• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 77.73
    85.74
    21.83
    Мнения
    Сами Перец
    Мнения

    Любимец Второго Израиля

    На днях аналитик 13-го телеканала, доктор Авишай Бен-Хаим, который специализируется на ультраортодоксальном секторе, сказал: «Бой против преследования Нетаниягу превратился в битву за душу израильской демократии и против попыток отрицать роль Второго Израиля в демократическом процессе».

    Таким образом, он добавил еще один уровень полемики о расследовании против Нетаниягу, который принесет премьеру большую пользу. Его теория основывается больше на эмоциях, чем на фактах. Тем, кто удивляется, что общего у Нетаниягу со Вторым Израилем – социально неимущими слоями населения – Бен-Хаим пояснил: «Нетаниягу – большая любовь Второго Израиля, это – его самый верный электорат. Попытка отрицать политику идентичности смехотворна с интеллектуальной точки зрения».

    Никто и не станет отрицать, что они – его электорат, как и то, что они обожают Нетаниягу. Партия Нетаниягу обладает мощной поддержкой на периферии. Но Бен-Хаим с умышленной слепотой говорит про обожание премьера среди его избирателей, игнорируя тех, кто вовлечен в его уголовные дела: его сотрудники Ари Эро, Шломо Фильбер, Нир Хефец, ставшие госсвидетелями обвинения; генпрокурор Авихай Мандельблит и бывший генинспектор полиции Рони Альшейх – религиозные сионисты, которых назначил сам Нетаниягу;  медиа– и бизнес-магнаты вроде голливудского продюсера Арнона Мильчена, владельца концерна «Йедиот ахронот» Нони Мозеса и владельца компании «Безек» Шауля Аловича.

    Как ни посмотри на обвинительное заключение, там не найдется ни малейшего намека на связь с людьми Второго Израиля. Эти обвинения включают гедонизм и подарки Мильчена; одержимую кампанию за комплиментарное освещение СМИ; очернение политических соперников (преимущественно из правого лагеря) и выгоды, которыми Нетаниягу осыпал Аловича и его компанию.

    Следуя обвинительному заключению по «делу 4000», Второй Израиль больше платит за телефонные услуги, потому что Нетаниягу хотел позитивных новостей на сайте Walla, находившемся под контролем Аловича. Нетаниягу хотел восторженное освещение его деятельности, которое еще больше увеличило бы любовь к нему со стороны Второго Израиля, и был готов заплатить за это, ударив по карману свой преданный электорат, а также лишить их возможности получать ежедневную бесплатную газету «Исраэль ха-йом» (он предложил ее владельцу Шелдону Эдельсону сократить тираж газеты, как часть своей сделки с Мозесом).

    Бен-Хаим ограничивает нужды Второго Израиля эмоциональной сферой – обожанием Нетаниягу – как будто цены и честная конкуренция их не интересует.

    По мнению Бен-Хаима, Второй Израиль иногда включает ЦК «Ликуда», иногда – ультраортодоксов. Например, он заявил, что наличие академической степени стало обязательным условием попадания на госслужбу, чтобы лишить Второй Израиль куска пирога.

    Здесь Второй Израиль неожиданно сжимается, включая только ультраортодоксов, среди которых мало у кого есть академическая степень, игнорируя при этом сотни тысяч людей, которые получили дипломы с тех пор, как с начала 90-х в стране стали расцветать колледжи. Многие из них родом из Второго Израиля, но, присоединившись к общественному и деловому сектору, они стали частью Первого Израиля. Может ли быть, что с той минуты, как они туда интегрировались, они больше не интересуют Бен-Хаима? Они перестали быть базовым электоратом? Разве социальная мобильность и продвижение по службе, основанное на образовании, перестали что-то значить?

    Бен-Хаиму трудно устранить противоречие между заявленным преследованием «большой любви Второго Израиля» и прошлыми расследованиями главных фигур Первого Израиля – Эхуда Ольмерта, Авраама Хиршзона, Хаима Рамона, Дани и Нохи Данкнеров – вместе с представителями левого лагеря до переворота 1977 года. Даже Ицхак Рабин был вынужден подать в отставку из-за долларового счета жены, который в то время считался незаконным.

    Бен-Хаим утверждает, что юридическая система нацелена на подрыв всей политической системы, но более агрессивно ведет себя по отношению к «представителям Второго Израиля», однако не может доказать, как именно это делается. Вопрос Второго Израиля заслуживает серьезных дебатов, как и положение юридической системы. Но привязывание этих тем к расследованиям Нетаниягу не принесет никакой пользы.

    Если в истории Нетаниягу и есть жертвы среди Второго Израиля, они появляются преимущественно в главе о пострадавших бывших работниках обслуживающего персонала в резиденции главы правительства.

    Источник: Детали