Люди и личности

Как горская еврейка Нетту Барзилай одевала

У нее регулярно одеваются победительница «Евровидения-2018» израильская певица Нетта Барзилай и многие другие звезды шоу-бизнеса, политики, культуры, искусства, общественной жизни, которые любят в своих нарядах насыщенные цвета, эксклюзивность и ценят оригинальный покрой и наивысшее качество, внимание и индивидуальный подход к каждому клиенту. Все потому, что модельер не боится шить для обладателей нестандартных фигур, беременных невест, получивших отказ в других местах. Они приходят к нашей героине как к последней надежде. Со своими коллекциями она летает на  дорогие показы в Канны, а гостей принимает в роскошном ателье в центре Тель-Авива. Вся ее жизнь насыщена творчеством. Свежие коллекции наша героиня создает во сне, когда ее непременно посещает вдохновение, и, закрыв глаза, она видит людей, одетых в ее наряды, а воплощает увиденное уже в доме моды, с помощью своих рук и  верных сотрудников. Модельер не останавливается на достигнутом и ежедневно, маленькими шагами уверенно продвигается вперед, к очередным мечтам и целям, к покорению все новых и новых вершин. Сегодня, Ям Ягудаева не обделена вниманием СМИ и  благосклонностью израильской элиты, которая наконец-то приняла ее в свой круг избранных. Но так было не всегда…

Все наши мечты — родом из детства, эта аксиома неопровержима и подтверждена временем. То, о чем мечтаем в юности, уже во взрослом возрасте, пытаемся воплотить в жизнь. Ям Ягудаева родилась в солнечной и гостеприимной Махачкале в 1978 году. Девочке посчастливилось провести свое детство рядом с бабушкой, фронтовичкой Марией Ягудаевой, известной портнихой, поэтому уже с пяти лет внучка  начала познавать  это интереснейшее ремесло и до сих пор использует полученные от бабушки знания, создавая свои  неповторимые платья: «Все свое детство любила кукол,  одевала их, безжалостно разрезала всякие мамины занавески, одеяла. А папа постоянно говорил, что Израиль — Земля Обетованная, что все евреи давно  там, и мы безумно хотели совершить алию. Наконец это произошло, в новую страну я попала в 12 лет. Уже тогда я  прекрасно умела  шить, но о легкой жизни пришлось забыть^ мы постоянно думали, как себя прокормить. Не было даже речи о том, чтобы нормально закончить  школу, не говоря уже об университете. Надо было помогать родителям хотя бы  платить за квартиру», — вспоминает наша героиня.

Трудности лишь закалили ее, не сломили и не лишили желаний детства, она сумела выстоять, научилась бороться, плыть против течения и держаться, благодаря внутреннему оптимизму и силе духа. И эти черты характера непременно пригодятся ей в будущем. Однако жизнь на новом месте по-прежнему была очень сложной. Ягудаевы — родители и трое их детей — едва сводили концы с концами, денег на учебу не хватало, стояла одна цель: выжить. Прекрасно зная английский язык, математику, она вынуждена была с 14 лет заниматься сельскохозяйственным трудом. Со  временем школу пришлось забросить, так и не получив аттестат. Уже в  17 лет девочка открыла студию ремонта одежды в  Ашкелоне, продолжая фантазировать, как в будущем станет известным модельером. Утром работала по профессии, а вечером — официанткой, чтобы хватало на еду, помимо этого, устраивалась к лучшим местным модельерам — швеей, продавцом в магазин одежды, не стесняясь никакого вида деятельности, бралась за самые тяжелые, неблагодарные работы, связанные с миром высокой моды, и в тот момент, как она сегодня говорит, «воровала идеи глазами».  

В 19 лет наша героиня вышла замуж и стала мамой. Но жизнь в маленьком Ашкелоне угнетала и казалась скучной, ведь Ям так  хотелось расти как профессионалу, развиваться, завоевывать популярность по всей своей стране, а не в отдельно взятом городке. Тогда она впервые сделала серьезный осознанный выбор: развелась с мужем, оставила родителей, забрала троих детей и пошла за своей мечтой — переехала в Тель-Авив, открыла новую, более счастливую страницу своей жизни. Несколько лет непростого обитания в шумном мегаполисе тащила на себе быт, детей, снимала дорогую квартиру в экономическом центре страны, а по ночам плакала в подушку от обиды, отчаяния  и бессилия, ведь карьеру с детьми делать крайне тяжело любой женщине, но выбора у нее не было. Лишь через несколько лет в судьбе Ягудаевой зажегся зеленый свет. Ям познакомилась с будущим супругом, у которого тоже был один ребенок от предыдущего брака. Они встретились, чтобы больше никогда не расставаться, и сегодня живут большой дружной семьей под крышей большого, уютного дома в престижном Рамат-а-Шароне с двумя большими собаками и уютным садиком, раскинувшимся при входе во двор. Ям трепетно вспоминает, как пару лет назад все начиналось: «Открыла новый шоу-рум в центре Тель-Авива, который называю Домом моды. Сегодня я одеваю многих известных певиц, звезд шоу-бизнеса. В их числе и Нетта Барзилай, ставшая победительницей конкурса «Евровидение-2018». Она давно обожает мои наряды. У Нетты довольно нестандартная фигура и именно этим она  прекрасна. Эта исполнительница  напоминает мне моих куколок  из детства, которых я часто наряжала. Мы сшили  ей восемь платьев, одно красивее другого. Люблю полных женщин. На них можно продемонстрировать  мои авторские вещи более выгодно и эффектно, чем на худой модели. Полным людям и беременным невестам сложнее  подобрать наряд, никто не хочет шить им. Поэтому они находят меня, и я создаю для них  самые роскошные модели, в которые вкладываю частичку души и сердца, тепло своих  рук!» — объясняет она, «В прошлом году участвовала в европейском конкурсе модельеров, заняла первое место, вернулась на Святую Землю с призом, принесла славу своей стране, и местная элита, наконец приняла меня в свой круг, хотя до этого войти в высшее общество было проблематично», — делится  эмоциями  Ям.

В наше время в  большой студии по дизайну и пошиву свадебных и вечерних нарядов как для женщин, так и для мужчин, принадлежащей модельеру, можно найти не только свадебные белоснежные произведения искусства, но и удобные модели на каждый день для тех, кому важно выглядеть модно, изысканно и быть ни на кого не похожим. Ям предлагает клиентам и вечерние, и коктейльные, и концертные платья: «Израильские певицы считают, что мои наряды очень органично смотрятся на эстраде, являясь своеобразным шоу, обязательным атрибутом их сценического выступления, добавляющим исполнительнице особого шарма, звездности, изюминки и очарования. Создаю и верхнюю одежду, причем шью как для прекрасного  пола, так и для стильных, смелых мужчин, которые по достоинству оценят некую легкую экстравагантность и особый вызывающий стиль моих вещей».

Как уже говорилось выше, девушке всегда не хватало того, чего она уже смогла добиться, поэтому, Ям ежесекундно стремится к большему, мечтая покорить  изумительными нарядами Голливуд и идет к своим планам непростой, тернистой дорогой, работая по 14 часов в день, называя себя не только модельером, но и простой портнихой, которая своими руками может сшить вещь «от и до»: «Имею массу  помощниц, но стараюсь лично вкалывать, как золушка. Когда мои  сотрудники уходят домой, остаюсь в офисе и доделываю "хвосты". Работаю до сих пор по старинке, вышиваю вручную и вижу в техниках прошлого удивительные возможности, помогающие нам творить и в современном мире».  

Ям вышивает ткани сама, делает она это на огромных, занимающих весь стол, пяльцах, в то время как большинство дизайнеров сегодня перешли на использование клея. Наша героиня объясняет это тем, что быстрая работа по наклеиванию бусин сильно удешевляет внешний вид изделия: «Сегодня весь мир клеит камушки Сваровски, а я вышиваю ими вручную. Помню, как в детстве в Махачкале соседка-мусульманка кропотливо создавала ковры ручной работы. От нее я многому научилась».

Отец Ям, художник Яков Ягудаев, сыграл в ее жизни огромную роль, повлиял на ее развитие, становление и мироощущение самым серьезным образом, пробудив в ней любовь к творчеству. По утрам он будил ее запахом свежесрезанной розы, чтобы девочка открывала глаза и видела перед собой красоту. Дом в Махачкале, в котором росла будущая покорительница крутых подиумов, был наполнен художественным беспорядком, разговорами на «высокие» темы, отцовскими картинами и запахом красок, позже вдохновивших дизайнера на создание собственной ниши в искусстве: «Порой пытаюсь заглянуть в душу тех, кто будет носить мои вещи. Наряды никогда не повторяю, создаю их для конкретного человека и только один раз, поэтому, можно быть уверенными, что они абсолютно эксклюзивны. Считаю, что вот это платье подходит лишь для этого конкретного тела и исключительно для данной личности. У каждой души должно быть свое платье. Кстати, одной встречи с заказчиком  мне мало, необходимо 2-3 раза увидеть клиента, чтобы, наконец, прочувствовать его характер и понять, что ему подойдет больше всего», — делится секретами Ям, стараясь успевать и общаться с журналистами, и принимать клиентов, благо, каждая невеста занимает у нее примерно два  часа времени. Есть те, кто приобретает уже готовое свадебное платье, бывают заказчицы, мечтающие сшить наряд по личному проекту, встречается и категория девушек, вносящих свои изменения в уже готовое, приобретаемое платье дизайнера.   

Удивительный факт, но Ям не сидит в офисе, словно принцесса на троне, обтачивая пилкой маникюр и припудривая носик, а трудится с утра до ночи, словно пчелка, наравне с другими сотрудниками. Она много рисует, создает выкройки, обрабатывает на швейной машинке внутренние детали одежды, а внешними занимается вручную, соединяя части маленькими аккуратными стежками и заботливо вышивает изделие, выкладывает драпировку, почти не зная покоя и отдыха.

Ткани ипрочую фурнитуру раньше она покупала в Израиле. А три года назад побывала на выставке во Франции и с тех пор, каждый год ездит в Париж на 3-4 дня, где приобретает ткани и аксессуары: «Это огромная всемирная выставка производителей из Японии, Италии, Франции, Турции. В том ангаре собрано  все, что  относится к миру моды. На экспозиции знакомлюсь с предпринимателями и с соответствующими заводами, все это производящими».  

Ее воспитывал папа. Когда девочка подросла, то четко поняла, что отец-художник — очень непростая личность, которая живет, в основном, для себя, в своем неизведанном мире. Но она смотрела на него как на Б-га, мечтая  во всем  походить на родного человека. И гены, очень сильная вещь, конечно, проявились и в Ям: «Не умела рисовать до 30 лет, а когда захотела научиться, начала посещать папины уроки, но все заканчивалось слезами и истерикой, ничего хорошего из этого не выходило. Он  повторял, что мне это не нужно. А я  объясняла, что не  могу без этих знаний продолжать проектировать наряды. И тогда папа сжалился и дал мне несколько уроков, ведь без основ академического рисунка очень тяжело создавать платья. К счастью, это принесло свои положительные плоды. Если раньше, набрасывала на бумаге платье и надевала его на фигуру, то сегодня свободно рисую и тело, и платье, могу любую задумку перенести на бумагу. Если бы не мой папа, не смогла бы этого делать. Весь мой дом в его картинах, вся моя жизнь, каждый мой шаг, любое  воспоминание детства, каждый макет, который он мне сделал  — это отец. Если бы у меня не было такого детства и такого чудесного художника в нем, все в моей судьбе могло бы сложиться совсем иначе».

Конкуренции Ям Ягудаева не боится: свои изделия она считает лучшими и уникальными в своем роде: «Мои израильские коллеги  не могут позволить себе шить такие же платья, какие делаю я, они стремятся  избежать трудоемкого процесса, любят все упрощать. Поэтому я спокойна. Начинаю выходить в мир, обо мне говорят на ТВ, и  моя стратегия  всем хорошо известна: создаю вещи высокой моды практически вручную! Одеваю и селебритиз, и обычных людей, стремящихся выглядеть неотразимо».  

Имея шоу-рум в Тель-Авиве, Ям Ягудаева ведет переговоры о своем новом ателье с Монте-Карло и Лос-Анджелесом, где знаменитая «Формула-1» когда-то предложила ей одевать гонщиков. Израилю, считает девушка, до сих пор тяжело ее принять: «Это я, наконец, приняла Израиль, а не он меня. Я еврейка, родила здесь детей от отца-израильтянина, значит, я там, где должна быть».

Из-за того, что наша собеседница очень много работает, у нее почти нет друзей, ведь она приходит домой очень поздно, а в пятницу и субботу предпочитает подольше поваляться в постели, приготовить что-то вкусненькое, порадовать родных домашней кухней, провести время с близкими: «Люблю семью и свой дом. Лучший мой отдых — покопаться в маленьком огороде, где выращиваю с одной стороны 15 видов кактусов,  с другой розы, с третьей миниатюрные деревья, которые стригу сама.  А еще отменно  готовлю, по праздникам устраиваю домашним трапезы с пышно накрытым столом».

Самого модельера, как  многих представительниц прекрасного пола, одевает утреннее настроение, ее наряд дня будет полностью зависеть от того, с какой ноги девушка сегодня встала, но можно с уверенностью сказать, что вещи эти будут обязательно сшиты ею самой: «Ношу одежду  собственного производства, одеваться начинаю с обуви. Предпочитаю  разноцветные наряды,  кричащие, вызывающие, провокационные. Могу выйти на улицу в сапогах до колен и с короной на голове, надеть туфли  цвета металла с желтой сумочкой. Если на душе скверно или в этот день мне должно быть удобно, влезаю в  штаны и курточку. Однажды приобрела дорогие материалы и сшила себе из них повседневные спортивные костюмы, которые ношу в те дни, когда предстоит много двигаться», — рассказывает она.

Как за художника лучше всего говорят его картины, так за модельера это делает его одежда, являясь лицом и визитной карточкой мастера. Основная цель модельера Ям Ягудаевой — прославиться на весь мир и одевать  жителей не только Израиля, но и гораздо большего числа стран и континентов, став известной в самых далеких частях земного шара. И можно не сомневаться, что звездные клиенты нашей героини, такие как певица Нетта Барзилай, победившая на всемирном конкурсе, а еще упорство и огромное трудолюбие самого модельера, вера в победу и безусловная поддержка ее детей, мужа и отца-художника, обязательно помогут ей осуществить задуманное, причем в самое ближайшее время. «Когда заканчиваю какое-то платье, то испытываю непередаваемые ощущения, будто на свет появился мой ребенок. Могу даже при этом плакать от счастья, от переполняющих эмоций», — завершает она.

Яна Любарская

Комментарии