Люди и личности
Хана Рафаэль

Бен-Цион Шамаилов: Когда мои друзья со мной…

На улице Иегуды Леви в районе Гимель города Кирьят-Ям на протяжении десяти лет действует клуб для пенсионеров с заманчивым названием «Мир прекрасен». Руководит им Бен-Цион Шамаилов, человек удивительной судьбы. Во время нашей беседы я услышала массу познавательных фактов: например, о том, как герой моей статьи в советские годы был отказником, как он, находясь в звании офицера военно-морских сил, объездил весь мир.

Б. Шамаилов пришел в клуб «Мир прекрасен» сравнительно недавно, всего год тому назад, и за это короткое время клуб стал одним из образцовых в Израиле. Не зря девиз, помещенный на стене, гласит: «Наша цель — добиться звания лучшего клуба в Израиле». И действительно, это звание уже пора присудить руководителю клуба и его активистам.
Подходя к зданию клуба, уже снаружи можно увидеть, как ухоженно выглядит территория, примыкающая к нему: с самодельным фонтанчиком, столами и стульями под навесом, цветущими зелеными насаждениями.

Мы беседуем с руководителем клуба Бен-Ционом Шамаиловым в зале, где создан небольшой самодеятельный музей горских евреев, украшенный фотографиями ветеранов ВОВ, картинами талантливого художника Эмиля Гаврилова, видами Красной Слободы.

— Уважаемый Бен-Цион, прошу прощения, что в прошлый мой приезд в ваш город, во время творческого вечера Фриды и Шушаны Юсуфовых, я не успела с вами побеседовать. Теперь же, думаю, мы можем спокойно поговорить. Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

— Я родился в 1952 году в Красной Слободе, там же закончил дневную и вечернюю школу и даже успел — до отъезда на учебу в Баку — немного потрудиться рабочим в водном хозяйстве города Куба. В 1967 году переехал в столицу Азербайджана, где до призыва в армию проучился в двух училищах: ПТУ и Бакинском мореходном. Затем служил на Черноморском флоте, в городах Севастополь и Феодосия. Когда в 1974 году я демобилизовался, мой дед на семейном совете вынес решение, что мне пора жениться. Он, видимо, боялся, что я уеду из Азербайджана. За что я ему весьма благодарен: у меня замечательная супруга с праздничным именем Пурим (Поля).

— Немного странно слышать, что вы в годы советской  власти могли так свободно выучиться на морскую специальность: ведь евреев в этой области было совсем немного…

— Да, вы, безусловно, правы. В нашем мореходном училище я был единственным евреем. Но интересен факт, что директором нашего училища был европейский еврей по фамилии Левин, а его заместителем — азербайджанец из города Куба. Несмотря на это, я многие годы возглавлял комсомольскую организацию на Бакинском машиностроительном заводе и даже получил от министра обороны Гречко звание офицера. Совместно с профсоюзной организацией нашего завода мы организовывали туристические поездки. Группы из 30 рабочих раз в полгода ездила отдыхать в разные районы Советского Союза.

— Соответственно, когда в 80-х вы решили репатриироваться в Израиль, вас автоматически причислили к рангу отказников?

— Я был в отказниках на протяжении десяти лет: с  1977 по 1987 годы. Из-за чего раз в полгода вынужден был ездить в Москву и обращаться в различные госорганы. Но, увы, каждый раз получал отказ. Но, по-видимому, мои попытки и обращения возымели действие, и в последний мой приезд в Москву, пока я ещё не вернулся домой, позвонили от начальника отдела регистраций Зотова и сообщили супруге, что мне дали добро на выезд.

— Репатрианты 70-х и 90-х годов не очень сильно отличаются друг от друга. По всей вероятности, сказывается, что в те годы был не такой уж большой поток эмигрантов из Советского Союза…

— Думаю, что в этом был некий плюс: нам не с кем было говорить по-русски. Во-первых, легче было освоить иврит, и, к тому же, легче адаптироваться. Мы сразу же, с первых дней, поселились в Кирьят-Яме. Я закончил ульпаны «Алеф» и «Бет», затем подтвердил свой диплом судового механика. Думаю, что и с работой мне повезло. Устроился в порт на международный сухогрузный корабль, с экипажем которого на протяжении 20 лет объездил многие страны мира. Когда наш корабль в 1998 году списали, под сокращение попал почти весь экипаж. Тогда я решил пойти учиться на компьютерные курсы, затем поступил работать техником на фармацевтический завод. Но после производственной травмы врачи поставили мне диагноз: «не трудоспособен». Так, перейдя в ряды инвалидов, вынужден был целый день находиться дома. Но для меня, человека,  который всегда был в действии, подобное состояние приводило к постоянным депрессиям.

— Как говорят еврейские праведники, «все, что с нами происходит — к лучшему!» Значит, и это надо было пройти. Что привело  вас к занятию общественной деятельностью?

— Четыре года назад я обратился к Адаму Амилову, председателю кавказской общины Кирьят-Яма, с просьбой найти мне что-то подходящее для волонтерской работы. Он порекомендовал мне возглавить клуб для русскоязычных пожилых людей, где я работал с 2014 по 2016 годы. Ровно год тому назад я перешел в кавказский клуб «Мир прекрасен», и мы силами общины решили оформить наше помещение. В течение десяти дней, вместе с Песахом Рувиновым и Йосефом Плиатнером, сделали ремонт. Затем обустроили двор и создали небольшой музей горских евреев. И ещё я хочу поблагодарить активистов клуба, которые помогали мне:  Илюшу Мардахаева, Соломона Хаймовича, Нафтали Нисанова (мой заместитель), Эдика Михайлова и др. Отдельную и особую благодарность  я хочу выразить замечательному человеку, который от всей души помогает людям. Это координатор по трудоустройству муниципалитета Кирьят-Яма и талантливый художник Эмиль Гаврилов. Он разрисовал для нашего музея три манекена — образы женщин трех поколений: бабушку, мать и дочь. На протяжении полугода мы с Маргаритой Козаковой провели ряд творческих вечеров и презентаций с лучшими представителями кавказских евреев Израиля, среди них: Сеня Рабаев, Ариэль Агарунов, Эльдар Гуршумов, Фрида и Шушана Юсуфовы, Михаил Агарунов, Шабтай Агарунов, Антон Агарунов и другие.

— Думаю, что у вас, как у офицера по званию, наверняка есть свой особый подход к людям.

— Каждый день я выхожу из дома в 6.15 утра и возвращаюсь в два часа дня. Пока собирается народ, занимаюсь уборкой, поливаю деревья, кусты и цветы.  Как офицер запаса, я считаю себя чересчур требовательным к порядку и дисциплине. Как объяснил мне поначалу Адам Амилов, главное, чтобы в клубе не играли в карты за деньги и не распивали алкоголь — это строго запрещено. Люблю соблюдать чистоту и порядок. Мне очень хотелось бы, чтобы наши мужчины занялись чем-то полезным. Я установил слесарный станок, у нас есть все инструменты, но, увы, нет у людей,  ни желания,  ни заинтересованности. В списке нашего клуба 45 человек, ежедневно приходят более 20. Нам активно помогают в работе: заместитель мэра Кирьят-Яма Адам Амилов и координатор кавказских проектов Дора Михайлова. Их поддержка особенно ощущается во время праздников, концертов и выездов на экскурсии по стране. Был у нас и инструктор по фитнесу, Ави, который проводил занятия каждую среду. В ближайшее время мы планируем организовать недорогую пятидневную поездку  в Азербайджан. Набираем группу из 30 человек, запланировано посещение двух городов: Баку и Кубы.

— Как мне известно, Бен-Цион, вас неоднократно награждали почетными грамотами — благодарностями за общественную деятельность. Скажите, пожалуйста, а какая из этих наград для вас наиболее ценная?

— Думаю, та, что я получил из иерусалимского музея Холокоста «Яд Вашем». Я отправил туда весь список призывников ВОВ из военного архива Красной Слободы (Кубы). И заодно нашел данные своего без вести пропавшего дяди Шамаила Шамаилова. Мне пришла благодарность от профессора Яакова Рои, главы проекта документации еврейского движения в СССР в период 1948 по 1991 гг. 

— Самый надежный тыл человека — его семья. Не зря слова «родина» и «родные» имеют один корень. Расскажите, пожалуйста, немного о своей семье.

— Мы с супругой воспитали четверых замечательных детей. Поля работала поваром в гостинице, и воспитывала детей, пока я ходил в дальние плавания. У нас два сына и две дочери. Двое из наших детей, Митя (Мататьягу) и Илана, проживают с семьями в Кирьят-Ата. У Мити свой цветочный бизнес. Дочь Зина работает в муниципалитете города Пардес-Хана, она замужем за инженером Исаем Сосуновым (уроженцем Дербента). Илана замужем за религиозным евреем из Баку Виталием Авшалумовым. А сын Шмуэль живет и работает в Тель-Авиве. У нас подрастают 15 внуков — они наше счастье и радость жизни!


Комментарии