Люди и личности
Анджелла Рувинова

Путь к мечте капитана дальнего плавания Дмитрия Пейсахова

Более 40 лет уроженец Дербента, достойный сын общины горских евреев, капитан дальнего плавания Дмитрий Пейсахов бороздит моря и океаны нашей планеты. Мне посчастливилось познакомиться с этим скромным, мужественным и в то же время очень мягким человеком, который любезно согласился рассказать о себе и о не простом пути к мечте всей своей жизни.

- Дмитрий Александрович, расскажите немного о себе.

- Я родился в городе Дербенте 16 февраля 1957 года. Так случилось, что родители мои развелись. Маму звали Одосо Ягудаевна, вскоре после развода с отцом вышла замуж за горского еврея из города Грозный и переехала туда жить. Отец, Александр Истахарович,тоже создал свою семью и жил отдельно. Меня воспитывала бабушка Рувинова Сарье Рувиновна, мама моей матери. Корни моей мамы были из еврейского села Муьшкуьр.

- Как проходило ваше детство?

- Удивительно, я не помню, что я ел два дня назад, но зато очень хорошо помню свои детские годы и всю ту атмосферу в которой я жил. Как я уже говорил, меня воспитывала бабушка вместе с которой мы прошли много тяжелых дней. Своего дома у нас не было и мы все время жили на съемных квартирах в очень стесненных условиях и я это очень хорошо помню. Помню каждую нашу съемную квартиру, где мы жили на улице Таги-Заде №3, потом Таги-Заде №17 около кинотеатра «Родина», затем в доме на улице С.Стальского. Последнее место, это была квартира в стандартном дворе на улице Красноармейской или еще горские евреи называли этот район «слапотке». Это была квартира моей тети Мозол, сестры моей мамы, которая в 1972 году репатриировалась в государство Израиль.

- Какими были ваши будни и о чем Вы мечтали в эти годы?

- Рос я как все мальчишки того времени, без излишеств, ходили на море, больше времени    проводили на улице. Бабушка Сарье работала в колхозе имени Жданова, как многие женщины из общины горских евреев. Но в школе всегда старался, учился хорошо. Учился рядом с домом в СОШ №1 с 1964 по 1974 годы. Несмотря на то, что жили бедно я с благодарностью вспоминаю этот период своей жизни, школу, друзей - одноклассников и моих первых учителей. Щербакова Мария Андреевна моя первая учительница, а Осипова Розалия Иосифовна мой классный руководитель и наставник. Именно мои учителя смогли привить мне тягу к знаниям, уважение к окружающим и смогли выработать во мне целеустремленность и веру в мечту. Стать моряком мне хотелось с самого раннего детства, не помню откуда, но после 4 класса я через военкомат, где была сформирована группа таких детей как я, первый раз поехал в Ленинград поступать в Нахимовское училище, и по каким-то непонятным причинам я не прошел отбор. Спустя годы я могу предположить, что информация о такой возможности могла прийти к нам от брата моей бабушки, дяди Яангила, который тогда жил в Москве, который полагал, что обучаясь в этом заведении я буду находиться на полном государственном обеспечении и смог бы облегчить жизнь моей бабушки.

- Первая попытка на пути реализации своей мечты оказалась неудачной. Повлияло ли это на то, чтобы забыть о своей мечте и оставить ее?

- Нет, конечно. Шли годы я учился в старших классах, когда в начале 70х годов в наш город своим ходом прибыл теплоход «Ахундов» и на его борту и на базе ОСВОДа (Общество спасения на водах) был организован клуб юных моряков, который я с большой охотой стал посещать и еще более устремился к своей мечте стать моряком.

- Чем занимались вы в клубе юных моряков, что изучали?

- Этот клуб юных моряков стал для меня вторым домом, который приближал меня к мечте всей моей жизни и с еще большим желанием и усердием я изучал морское дело. Мы изучали устройство двигателя и его работу. Кроме этого всем членам клуба выдали морскую форму, которую я носил с большим достоинством. После завершения курса мне выдали диплом, который давал мне право управления маломерным судном и диплом аквалангиста.

Обучаясь в школе в 9-10 классах, в период летних каникул я работал спасателем на базе отдыха московского автомеханического института, которая располагалась недалеко от селения Каякент. На эту базу приезжали студенты и преподаватели этого вуза с некоторыми я познакомился и до сих пор поддерживаю дружеские отношения. Что говорить, прекрасное было время.

- Так или иначе вам все-таки удалось частично познакомиться с морским делом и что на этот раз?

- После окончания средней школы у меня не было сомнений и я поехал поступать в Ленинградское мореходное училище, но к сожалению не поступил. Домой ехать не хотелось, так как знал, что там я не смогу реализовать свою мечту. Устроился на работу матросом на наливное судно. Год я был матросом на судне. Многому научился, многое познал. Тяжелый матросский труд, работа вручную с просмоленными канатами приносили не только радость. А в 1975 году был призван на действительную срочную службу. В военкомате сам попросил, чтобы меня направили служить в военно-морской флот. С 1975 по 1978 года служил на одном из кораблей Северного Флота, который базировался в городе Североморск Мурманской области на Кольском полуострове. За годы службы дважды ходил в дальние походы и за время службы дважды поощрялся отпуском домой. После службы вернулся в Ленинград, чтобы опять попытаться реализовать свою мечту, и я вновь пошел в матросы, но уже в океанское плавание, правда без захода в заграничные порты.

- Как долго вы ходили матросом?

- Около четырех лет. В 1979 году я поступил на заочное отделение в Ленинградское мореходное училище, успешно и досрочно закончил его в 1982 году, получив специальность техник - судоводитель. И вот с этого момента я смог занимать должности от 3-го помощника капитана до капитана в каботажном плавании.

Впоследствии закончил Ленинградский институт водного транспорта по специальности инженер - судоводитель. Менялось время, менялась и политика и вот с 1986 года я получил паспорт моряка что давало возможность ходить заграницу и посещать иностранные порты. В 1989 году мне на коллегии Министерства Морского Флота выдали диплом капитана дальнего плавания.

- Профессия судоводителя очень ответственная, опасная и сложная. Вы наверное постоянно находитесь в напряжении. Как Вы с этим справляетесь?

-То, что профессия судоводителя ответственная говорить не приходится, ведь море ошибок не прощает, мелочей в нашей работе нет. Надо безопасно проложить курс судна наиболее кратчайшим путем, избегая циклоны и шторма, расположить безопасно груз, чтобы он не сместился и конечно же в первую очередь думать о безопасности экипажа. Сложности подстерегают везде: шторма, поломки в море и к сожалению, участившиеся теперь случаи пиратства и похищения моряков на подходах к африканскому континенту.

 - Вам самому бывало страшно во время шторма?

- На посту капитана мысли о себе отходят на второй план. Моя задача - обеспечить безопасность судна и экипажа. Необходимо правильно выбрать курс и скорость относительно волны, чтобы уменьшить количество ударов волн о корпус судна. Нужно контролировать углы крена, следить за тем, чтобы не возникло смещение груза.

- Вы когда-нибудь встречались с пиратами?

- Из собственного опыта могу рассказать случай с пиратами. В 2011 году во время рейса на пути в порт Эквадора за 15 минут до прибытия лоцмана на борт на экипаж нашего торгового судна неожиданно нападают пираты, меня с капитанского мостика препроводили в мою каюту, где вкололи мне препарат от которого я отключился почти на сутки, а тем временем другие из пиратов вскрыли сейф капитана и украли его содержимое – в том числе часть зарплаты экипажа и все остальное что для них представляло интерес. Мне и моему экипажу еще повезло, ведь пираты похищают людей, зная, что все моряки застрахованы и за спасение они могут получить выкуп. Эта ситуация на море остается и сейчас вблизи берегов Нигерии и Камеруна. В районе Сомали ходят патрули и только здесь сейчас ситуация немного поспокойнее.

Сейчас вообще стало очень сложно плавать в районе африканского континента в том числе из-за мигрантов, которые бегут от голода из своих стран в Европу и прячутся на корабле.

- Расскажите о буднях капитана Дмитрия Пейсахова.

- Сегодня я хожу в плавание на Норвежском торговом судне под Багамским флагом более 18 лет. Команда, которая находится в моем подчинении состоит из 25 человек экипажа: 3 помощника капитана, 4 механика, электрики, радисты, кок (повар) и матросы. Вот такие у нас будни.

Доля моряка – совмещать жизнь на море и на суше. На берегу меня тянет в море, а на судне сердце рвется к семье.

И спешить есть куда! Дома меня ждет моя любимая семья: супруга Татьяна с которой мы познакомились 40 лет назад в 1978 году в одном из самых романтичных городов России - Ленинграде, трое внуков, дочь Анна и сын Анатолий. Мы воспитали двоих детей, оба они закончили Санкт-Петербургский университет: Анне 37 лет она педагог и специалист по праву, замужем, воспитывает троих детей. Анатолию 31 год, он специалист по пиар-менеджменту, пока холост.

- Вы объездили много стран. В каких странах вы еще хотели бы побывать?

- Да, побывал я во многих странах, но признаюсь, что уже нет прежнего стремления побывать еще где-то, наверное годы берут свое.

Но я хочу сказать, что несмотря на то, что по роду своей профессиональной деятельности я повидал много заморских стран и разных людей, а большая часть моей жизни прошла в Санкт-Петербурге, мой маленький родной город Дербент и близкие друзья детства по прежнему остаются одними из самых дорогих моему сердцу и в моей жизни. Последний раз я был в родном Дербенте в 2016 году. Надеюсь посетить его в самое ближайшее время. Что может быть прекраснее того места, где прошли твое детство и юность, где все напоминает о близких, родных тебе людях, многих из которых, к сожалению нет со мною рядом. Любовь к родному городу Дербент навсегда в моем сердце.

- Что бы dы хотели пожелать читателям портала STMEGI?

- Свой подробный рассказ о начале своей морской карьеры я хотел бы адресовать молодым людям, чтобы им было понятно, если есть мечта и есть желание осуществить ее, ничто не может служить препятствием на ее пути.

Э гьемме ниетгьой хуьшде рассошит!

Комментарии