• Пожертвовать
  • Оставить отзыв
  • Прислать материал
  • Магазин
  • STMEGI Junior
  • Игра Гофлоо
  • 11 Декабря 2016 | 11 Кислева 5777
    • 63.30
    • 67.21
    • 16.58
  • Конвертер дат

    Григорианская дата

    Еврейская дата

    Курсы валют
    Сегодня
    USD ЦБ 63.3028
    EUR ЦБ 67.2086
    ILS ЕЦБ 16.5842
  • В мире

    CBC / Radio-Canada

    Стив Маман, еврейский Шиндлер, спасает молодых женщин, ставших рабынями ИГИЛ

    2
    Стив Маман обменивается рукопожатием с премьер-министром Канады Стивеном Харпером

    Стив Маман – бизнесмен из канадского Монреаля – стоит за проектом «Освобождение христиан и детей-езидов Ирака (Х.Д.Е.И.). 

    Подобно Оскару Шиндлеру, который спасал евреев из нацистских лагерей смерти, Стив Маман занимается спасением женщин-езидов, а также христианских женщин и девочек от сексуального рабства.

    «Когда речь заходит о молодых женщинах, всё всегда сводится к изнасилованиям, к повторяющимся актам насилия»

    «Чем я руководствуюсь? Всё просто. Я еврей и принадлежу к народу, который уже пережил Холокост… Шесть лет мы провели в ожидании, пока люди ответят на наш крик, придут и спасут нас», – сказал Маман Мэтту Гэлловею, ведущему передачи «Как это происходит».

    По сообщениям ООН, тысячи женщин и девочек были проданы в сексуальное рабство или насильно выданы замуж боевиками «исламского государства» с тех пор, как в прошлом году ИГИЛ развернул военные действия в Северном Ираке. Восемь месяцев назад Маман решил, что пора принимать меры: «Я сказал себе, что уже слишком много месяцев прошло в бездействии, а тем временем езиды и христиане страдают в халифате. Я планировал использовать свои связи в Ираке, а также связи в правительстве… Я надеялся, что это поможет забрать детей из опасных мест, я больше не собирался сидеть и ждать, пока весь остальной мир начнет действовать».

    Проект заработал. Маман заявляет, что благодаря его усилиям удалось спасти уже 128 детей. Он говорил с детьми после освобождения, и их шокирующие рассказы демонстрируют суровую правду здешней жизни. «Когда речь заходит о женщинах, молодых женщинах, всё всегда сводится к изнасилованиям, к повторяющимся актам насилия… Их могут перепродавать по многу раз, мы знаем о случаях избиений, слышали о женщинах, которых держат под наркотиками, знаем о женщинах, которых держат в настоящих клетках, знаем о женщинах, которым угрожали сожжением заживо, если они не согласятся оказывать сексуальные услуги».

    Детали финансирования, способствующего счастливому освобождению детей, остаются тайной, покрытой мраком, но Маман дает понять, что это не просто выкуп детей за деньги: «Мы мобилизуем средства… сотрудничаем с командой, которой можно доверять… Эти люди получают деньги, которые мы им посылаем, и за последние 15 лет им удалось обзавестись прекрасными связями в Ираке».

    Он подчеркивает: «В Мосуле миллионы жителей, и не все из них в ИГИЛ, поэтому мы работаем с этими миллионами и создали команды, которые хотят работать с нами, чтобы освобождать этих девочек».

    Работа с такими командами означает покрытие их расходов на логистику и безопасность, пока они ведут переговоры с захватчиками. Маман говорит, что захватчики – это не только боевики ИГИЛ, но и гражданские лица, желающие воспользоваться ситуацией. Также он утверждает, что деньги не идут напрямую в ИГИЛ.

    «Мы не вступаем в сделки с ИГИЛ, и мне этого достаточно… Мы имеем дело с посредниками, которые желают помочь, и я готов покрывать их расходы, чтобы спасти мир, – говорит Маман и добавляет: – С этой точки зрения… я нацелен на спасение жизней… и для меня не так важно, каким маршрутом движутся деньги и прочее».

    Более того, Маман считает, что бесполезно отслеживать денежные потоки, чтобы понять, идут ли они на поддержку ИГИЛ: «ИГИЛ это не правительство, ИГИЛ это не официальное лицо, ИГИЛ – это группа людей, которые называют себя ИГИЛ, и у них есть флаг, и это всё, что у них сейчас есть. Если вы платите ИГИЛ, то должны помнить, что нет такого сообщества ИГИЛ, вы платите физическим лицам».

    Вызывает беспокойство, согласятся ли ИГИЛ и дальше освобождать захваченных. Но если рассматривать ситуацию как возможность для бизнеса, такие соглашения должны стимулировать ИГИЛ захватывать еще больше девочек. Но когда возникает вопрос, не приведут ли деньги к тому, что проблема только обострится, Маман сразу же отметает эту идею: «Сегодня ИГИЛ стоит $4 миллиарда. Неужели вы думаете, что мои скромные $2000–3000 за ребенка могут в той или иной форме способствовать укреплению ИГИЛ?»

    Маман уверен, что результат его усилий перевешивает все риски. Ну а что часть его денег в итоге может оказаться в руках ИГИЛ – всего лишь неизбежная жертва, посредством которой можно получить хороший результат.

    «Тогда уж давайте встанем и скажем 1200 уцелевшим благодаря Оскару Шиндлеру и 15 000 их потомков, что они были освобождены незаконно… потому что их освободили благодаря тому, что Оскар Шиндлер платил нацистам, – возражает он. – В конце концов, например, мы работаем с брокерами, и может так произойти, а может, происходит уже сейчас, что эти деньги пройдут через компанию стоимостью в четыре миллиарда долларов и превратят ее стоимость в четыре миллиарда и две тысячи, но кого это волнует?»

    2
    comments powered by HyperComments