57.65
69.07
16.54
Люди и личности

Горская еврейка Зоя Щербатова: «В 90-е годы в моей семье тоже началась "перестройка"»

Есть такие люди, которые своими благородными делами, несут людям духовный свет.

Зоя Щербатова – горско-еврейская женщина, соблюдающая традиции, – одна из них. Я познакомилась с ней на одном из мероприятий в г. Сдерот, где она вместе со своими подругами по женской организации «Джууройму» проводила семинар.

Заметив, с каким энтузиазмом и оптимизмом она готовится к мероприятию, я решила обратиться к ней с просьбой дать согласие на интервью.

Мы встретились с ней в одном из кафе в Иерусалиме, где в непринужденной обстановке я смогла задать ей несколько вопросов.


– Зоя, я обратила внимание на то, что ты имеешь организаторский опыт. Скажи, пожалуйста, это у тебя наследственное, передалось от твоих старших?

– Скорее всего, да. Думаю, что рассказывать о нашем большом роде Шербатовых будет нелегко, и поэтому в первую очередь хотелось бы вспомнить о прадеде Юно. Он жил в даргинском селении Дашлаар Сергокалинского района (Дагестан). Был отцом 4-х детей: трёх дочерей – Дыды, Мозол, Зоов (я ношу ее имя, так как у нее не было своих детей) и единственного сына – моего дедушки Юханона.

Мой отец Юно, названный в честь деда, очень рано, в пятилетнем возрасте, лишился отца. По горско-еврейским обычаям того времени, его мать оставила малыша на воспитание у тети Ягдановой Мозол, где в семье и так подрастало четверо своих детей. Не помню уже, в каком возрасте папа сбежал на поезде на Урал. Но его тетя Зоов разыскала сбежавшего племянника и привезла к себе домой в Махачкалу. Обучаясь в школе, отец не раз проявлял себя как активист, был организатором и лидером команды тимуровцев. Фото отца раньше висело в Дагестанском краеведческом музее. Когда подошло время, тети сосватали ему девушку Милько из г. Буйнакск. Ее отец – дедушка Нафтали Мушаилович Нафталиев – родом из селения Доргели. Когда родители поженились, то поселились жить в г. Каспийск. Мама работала портнихой, шила верхнюю одежду, а папа сначала устроился мастером в ПТУ, а некоторое время спустя перешел работать на завод «Дагдизель». Нас в семье трое: старший брат Юра – Юханун, вторая – я, и младшая сестра Света, названная в честь нашей прабабушки Сельфит. Несмотря на тяжелое детство, отец вырос достойным человеком и смог воспитать нас такими же достойными, всем своим детям помог получить высшее образование.

После окончания вуза я работала некоторое время в Каспийске, в филиале Ленинградского Гидроприбора. Но вскоре вышла замуж за Валерия Черносвитова и переехала жить в Ленинград.

– Каспийск в советское время считался одним из самых современных городов на Кавказе. Каким тебе запомнилось время детства и юношества в этом городе?

– Каким мне запомнился мой родной Каспийск? По тем временам это был развивающийся, молодой и современный город Дагестана. В городе находилось два больших предприятия: завод «Дагдизель» и завод точной механики. Благодаря существованию этих предприятий, в Каспийск приезжало по распределению очень много молодых специалистов, окончивших различные вузы и техникумы.

Времена моего детства и юношества прошли в этом красивом городе. Я училась в средней школе №1. Очень часто вспоминаю, как в период летних школьных каникул мы по утрам бегали с братом и сестрой на море, а иногда встречали рассвет с отцом на берегу. Море в это время было тихим, спокойным и гладким, даже порой не слышно было шума волны. Часто в школьные каникулы мы ездили в пионерский лагерь им. Назарова (он находился в Сергокалинском р-не). А иногда родители отправляли нас в Буйнакск, к бабушке с дедушкой. Об этих годах можно вспоминать и рассказывать много прекрасного.

По семейным обстоятельствам я долгое время не могла посетить родные места, и вот, благодаря Вс-вышнему, 35 лет спустя, летом 2015 года, вместе со своей сестрой Светланой я поехала в Дагестан. Нам удалось встретиться с несколькими выпускниками нашего вуза. Вспоминали, как мы всегда ездили в стройотряды по Дагестану, это были консервные заводы в Касумкенте, Хасавюрте и другие.

– Как мне известно, в те годы в России стали возрождаться еврейские культурные центры, значит, приближение к истокам иудаизма у тебя началось до репатриации?

– Да, можно и так сказать, именно в это время в Петербурге стали открываться еврейские школы. Одна из них – школа «Мигдаль Ор», где обучались мои сыновья Александр и Юно. По окончанию школы они репатриировались в Израиль, где отслужили в ЦАХАЛе, а затем получили образование в колледже и университете. Мой старший сын женат, у него подрастает четверо детей. Ты спрашиваешь, как я пришла к религии? Но я, как правило, не люблю это выражение, для меня ближе – соблюдение традиций и выполнение определенных заповедей, которые даны нам по Торе.

– Тогда правильнее будет говорить, что нам с детства были знакомы наши еврейские праздники и именно от наших предков…

– Верно, живя на Кавказе, мы уже знали о многих наших еврейских традициях и праздниках от нашего дедушки Нафтали. Семья моей мамы была из соблюдающих. Другое дело, что мы, в силу своих жизненных условий, не принимали это по тем или иным причинам. Но, когда наступили 90-ые годы, в стране стало все меняться. И у меня тоже в семье началась «перестройка» в очень тяжелой форме. В 1992 году ушел из жизни мой муж, и я осталась одна с двумя маленькими детьми. Старшему сыну Александру – 9 лет, а младшему Юно – 7 лет. Именно в этот момент я  и ощутила помощь Вс-вышнего. В Петербурге открылись еврейские школы – отдельно для мальчиков и отдельно для девочек. Я перевела детей в еврейскую гимназию, чтобы они смогли получить от раввинов правильное «мужское» воспитание, хотя с себя ответственности за воспитание детей не снимала. В гимназии «Мигдаль Ор» обучали детей не только общеобразовательным предметам, там также преподавали уроки Торы и традиции, проводили Шабатоны.

– Интересно было бы услышать от тебя рассказ о том, как возрождалась еврейская жизнь в Петербурге в те непростые 90-годы?

– Очень даже активно и интересно. Для мам организовали женский клуб, где проходили уроки с известными раввинами. Но для меня посещение этого клуба было невозможным.

Мне интересно было познавать все вместе со своими детьми, что, к сожалению, я сама лично не могла им дать. Вот так мы постепенно стали приближаться к соблюдению Шабата, кашрута и других правил еврейской жизни. После получение аттестата зрелости мои дети постепенно переехали в Израиль. Я же осталась в Петербурге и начала посещать женский клуб, а также заниматься общественной работой – организацией различных женских программ и проведением семинаров для девочек.


– Благодаря тому, что у тебя уже был опыт работы с женскими организациями, в Израиле ты сразу же уверенно включилась в общественную деятельность…

– Я репатриировалась в Израиль в 2008 году. В 2013 году познакомилась с замечательными молодыми женщинами – Иланой Магасеевой-Церлин и Рутой Рабаевой. Они увидели во мне большой потенциал и сразу же предложили работать с ними, т.е. принимать участие в организации мероприятий. Подумав, я приняла решение поддержать их. Они молодцы, нужно отметить их стремление помочь нашим женщинам на пути духовного возрождения. Мне очень нравится, когда я вижу, что я нужна им в нашей обшей работе, и чувствую пользу, которую приношу нашим кавказским женщинам. Безусловно, без помощи спонсоров невозможно проводить эти мероприятия. И в этой связи хотелось бы искренне поблагодарить Виктора Абаева, президента культурного центра «Товуши». Он не раз поддерживал нас, за что мы ему безмерно благодарны!