• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.58
    70.39
    18.31
    Наука
    Юрий Табак

    Казнить или миловать…

    200 лет назад, 3 декабря 1819 г., в бедной еврейской семье в Вильно родился Даниил Абрамович Хвольсон.

    Он был пытливым и охочим до наук с детства. Привычное образование в хедере и ешиве его не удовлетворило. В 18 лет он по надписям на польских лавках выучил латинские буквы и самостоятельно изучил по словарям русский, немецкий и французский языки. А потом пешком отправился в Варшаву и затем в Пруссию, где отучился в Бреславском и Лейпцигском университетах, получив степень доктора философии. 

    Известно, что наука до добра не доводит. В России еврею трудно было добиться успехов на научном поприще, и талантливому, многообещающему Хвольсону предложили креститься. Что тот и сделал, поскольку науку очень любил. Рассказывают, что когда у Хвольсона спрашивали впоследствии, по убеждению он крестился или по расчету, он ответил: «Да, я был убежден, что лучше занимать место профессора в Санкт-Петербурге, чем место меламеда в Эйшишках».

    В итоге Хвольсон стал выдающимся востоковедом, на труды которого ссылаются и поныне. Блестящий знаток древних языков и фантастически эрудированный в области древней и средневековой семитской литературы, он оставил яркий след почти во всех областях ориенталистики.

    Но не только. Исторический опыт средневековья и Нового времени показывает, что почти все обратившиеся в христианство евреи вели себя в лучшем случае нейтрально, а в худшем крайне агрессивно по отношению к своим соплеменникам. Хвольсон представляет собой одно из немногих исключений из этого правила. Он принимал активнейшее участие во всех антиеврейских процессах, выступая экспертом и защитником на стороне обвиняемых, убеждал влиятельных государственных чинов в беспочвенности обвинений. Хвольсон буквально спас от казни десятки евреев. Его книга «О некоторых средневековых обвинениях против евреев», где Хвольсон развенчивает ложь кровавых наветов, до сих пор остается одним из основных трудов на эту тему.

    Его соплеменники (хотя уже не единоверцы) были весьма впечатлены деятельностью Хвольсона. Про него ходили легенды, что Хвольсон стал православным с целью тайной помощи братьям-евреям (как когда-то подобные легенды ходили про апостолов Петра и Павла).

    В 1881 г., после того, как благодаря убедительной аргументации Хвольсона, судьи оправдали обвиняемых по Кутаисскому делу-навету, ученому довелось проезжать через Кутаиси, его пригласили в местную синагогу. Он вошёл в синагогу, сопровождаемый лично главным раввином и наиболее уважаемыми евреями города. Синагога была освещена необычно ярко, Ковчег завета открыт. Община прочла благословение, главный раввин произнес страстную речь на иврите, приветствуя Хвольсона, после чего другой раввин произнес речь на грузинском, которую перевел на русский язык глава общины и вручил Хвольсону памятный адрес. Подобная встреча в синагоге еврея-выкреста (о чем, несомненно, знали все присутствующие) является, по всей видимости, уникальным событием в российской, да и, пожалуй, в мировой истории.

    Таким образом, Хвольсон остался запечатленным в истории как крупный ученый и как заступник и спаситель евреев. И его книга, «О некоторых средневековых обвинениях против евреев», в которой воплотились обе его ипостаси — ученого и заступника евреев — актуальна до сих пор, о чем свидетельствует ее перепечатка в 2010 г. московским издательством «Книжники».

    Книга.jpg

    Однако есть серьезная проблема. Когда Хвольсон крестился, он совершил тягчайший грех с точки зрения иудаизма. Понятно, что научные и культурные достижения выкрестов для магистрального еврейского сознания являются слабым аргументом, если вообще каким-нибудь. Все они негодяи и предатели. И Мандельштам, и Пастернак, и Рубинштейн, и Галич с Романом Якобсоном. И благочестивых евреев никакие их творческие достижения особо не беспокоят.

    Но ведь Хвольсон — другое дело. Тут цепочка особая выстраивается: крещение — научная известность — спасение евреев. Не крестился бы — и не спас. А ведь спасение еврейской души — величайшее деяние в мире.
    И тут возможны три направления традиционной иудейской мысли:
    1. Лучше не крестился бы, а уж с евреями Бог потом сам бы решил, что делать.
    2. Это Божий промысел — крестился, зато евреев спас.
    3. Грех совершил, а потом его искупал. Может, даже тшуву совершил (что, впрочем, маловероятно).

    Какой вектор выбрать? Вопрос, кажется, нетривиальный.

     

    Комментарии