66.00
73.22
18.63
Мнения
Марк Аврутин
Мнения

Положение Израиля и в Израиле

В замкнутом пространстве Израиля, окруженного врагами, израильтяне, в некотором роде, напоминают евреев в “черте оседлости” только не в России, а на Ближнем Востоке. Левые строили Государство Израиля как убежище для евреев от погромов и нового Холокоста. Поэтому для них главным было и остаётся — отгородиться от арабов стеной, которая смогла бы обеспечить безопасность в этом убежище.

Эрец-Исраэль, Земля Обетованная – не более чем пустые звуки для левых. У них нет с ней связи, поэтому они отдали Газу и готовы отдать Иудею и Самарию — историческую родину Израиля — в обмен на тишину и безопасность в Тель-Авивском убежище. Для правых же Государство Израиля – это не создание убежища, а национальное и духовное возрождение еврейского народа на его исторической родине, которая находится в Иудее и Самарии, а не в Тель-Авиве.

Сионисты конца 19 века не могли представить себе еврейское государство без Самарии, Иудеи, без Иерусалима, тем более, без Старого Города и Храмовой Горы. А в 21 веке поселенцы добиваются от правительства реального роста поселений, требуют распространить суверенитет на всю Эрец-Исраэль, включая Могилу Йосефа и святые места Самарии. Об этом говорил глава регионального совета Шомрон Йоси Даган на недавно прошедшем празднике “Ту би-Шват.

Левые же, составляющие до сих пор влиятельную часть общественно-политических сил, стремились отказаться от достижений Шестидневной войны тут же после её окончания. Возможно, тогда и было положено начало процессу, который завершился соглашениями Осло. Никто в мире ведь тогда не требовал от Израиля подписания соглашений с террористической организацией ООП. И точно так же никто за пределами Израиля не требовал от Шарона изгнания евреев из Газы. Шарон это сделал, чтобы доказать свою принадлежность к левым.

Осло и размежевание с Газой не принесли Израилю никакого мира, а лишь ухудшили его статус. Потому что своё не отдают, а отдают не своё, — значит, ты вор и оккупант. И по мере того, как Израиль будет отдавать, отношение к нему в мире будет только ухудшаться. Его будут презирать, дискриминировать, требовать отдать еще и призывать к наложению санкций. Но левым с их извращенным мышлением кажется, что если они отдают, к ним относятся лучше.

Согласно существующей в Израиле негласной системе запрета на профессии по политическим причинам, человек, не выражающий левых взглядов, не может сделать карьеру в целом ряде областей. Запрет, в частности, распространяется на органы государственной прокуратуры, министерство иностранных дел, службу безопасности, армию, средства массовой информации и др. Почти все, вышедшие в отставку высшие военные или ведущие журналисты придерживаются левых взглядов

Сионисты и патриоты Израиля всегда были врагами левых ещё со времен Бен-Гуриона (помните его лозунг: “власть без Херута и без коммунистов”). Но Бегин, одержав победу на выборах 1977 года, оказался совсем не страшным врагом — он довольствовался декоративной властью, сохранив всю систему, проводил политику, согласованную со старыми элитами. Заменивший его Шамир, будучи куда более жестким политиком, тем не менее, в первую очередь стремился к сохранению национального единства.

А вот сменивший Шамира на посту председателя “Ликуда” Нетаниягу, став в 1996 году ПМ, повел себя настолько неожиданно, что Шамир перестал с ним даже здороваться. Он не отменил подписанный левыми в Осло не легитимный договор между государством и террористами. Нетаниягу обменялся с Арафатом от имени всей страны крепкими рукопожатиями, а потом совершил главную ошибку — отдал Хеврон. Шамир неоднократно говорил Нетаниягу, что в вопросах территориальной целостности не может быть уступок. Однако он не прислушался. Ицхак Шамир считал, что премьер-министр воюющей страны не может позволить себе бесхребетность. Бесхребетность погубит Израиль, повторял он. После Шамира руководство Израиля на первый план всегда выдвигало такие проблемы, как безопасность, политические переговоры, экономическое положение и так далее.

На самом деле, все они вытекают из одной ключевой проблемы — олигархического характера руководства израильским обществом. Но в стране неуклонно растет число национально настроенных избирателей, включая религиозных, а также русскоязычных из состава большой алии из России и республик бывшего СССР. Эта часть израильтян представляет угрозу власти олигархии, и поэтому рассматривается в качестве врагов более опасных, чем арабы, с которыми стали поддерживать сотрудничество. Для этого необходимо уничтожить еврейские поселения за “зеленой чертой” или, как минимум, препятствовать их росту. Кроме того, поселенцы являются материальным и духовным ядром национального лагеря, противостоящего левым.

Помимо противодействия поселенческому движению, псевдоправое правительство всячески давит поселенцев — от преследования “молодежи холмов”, стремящейся заселить Землю Израиля, до сокращения присутствия станций “Маген Давид Адом” в Иудее и Самарии. Шабак по малейшему подозрению задерживает еврейских подростков, выдвигая против них чудовищные обвинения, которые часто остаются недоказанными. Так было с обвинением в поджоге дома в арабской деревне Дума, так может случиться с обвинением в непредумышленном убийстве арабской женщины брошенным камнем в машину, в которой она ехала.

И это происходит на фоне сплошного камнепада со стороны арабских подростков, которыми ШАБАК практически не занимается, не говоря уже о таких дорогостоящих проверках, как анализ на ДНК. Когда-нибудь палестинцев, бросавших камни в израильские автомобили, обвиняли в убийстве? Термин “убийство” в связи с метанием камней, наверное, применим только к евреям. Ведь недаром бывший глава ШАБАКа Карми Гилон внедрил понятие, что поселенцы — “враги государства”. Нетаньяху же высоко оценил работу Общей службы безопасности Израиля (ШАБАК), назвал её лучшей организацией по борьбе с терроризмом в мире, и встал на её защиту от нападок общественности.

С закрытого брифинга для журналистов, посвященного еще не опубликованному мирному плану Трампа, просочилась информация о содержании этого плана. Главное, что планом подразумевается создание палестинского государства на 90% территории Иудеи и Самарии. Вряд ли американский президент и его старший советник стали бы навязывать Израилю такой план вопреки представлениям своего лучшего друга Нетаньяху. Но последний же никогда не высказывал своей поддержки какому либо альтернативному решению. Нетаньяху, с одной стороны, верит в силу договорных ограничений суверенитета Палестинского государства, будь оно создано, а с другой стороны, уверен, что Абу Мазен не примет эти ограничения.+

Отсутствие у Нетаньяху альтернативного решения как раз может служить подтверждением достоверности приведенной выше информации о содержании плана Трампа. Другими словами, всё, начиная от реакции Шамира на первые шаги Нетаньяху на посту ПМ до его последних решений по Газе, включая его готовность сотрудничать с лидерами бывшего Сионлага, которую он не раз демонстрировал, как минимум, ставит под сомнение его позиционирование себя как правого политика.

Источник: 9 канал