• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 77.73
    85.74
    21.75
    Культура
    Мария Якубович

    Как песня из американской оперетты добралась до Варшавского гетто

    Театр в Варшавском гетто

    Возможно, это самая публикуемая песня на идиш.

    А прозвучала она впервые — в знакомом нам варианте — в оперетте на Второй авеню, средоточии американского еврейского театра.

    Ее автор (или талантливый аранжировщик), дирижер и композитор Яков Коппель Сандлер, родился в Белой Церкви Киевской губернии Российской империи. В детстве вместе с известным кантором Пинхасом Минковским пел в хоре местной синагоги; стал солистом и регентом; но женился и пришлось заняться торговлей. Разорившись, в 1888 году он эмигрировал в США.

    В первое время он был регентом хоров у известных канторов и одновременно работал в еврейских театрах: дирижером, композитором и даже режиссером. В 1896 году Сандлер написал музыку к нескольким спектаклям нью-йоркского театра «Виндзор».

    Goldfaden plate.jpg
    Плита на Аллее звезд еврейского театра в честь его основателя Абрахама Гольдфадена. Нью-Йорк

    История американского еврейского театра и его репертуар — это отдельная тема. Насладитесь названиями этих спектаклей: «Благодарение божье, или Еврейский министр», «Геройская армия», «Благословение, или Еврейский король Польши на одну ночь»; последний спектакль был поставлен по пьесе Мойше Гуровица, антрепренера и драматурга из Львовского еврейского театра, описанного Шолом-Алейхемом в романе «Блуждающие звезды».

    В основе пьесы – легенда. Когда в IX веке в Польше угас княжеский род, поляки не сошлись на кандидате и решили, что князем будет тот, кто первым войдет в город. Первым явился Абрам Проховник (пороховых дел мастер). На следующий день он передал корону Пясту. Легенда – позднейшего происхождения: порох тогда еще не был изобретен.

    В пьесе героиня была распята (!) за веру и на кресте пела патетическую молитву. Гуровиц предложил Сандлеру вдохновиться псалмами Давида. Второй стих из 22-го псалма – «Эли, эли, ломо азафтони» («Б-же, Б-же, зачем ты меня оставил») показался тому подходящим. Текст и музыка были написаны за ночь. Благодаря этой арии, прозвучавшей в исполнении Софьи Карп, спектакль не сходил со сцены многие недели.

    Б-же, Б-же, зачем ты меня оставил?

    В огне и пламени они жгли нас.

    Они обвиняли нас и издевались над нами.

    Но никто не может отвратить нас от тебя,

    От твоей Святой Торы,

    От твоего пути.

    Шма, Исроэль!

    Г-сподь, Б-г наш,

    Г-сподь единственный.

    Впрочем, есть версия, что песня существовала в различных частях Европы как народная и канторская. На издании ее нот в 1921 году написано Hebrew Folk Song & Yacob Koppel Sandler. Авторство текста на какой-то срок присвоил и крупнейший антрепренер, актер, режиссер и драматург Борис Томашевский. В течение некоторого периода имя Сандлера даже не упоминалось в нотах и на пластинках с этой песней. Но потом Сандлер, лишенный роялти и славы, судился и победил.

    Maurice Richmond Music Co., New York, NY, 1919..png
    В этом издании и слова, и музыка приписываются Джейкобу Сандлеру. Изд-во Maurice Richmond Music Co., New York, NY, 1919

    McKinley Music Co., Chicago, IL, 1921..png
    Здесь песня уже названа народной. Изд-во McKinley Music Co., Chicago, IL, 1921

    «Эли, Эли» стала первым еврейским театральным шлягером. Песню пели великий кантор Иоселе Розенблат, великий певец Ян Пирс, Белла Бейкер, Шлоймелэ Ротштейн, Джозеф Виноградов и сотни других еврейских и нееврейских певцов.

    S. Schenker, New York, NY, 1921.png
    Песня в исполнении Иоселе Розенблатта. Изд-во S. Schenker, New York, NY, 1921

    Интересно, что во многих канторских исполнениях Eyli поется как Keyli – так как имя Б-га произносить нельзя.

    Сандлер не дожил до исполнения своей песни в военной Варшаве.

    Варшавское гетто было основано 16 октября 1940 года. Численность его населения составила 400 000 человек, или около 30% населения Варшавы. В ноябре гетто было окончательно закрыто стеной от внешнего мира. Гетто пополнялось и немецкими евреями, что подтверждает видео.


    Свыше 56 тысяч человек были убиты там, на месте или погибли от голода и болезней. Остальные  депортированы в концлагеря и лагеря смерти, большей частью в Треблинку.

    До самого страшного конца мужественные люди в гетто жили, работали, ставили пьесы, писали романы, пели. Театры и кабаре собирали зрителей. Довид Айзенштадт, в годы между двумя мировыми войнами оказавший сильное влияние на развитие еврейского музыкального мира, в гетто продолжил сочинять музыку, дирижировать, выступать с концертами и обучать молодых музыкантов; стал одним из создателей Еврейского симфонического оркестра, давал концерты в театре «Фемина» и часто аккомпанировал своей дочери, прозванной Соловьем гетто.

    Довид.jpg
    Довид Айзенштадт

    Соловей гетто, Мириам, или Мария, или Марыся, Айзенштадт была любимицей публики. Она отучилась в Высшей школе имени Фредерика Шопена в Варшаве. Чудесным лирическим сопрано с огромным диапазоном и необычным тембром она исполняла труднейшие партии.

    Марыся Айзенштадт фото евр институт.JPG
    Мария (Мириам) Айзенштадт. Фото: Еврейский исторический институт

    Ей аккомпанировал не только отец, но и яркий пианист Владислав Шпильман.

    История Владислава Шпильмана легла в основу сюжета  фильма Романа Полански «Пианист»: в 1943 году Шпильману удалось выбраться из гетто, и он скрывался в разрушенном доме на польской стороне; там его нашел капитан Вермахта Вильгельм Хозенфельд, который тайком приносил ему еду и тем самым спас.

    В начале Второй мировой войны Марыся, как и многие из польских еврейских музыкантов, собиралась переместиться в СССР. Но мать, рыдая, уговорила ее остаться. В гетто они попали всей семьей.

    В изданной в Америке огромной антологии еврейской песни под редакцией Элеонор и Джозефа Млотеков есть сведения, что существует фильм, снятый немецкой киногруппой о жизни в гетто. И там красавица Марыся Айзенштадт поет «Эли, эли». Текст, вдохновленный 22-м псалмом Давида, точно передавал состояние жителей гетто, не знающих, сколько еще им отпущено жизни.

    Я не смогла найти этот фильм. Но послушайте потрясающую запись в исполнении Нехамы Лифшицайте.


    Когда немецкие солдаты на сборном пункте отправки в Треблинку погрузили Довида Айзенштадта с женой в разные вагоны с Марысей, она в панике бросилась к родителям, чтобы не разлучаться с ними в последние часы своей жизни, и была уже у дверей родительского вагона, когда ее застрелил эсэсовский офицер. Довид Айзенштадт и его жена погибли в газовой камере.

    Марысе, Соловью гетто, был 21 год.