• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 3 Декабря 2016 | 3 Кислева 5777
    • 64.15
    • 68.47
    • 16.69
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 64.1528
    EUR ЦБ 68.4703
    ILS ЕЦБ 16.6929
  • Общины

    www8.gsb.columbia.edu

    Как живет по Торе замглавы американской разведки АНБ

    65 1
    Фото: www8.gsb.columbia.edu

    Как первый директор по управлению рисками Агентства национальной безопасности, Энн Нойбергер '05 решает одну из наиболее актуальных проблем в правительстве США на сегодняшний день – проблему обеспечения национальной безопасности при соблюдении гражданских свобод и неприкосновенности частной жизни.

    Энн Нойбергер родилась в еврейской семье, которая, как и многие другие, пострадала во время Холокоста. Из восьми ее прабабушек и прадедушек семеро погибли в концлагерях. Нойбергер училась в школе для девочек, а затем поступила в женский колледж Lander College for Women, где студенты наряду с академическими дисциплинами изучают иудаику. Нойбергер – религиозная еврейка – соблюдает кашрут и в пятницу уходит с работы до захода солнца, чтобы встретить шабат с семьей. В АНБ поддерживают стремление своей сотрудницы оставаться верной своей вере и традициям.

    «Разведывательные операции должны проводиться с определенной секретностью»

    Чуть более полутора лет прошло с тех пор, как Энн Нойбергер '05 стала заниматься тем, что при любых обстоятельствах было бы сложным заданием: она стала работать первым главным сотрудником по рискам Агентства национальной безопасности. 

    Эта организация, занимается защитой наиболее чувствительных коммуникаций правительства США и проведением разведывательных операций путем мониторинга глобального потока данных.

    Должность была учреждена после утечки информации, произошедшей через СМИ вследствие публикации Сноуденом секретных документов, которые проливают свет на операции АНБ по наблюдению в Соединенных Штатах и по всему земному шару.

    Утечка была катастрофой, нанесшей сокрушительный удар по связям с общественностью, для агентства, исполнительной службы и технических гигантов, таких как Google, Apple, Microsoft и Facebook, а также для телекоммуникационных компаний, таких как Verizon, которые под угрозой судебного преследования со стороны правительства США были вынуждены предоставить коммуникации конкретных пользователей в АНБ и в ФБР.

    В ответ на эти откровения директор АНБ адмирал Майкл С. Роджерс создал усиленный отдел по управлению рисками в агентстве и сделал это направление одним из главных приоритетов в работе агентства, поставив также цель вновь обрести доверие различных заинтересованных сторон – в том числе американской общественности.

    «[АНБ] признало, что нам нужно взглянуть на группу риска с деловой точки зрения, – говорит Нойбергер, – целостно используя последовательный способ для измерения уровня рисков и управления рисками в нашей очень сложной работе».

    Поэтому Роджерс и обратился к Нойбергер, которая в течение семи лет работы с ВМС и АНБ доказала, что может творчески решать проблемы, связанные с ограничением риска и оптимизацией операций. В возрасте 38 лет перед ней поставили задачу создания модели риска для агентства. Актуальность такой модели была одной из причин того, почему Нойбергер с таким воодушевлением взяла на себя эту роль. «Разведывательные операции являются в некотором смысле фундаментальным упражнением в управлении рисками, – объясняет она. – Если нация собирает слишком мало разведывательной информации или анализирует ее слишком консервативно, ее граждане могут подвергаться риску. С другой стороны, если она собирает слишком много такой информации или использует методы анализа, которые считаются слишком агрессивными, это может привести к нарушению ее основных ценностей и к утрате демократической легитимности».

    Работая через агентство в тесном сотрудничестве с лидерами, Нойбергер создала новые процессы и работала, реализуя их в рамках АНБ. Она и другие высокопоставленные чиновники АНБ затем предприняли меры по организации обсуждения методов проведения новых процедур с внешними аудиториями, в том числе с учеными, частными адвокатами и технологическими компаниями. Тем не менее усилия по нахождению выхода из этой ситуации могут зайти слишком далеко, отмечает Нойбергер. «Я очень чувствительна к необходимости понимания гражданскими лицами в демократическом обществе принципов проведения разведывательных операций, – говорит она. – Но для того, чтобы быть эффективными, разведывательные операции должны проводиться с определенной степенью секретности».

    Автор: Jen Kitses

    Источник: www8.gsb.columbia.edu



    65 1
    comments powered by HyperComments