «глубокое государство», приходится увольнять Трампу. Госсекретарь Клинтон, за деньги уступившая России 20 процентов американских запасов урана, Министр юстиции Холдер, обвинённый в неуважении к Конгрессу, Налоговое ведомство, преследовавшее оппонентов политике Обамы -только верхи его «чистой» администрации.

Мазком гения можно считать статистику времён Обамы. Она считала не «созданные рабочие места», как у других президентов, а «созданные и сохранённые». В эту категорию можно без помех включить всех работающих страны.

Дональд Трамп напоминает мальчика из сказки Андерсена о Голом короле. Он называет вещи своими именами и потому ненавистен труженикам политкорректности — армии работников медиа, бизнеса развлечений и интеллектуалам-гуманитариям. Те изливают на президента море злобы, и при этом, конечно, обвиняют в разжигании ненависти самого Трампа. Примеры: Джо Скарборо, ведущий передачи на MSNBC, написал в Вашингтон пост перед юбилеем 9/11, что «Президент Трамп принёс больший вред «Американской мечте», чем какая-либо террористическая атака». Ему вторила Юлия Йоффе на CNN: президент сделал радикалами больше людей, чем ИГ. На том же CNN Фарид Захария заявил после встречи Трампа с Путиным в Хельсинки, что «предатель — недостаточно строгое определение для президента». Правда, по оценке обамовского директора ЦРУ Джона Бреннана — как раз подходящее. Ведущий передачи на CNN Дон Лемон (характер для сказки про Чиполино) обычно обзывает Трампа расистом (почему-то поддержка среди чернокожих этого «расиста» выросла за два года вдвое). Что касается расистов: чернокожий Лемон заявил, что всё зло в Америке — от белых мужчин.

Обыденно и обвинение Трампа в антисемитизме, даже в теракте в питтсбургской синагоге находят его вину. Удивительно расхождение в отношении к президенту США у американских и израильских евреев: 75% неодобрения у американских и почти 80% одобрения — у израильских. Велика разница в демографическом будущем между этими двумя группами — американские за одно-два поколения ассимилируются и исчезнут, а число израильских за то же время возрастёт в несколько раз.

До сих пор тупой прогрессивный тоталитаризм обычных источников СМИ — изготовителей фейковых новостей, компенсировался свободой социальных сетей. Поэтому тревожно проникновение и туда политкорректной цензуры. Так ютюб изъял многие ролики консервативного «Прегер-юниверсити», но сохраняет нетронутыми полные ядовитой ненависти к евреям выступления лидера «Нации ислама» Луиса Фаррахана. Аналогична политика Фейсбука и прочих твиттеров.

Прошедшие 6 ноября промежуточные выборы раскололи страну поперёк: американцы внутренних штатов сохранили Сенат за республиканцами, а многочисленное население Нью-Йорка и Калифорнии с их большими общинами всевозможных меньшинств обеспечило в Палате представителей демократическое большинство. Это означает, что будет затруднена линия президента на ограничение притока в США нелегальных эмигрантов, вероятно продлится мексиканизации страны. Если армия политкорректности преуспеет в этом — страна изменится навсегда.

Демократы будут тянуть старые и возбуждать новые расследования, призванные измотать и парализовать Трампа. Жрецы политкорректности продолжат демонтировать традиционные ценности, стараясь заменять их своей правдой, которая ложь.

На пути этой лжи будет стоять президент, подпираемый сенатским большинством. Предстоят два сумбурных года.

Источник: Мастерская Берковича