64.61
72.32
17.93
Интересное
Яна Любарская

Как еврейскому эмигранту выжить на минимальное пособие, или Германия слезам не верит

«Хорошо там, где нас нет» гласит известная пословица. Так думал и Михаил Геллер, пенсионер, родившийся в Городе на Неве, когда вместе с женой в девяностые годы отправлялся за лучшей жизнью в Германию. Однако то, что казалось ему когда-то далеким, сытым, безоблачным счастьем, вскоре приняло свои реальные очертания, потускнев и омрачившись не очень радостными событиями. А без знания немецкого языка новая жизнь нашего героя едва ли оказалась легче предыдущей. К тому же через какое-то время после эмиграции у него обнаружили четвертую стадию онкологического заболевания. А страна, в которой нашла свой новый дом эта еврейская чета, живет своей жизнью и не верит слезам приезжих. Возможно, опыт Михаила Геллера как-то пригодится тем, кто продолжает мечтать о заграничном рае или просто планирует переезд.

Михаил Геллер родился в в 1947 году в Ленинграде. Его мама на протяжении всей блокады работала в детском доме, перенесла множество невзгод. В 1944 году родился старший брат Михаила. «Когда я родился, мама трудилась на двух работах, воспитывала нас с братом. С малых лет любил готовить, стряпал обед для мамы, научившись этому у еврейской старушки, жившей с нами по соседству. Повзрослев, научился готовить множество еврейских блюд, могу самостоятельно накрыть стол на сто персон, готовил для еврейской общины Бад-Нендорфа», — с упоением рассказывает о своем хобби бывший ленинградец и с дрожью в голосе вспоминает проявления послевоенного антисемитизма. Сосед по коммунальной квартире мог, например, язвительно задеть мальчишку, пока тот готовил уроки на общей кухне: «Эй, жидовская морда, чего зря электричество жгешь?!» — кричал ему пьяный.

После окончания техникума Михаил работал механиком по холодильным установкам, заготовителем сельхозпродуктов. Система кооперации, в которой он трудился 21 год, обеспечивала продовольствием весь Ленинград. В 90-х годах Северная столица, как и вся страна, пережила тяжелейший экономический кризис. Усиливался антисемитизм, криминальная обстановка на улицах тоже не радовала. Тогда еврейская чета Михаила и Гали Геллеров решила эмигрировать: «С 1995 года мы находимся в Германии. Сначала поселились в Бад-Пирмонте, в первом лагере для переселенцев, через месяц нас перевели в Бад-Нендорф, где мы и остались. В этом чудесном курортном городке уже 23 года живем в съемной квартире», — объясняет Галина Геллер.

В Германии Михаил заболел, у него диагностировали онкологическое заболевание четвертой стадии. В итоге рак удалось загнать в стадию ремиссии. После чего наш герой пять лет состоял на медицинском учете в качестве онкологического больного, имел специальные льготы, которые затем по неизвестной причине с него сняли, ничего не объяснив: «Почему власти Германии лишили меня экономических послаблений, полагающихся людям в моем положении? Не знаю... Мне просто сказали, что рак неизлечим, но я, мол, способен обслуживать себя сам. К сожалению, я совсем не могу самостоятельно себя обслуживать, из-за чего имею немало проблем!» — с волнением рассказывает Михаил, который теперь вынужден покупать лекарства из своего скудного немецкого пособия.   

Только приехав в Германию, Геллеры успели здесь немного поработать и стали обладателями скудной немецкой пенсии, а также мизерной российской. В дополнение к этим небольшим деньгам они получают т.н. «грундзихерунг» — социальное пособие, позволяющее обеспечить прожиточный минимум. Но этих денег им катастрофически не хватает, ведь, по словам наших собеседников, цены на коммунальные услуги в последнее время резко выросли, все подорожало: электричество, отопление, вода, сильно бьет по карману элементарный поход в продуктовый магазин. Но, к несчастью, немецкие власти совершенно не волнует то, что выжить на минимальное пособие по бедности в богатой капиталистической стране очень и очень сложно, а порой и просто невозможно.

Недавно в семье пенсионеров произошел и вовсе вопиющий случай. В счет оплаты коммунальных услуг их съемной квартиры в Бан-Нендорфе с них потребовали высокую доплату по коммунальным платежам, совершенно неподъемную для них: «Началось все с того, что квартирная хозяйка прислала нам счет в 600 евро, без учета полагающейся мне, как онкобольному, скидки, “заботливо” разбив эту сумму на ежемесячные платежи!» — с отчаянием восклицает пенсионер. Пожилые люди немедленно обратились в свое социальное ведомство, которое выплачивает им минимальную пенсию, но сотрудники, по закону обязанные защищать интересы своих подопечных, отказались взять на себя даже часть требуемых расходов, прислав Михаилу и Галине соответствующее официальное письмо с сухой отпиской на немецком языке, которое пара даже не смогла прочитать.

Тогда, не теряя последней надежды, Геллеры отправились за поддержкой в Ганновер, к известному русскоязычному адвокату. Им так хотелось верить, что опытный служитель Фемиды поможет справиться с вопиющей несправедливостью, пресечь попытки богатой немки заниматься незаконными вымогательствами: «Многоквартирный дом, в котором мы живем, обслуживается домашним мастером, машиной по вывозу мусора, снабжается водой, и за все это мы платим. А такие вещи, как текущий ремонт дома, чистка крыши ложатся на хозяйку, которая не имеет права распределять эти расходы между жильцами, это ее дом, который она сдает, за который получает деньги!» — возмущается Михаил. Особенно больно для него прозвучало предложение в его адрес поискать другую квартиру. Но ведь совершенно понятно, что неизлечимо больной человек просто не имеет сил и возможностей менять место жительства, а постоянный прессинг со стороны хозяйки, отсутствие поддержки своего социального ведомства, лишь вынуждают пожилых евреев экономить еще жестче, отказывая себе в самом необходимом, что особенно пагубно для онкобольных: «Сменить жилье мы сегодня не можем, аренда квартир сильно поднялась, новых крыш над головой в нашем небольшом курортном городке и так не хватает, да и на переезд нет никаких сил, нам с мужем даже нельзя поднимать тяжести…» — вздыхает Галина Геллер.

Адвокат Ольга Ефременко активно взялась за дело, ведь она старается никогда не отказывать тем, кто действительно нуждается в помощи: «При первоначальном рассмотрении этой ситуации складывается впечатление, что чиновники неверно трактуют статью закона. Повышение платы за квартиру не должно быть связано с тем, что клиенты перерасходовали отопление или электричество. Перерасход связан с расходами арендодателя или собственника дома. По моему мнению, аргументация обвинителей — немного надуманная, искусственная, даже в чем-то антисемитская. А пенсионеры не имеют никакого отношения к перерасходам владелицы», — подчеркнула юрист.

«При начислении социального пособия в Германии учитываются все виды заработков и доходов индивидуума. Если человек получает российскую пенсию в сумме 100 евро и заработанную в Германии пенсию того же размера, то ему доплачиваются необходимые средства, чтобы человек имел прожиточный минимум, составляющий примерно 800 евро на одно лицо. Это и есть “грундзихерунг” — так называемое социальное пособие на жизнь», — прокомментировал ситуацию российский адвокат Игорь Лукашев, работающий в Ганновере. 

Чем закончится борьба онкобольного еврейского пенсионера и его супруги за свои права — покажет время. Мы обещаем обещает следить за развитием этой душераздирающей истории, и в скором времени сообщим подробности иска адвоката к германским «слугам народа» по данному вопросу.

А тем, кто все-таки собирается эмигрировать, следует хорошо подготовиться еще до выезда: выучить язык и историю страны, ее правила и законы. Ведь знания, юридическая подкованность в таких серьезных вопросах, непременно увеличат шансы новоприбывших на успех и на новую счастливую жизнь.  

Комментарии

Теги