• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 3 Декабря 2016 | 3 Кислева 5777
    • 64.15
    • 68.47
    • 16.68
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня Завтра
    USD ЦБ 64.1528 +0,0000 64.1528
    EUR ЦБ 68.4703 +0,0000 68.4703
    ILS ЕЦБ 16.6929 -0,0148 16.6781
  • Общины

    Tablet

    Как Адина Бар-Шалом, дочь рабби Овадьи Йосефа, стала главным ультраортодоксальным бунтарем Израиля

    2
    Бар-Шалом в средней школе «Химмельфарб» в Иерусалиме

    Лауреат Государственной премии Израиля, основательница колледжа и бывшая швея, она стремится объединить светскую и религиозную жизнь для нового поколения харедим.

    Адине Бар-Шалом было четыре года, когда двое полицейских в штатском вошли в дом ее семьи в Каире, где ее отец Овадья Йосеф занимал должность заместителя главного раввина Египта. Недавно началась Война за независимость между только что появившимся Израилем и его арабскими соседями. Одержимые внутренней угрозой, египетские власти обыскивали еврейские дома в поисках оружия.

    «Они не верили, что у отца нет оружия. Он показал им свои книги и сказал: эти книги и есть моя защита, я раввин», – недавно вспоминала Адина Бар-Шалом.

    «Я восхищаюсь Бенни Лау, который позволяет одиноким женщинам рожать детей вне брака»


    Уверенные, что полицейские не арестуют человека, у которого есть два малыша, Маргалит, мать Бар-Шалом, приказала ей и ее младшему брату Якову обнять отца за ноги и не отпускать. Идея сработала – раввина оставили в покое.

    «Представьте себе четырехлетнюю девочку, которая думает о том, что ей нужно спасти отца, потому что так ей сказала мать», – сказала Бар-Шалом.

    Сегодня, более чем 65 спустя, Адина Бар-Шалом по-прежнему предана раву Овадье – выдающемуся сефардскому ученому XX века. Прошло два года с его смерти, и старшая дочь раввина с тревогой наблюдает, как исчезает наследие ее отца.

    ШАС – политическое движение, которое он основал в 1984 году, сейчас находится под контролем ультраконсервативных раввинов Совета мудрецов Торы.

    Образовательное движение Ma’ayan Hachinuch Hatorani отказывается включить в учебные планы ешив светские предметы, тем самым обрекая своих студентов на жизнь в нищете.

    «Через 10 лет наши дети осудят нас за безрассудство и пренебрежение», – сказала 70-летняя Бар-Шалом.

    Перед выборами в марте прошлого года она приняла решение остаться в партии отца ШАС, хотя многие сионистские партии и движения Израиля предлагали ей вступить в их ряды. Бар-Шалом вместе с Яфой Дери, женой лидера ШАС и министра внутренних дел Арье Дери, сформировала Совет женщин ШАС. В декабре 2014 года на пресс-конференции Дери пообещала женщинам открыть двери в политическую жизнь страны. Однако надежды не оправдались – в августе прошлого года женсовет прекратил свое существование.

    «Мои студенты и все женщины в семье были крайне разочарованы, – сказала она. – Они думали, что в результате я открою им двери в политику. Кнессет обладает наибольшей силой для изменения положения вещей».

    В прошлогодних национальных выборах впервые в истории Израиля принимала участие ультраортодоксальная женская партия U’Bizchutan. Однако Бар-Шалом никогда не рассматривала возможность присоединиться к ней.

    «Женские партии никогда не добивались успеха в Израиле. Я не вижу причин, по которым они могли бы преуспеть, особенно в ультраортодоксальном секторе», – сказала она, в то же время добавив, что ШАС под руководством рабби Шалома Коэна, приемника раввина Овадьи Йосефа на посту председателя Совета мудрецов Торы (руководящего комитета партии), больше не является «партией моего отца».
    Разочаровавшись в харедим-политике, Бар-Шалом в настоящее время делает упор на высшее образование для ультраортодоксального сообщества.

    «Общество харедим стоит на распутье, – пояснила она. – Мальчики хотят изучать английский язык и математику. Они не могут быть успешными в современном мире без знания светских предметов. Нельзя разрешить им изучать только религиозные дисциплины, необходима комплексная образовательная программа. Если мы не решим этот вопрос сегодня, расплата будет ужасна – молодые люди вообще не захотят посещать ешивы».

    Просвещение ультраортодоксальных евреев стало настоящим призванием Бар-Шалом с тех пор, как 25 лет назад ее дочь, сертифицированная медсестра, не смогла продвинуться по карьерной лестнице из-за отсутствия ученой степени. Не желая отправлять дочь в израильский университет, в 2000 году Бар-Шалом решила осуществить свою мечту и основала харедим-колледж, где мужчины и женщины обучались отдельно друг от друга. Благодаря этой инициативе и активной социальной работе Адина Бар-Шалом стала лауреатом престижной Государственной премии Израиля в 2014 году.

    В середине января Бар-Шалом приехала в «Химмельфарб» – современную ортодоксальную школу для мальчиков в центре Иерусалима, – чтобы поделиться своими взглядами на ультраортодоксальное общество и на кризис, который оно сейчас переживает. На той неделе это была уже ее вторая лекция в государственной средней школе.

    «Я приехала, чтобы подтолкнуть каждого из вас изменить мир, – сказала она. – Я не великий оратор, я просто женщина, которая привыкла совершать великие дела. Я хочу, чтобы люди поверили в себя, начали задавать вопросы и оглянулись вокруг».
    Закончив выступление, Бар-Шалом ответила на вопросы учащихся. Один студент спросил ее, почему она не обращается за профессиональной помощью к американским ультраортодоксам, которые преуспели в интеграции светской и религиозной жизни. Второй студент спросил, что она думает о призыве харедим в ряды ЦАХАЛа. После выступления Бар-Шалом к ней подошел один из учеников и признался, что потерял веру, и спросил, какую ценность в таком случае имеет соблюдение им религиозных обычаев.

    По иронии судьбы Бар-Шалом была вынуждена отказаться от собственной мечты стать учителем в 14 лет, когда ее родители решили, что она будет швеей.

    «Я была талантливой девочкой, которая хотела посещать учительскую семинарию вместе со своими друзьями», – вспоминает она.

    Но вскоре Бар-Шалом начала гордиться своей профессией. В 18 лет она вышла замуж за Эзру Бар-Шалома, а через год открыла салон свадебных платьев. Это было полностью ее решение – работать от зари до зари, обеспечивая троих детей, поскольку муж посвятил свою жизнь изучению Торы и стремлению стать даяном – религиозным судьей.

    «В 17 лет мне стало ясно, что я выйду замуж за человека, который захочет стать даяном, – вспоминает она. – Это уважаемая профессия. Я не хотела становиться женой раввина округа или города, ведь тогда мне бы пришлось работать с ним, а я не хотела быть частью этого мира. Я хотела развиваться в области шитья и моды. Я жаждала новых знаний и творческого вдохновения, хотела принимать участие в выставках».

    В 1972 году, когда ее отец стал главным сефардским раввином Израиля, Бар-Шалом проходила обучение в колледже текстильных технологий, моды и дизайна им. Шенкара. После того как муж запретил ей изучать психологию, она решила во что бы то ни стало получить образование и с головой окунулась в светскую жизнь Израиля.

    «Я испытала культурный шок, встретившись с необычными представителями израильского общества, – сказала Бар-Шалом. – Раньше я никогда не встречалась с ЛГБТ-сообществом. Обычно вы общаетесь с людьми своего круга, а здесь я столкнулась с совсем другим, особенным сообществом. Это породило много вопросов и внутренних дебатов. Существуют вещи, которыми вы не можете поделиться со своим окружением».

    Бар-Шалом говорит, что встреча с гомосексуальным коллегой оказала на нее огромное влияние.

    «Для женщины, пришедшей из другого мира, встретить такого человека было удивительно. Я встретила человека, которого в какой-то степени полюбила. Это был хороший, добрый друг. Должна ли его ориентация отпугнуть меня, заставить отвернуться только потому, что она отличается от общепринятой? – спросила я себя».

    В прошлом августе Бар-Шалом отправилась поддержать семью Ширы Банки – 16-летней девушки, которая была зарезана во время гей-парада в Иерусалиме. Свой визит она скрыла от Эзры, своего мужа и ближайшего соратника по религиозным делам, опасаясь, что он будет против.

    «Позже он был удивлен, что я не сказала ему о своей поездке. Он сказал: «О чем ты говоришь? Если бы ты сразу всё мне рассказала, я бы поехал с тобой», – вспоминает она.

    Бар-Шалом говорит, что ультраортодоксально сообщество только начинает бороться с проблемой гомосексуализма. Ее отец, выдающийся ученый, никогда не занимался этим вопросом. Однако права женщин в контексте еврейского закона были чрезвычайно важны для рава Овадьи, чего нельзя сказать о современных ультраортодоксальных лидерах.

    «Мой отец говорил, что каждый даян должен относиться к женщине, обратившейся в суд, как к собственной дочери, – сказала Бар-Шалом. – В реальности дела обстоят иначе. Даяны так не думают и не могут принимать серьезных, справедливых решений. Страдания других их не касаются. Они трусливы и, к сожалению, недостаточно обучены. Я считаю, что любой, кто имеет достаточное образование, может решить любую проблему. Я не хочу никого очернять, но нам не хватает храбрых великанов. В отличие от ученика средней школы, с которым я говорила ранее, великий ученый не пытается понравиться своим друзьям. Он должен взять на себя ответственность как лидер и решать проблемы его людей. Если он хочет охранять Тору, это единственный путь. В момент, когда он пытается угодить посредственным ученым, посредственность побеждает, и в этом заключается наш провал».

    Едкая критика раввинистического истеблишмента Адиной Бар-Шалом в немалой степени относится к ее младшему брату Ицхаку Йосефу – нынешнему главному сефардскому раввину Израиля, который занял этот пост в 2013 году. Она говорит, что публично не высказывает нареканий в его адрес. Вместо этого Бар-Шалом просто сказала: «Жаль, что нынешние главные раввины стараются, но всё же не дотягивают до стандарта».

    Бар-Шалом, которая с уважением относится к проблемам женщин, с завистью смотрит на либеральных раввинов современного ортодоксального мира.

    Сообщество раввинов, таких как Бенни Лау, обсуждает деликатные вопросы, которые не осмеливаются поднимать ее раввины. «Я восхищаюсь Бенни Лау, который позволяет одиноким женщинам рожать детей вне брака», – сказала она.
    «Все раввины допускают это постфактум, когда женщина уже беременна. Никто не назовет ребенка некошерным, и все они будут давать ценные советы по процедурам регистрации, чтобы не сталкиваться с проблемами в дальнейшей жизни. Но ни один раввин не скажет женщине, что она может родить ребенка вне брака. Однако Лау хватило смелости сказать это. Я поделилась с мужем своими впечатлениями, на что он ответил: «Ой, вэй!» Так мы спорим о подобных вещах», – смеясь рассказала она.

    В прошлом году после более чем 40 лет, прожитых в Тель-Авиве, Бар-Шалом и ее муж переехали в Иерусалим. Ежедневные поездки на работу в харедим-колледж отнимали много сил, но она до сих пор не совсем в восторге от переезда.

    «Я скучаю по Тель-Авиву. Мне там нравилось. По сравнению с Иерусалимом это совсем другой мир. Он более открытый, менее напряженный и он дышит. Скажу как религиозная женщина: думаю, он может сделать много хорошего для иудаизма», – сказала Бар-Шалом.

    Автор: Elhanan Miller

    2
    comments powered by HyperComments