• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 62.55
    69.86
    17.96
    Мнения
    Хана Рафаэль
    Мнения

    Обычаи и традиции горско-еврейского народа: «тэбэho и жииз эн гIэрус»

    Когда началась массовая эмиграция горских евреев с Кавказа, и они рассеялись по многим странам мира, произошло то, что многие даже не могли предположить. Стали постепенно забываться веками устоявшиеся обычаи и традиции, чего скрывать – новое место и время вносят свои коррективы. В новой стране, с иным укладом жизни, мы начали интегрироваться (т.е. меняться) в местную среду и особенно это стало заметно на примере внутрисемейных отношений. 

    Сегодня мы поговорим о двух свадебных горско-еврейских обычаях: тэбэho и жииз эн гIэрус. Слово «тэбэho», в переводе с джуури означает «подносы с подарками к свадьбе», а «жииз эн гIэрус – приданое для невесты».

    Жаль, что мы не смогли сохранить для молодого поколения горских евреев видеозаписи свадебных обрядов, что были в прошлом. Ныне трудно представить себе жениха, который идет во главе свадебного кортежа вместе со своими друзьями (бирор-домороho), а за ним самодеятельный ансамбль, играющий на музыкальных инструментах, и группа женщин разного возраста с подносами «тэбэho» на голове и в руках. Следует отметить, что количество и качество подарков, конечно же, зависело от благосостояния семьи жениха.
    День, когда несут невесте «тэбэho» из дома жениха называется «гудушпенду», его обычно намечают за неделю до свадьбы. И скорее всего, эта церемония напоминает театральную постановку, где главными исполнителями выступают жених и члены его семьи, друзья и родственники, позади них шагают зурначи и барабанщики, сопровождающие шествие музыкой и танцами. На подносах помещаются сладости (конфеты, пахлава, орехи с медом), гардероб для невесты, включая нижнее белье, сезонную одежду, обувь, косметику и даже шубы и мн.др. Обычно церемония тэбэho сопровождается демонстрацией подарков. Одна из родственниц жениха громко перечисляет на весь зал содержимое подносов, которые помещают на столах в доме невесты. Но прежде мать жениха одаривает невесту золотыми украшениями (в обязательном порядке преподносит кольца и серьги с бриллиантом и драгоценными камнями). Обычно мать жениха начинает скупать их задолго до этого торжественного семейного события. 
      
    У марокканских евреев день дарения невесте драгоценностей и прочих вещей называется «хина» и напоминает театральную постановку с национальными нарядами, в конце вечера мажут ладони молодых и всех гостей красной хной. Конечно же, все свадебные обряды и сама церемония венчания проводятся со всей торжественностью, чтобы эти дни надолго запомнились молодоженам. 
        
    О  том, как в прошлом отмечали свадьбы горские евреи, ещё живя в высокогорных аулах, в источниках осталось сравнительно мало информации. Но все же следует отметить, сама свадьба была праздником не только для семьи и родственников, но и для всей аульной молодежи.  Они заблаговременно готовилась к этому событию: девушки шили праздничные наряды, молодые люди придумывали остроумные головоломки, загадки, изречения для беседы с девушками во время «сватовства». Каждая свадьба и предшествующие ей мероприятия давали возможность друзьям жениха и невесты не только поразвлечься, но это было и своеобразным поводом для смотрин, местом выбора спутника жизни. На сельских свадьбах мужчины и женщины сидели раздельно, как принято у религиозных евреев.

    О том, как обручали молодых их родители (иногда сразу же после их рождения) писал в своих исследованиях Иуда Черный: «Помолвка у горских евреев делается с младенчества. Иногда два друга или родственника, когда у одного из них родился сын, а у другого дочь, заключают между собой нечто вроде брачного условия в том, что дети их уже считаются засватанными (нумгир)».

    Но большинство браков все же начинались с обычного сватовства, для которого прибегали к помощи свах (ильчи). Если родители хотели женить своего сына, они обращались через сватов или родственников к родителям или старшему брату избранницы и просили для него её руки, причем в случае согласия родителей согласия девушки, как правило, никто не спрашивал. Уже после того как семьи договорились между собой и определяли размер выкупа (калым), молодые могли считаться женихом и невестой. Несколько тэбэho принято было приносить невесте, т.е. одаривать её в день сватовства (хостеи) и к каждому еврейскому празднику пока они были обручены до свадьбы. Ну, конечно же, основная часть церемонии тэбэho с обильными сладостями и подарками приходилась на день «гудушпенду».

    В день свадьбы, когда невеста переступала порог дома жениха, проводили в спальной комнате «меhр» (хупу), после которого в присутствии почетных гостей и раввина писали ктубу (брачный договор, куда вносилась сумма калыма) и перечисляли список приданого (жииз эн гIэрус). Приданое невесты, естественно, зависело от благосостояния её семьи. В него входили: зеркало (обязательно), кухонная посуда (непременно хрусталь), постельные принадлежности (одеяло, подушки, матрасы «нимдер»), уже позже стали давать и электротовары (стиральную или швейную машину, телевизор) и мебель. 
     
    Ныне в Израиле, справляются свадьбы в один день, а до эмиграции проводились свадьбы по отдельности, сначала у невесты, и через день или два у жениха. Трудно представить, глядя на нынешнюю молодёжь, что в прошлом наши предки заключали настолько ранние браки. Обычно разница в возрасте между женихом и невестой составляла от 7 до 15 лет и старше. Возраст невесты составлял 12-15 лет, иногда даже сватали и 4-5 летних девочек. Нередко в 14-16 лет девушки становились уже матерями.          
    Только в конце XIX в. российские власти стали выражать недовольство тем, что на Кавказе существует обычай раннего вступления в брак и был наложен на это строгий запрет. Стала проводиться просветительская работа внутри самой общины. И после 1920-х гг. подобные ранние браки совершались все реже, пока не вышел закон о вступлении и даже обручении девушек только в возрасте 17-18 лет.

    Эмиграция внесла свои коррективы в процесс создания семьи в горско-еврейской общине. Во-первых,  молодёжь в большинстве своем стала все чаще выбирать себе спутников жизни из других еврейских общин. Во-вторых, уже по улицам не принято идти с подносами тэбэho на голове, с гурьбой родственников, друзей и музыкантами, нас просто засмеют. Да уже многие не справляют «гудушпенду», несут все подарки, за день до свадьбы, когда невеста посещает микву. 

    Свадебная тема всегда вызывает интерес, молодёжь стала интересоваться обычаями своих предков, и это, безусловно, хороший признак. Пусть только все они будут счастливы и найдут себе достойную пару!