• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 74.44
    90.37
    22.55
    Люди и личности
    Хана Рафаэль

    Лейла Мирзоева: «Мечтаю, чтобы психологическая реабилитация была доступна каждому»

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi
    Лейла Мирзоева: «Мечтаю, чтобы психологическая реабилитация была доступна каждому»

    С Лейлой Мирзоевой я познакомилась на одной из конференций в Москве, которые регулярно проводит её тётя, Фрида Юсуфова, под эгидой Всемирного конгресса горско-еврейских женщин. Моей героине 41 год, она заботливая мать троих детей: Александра, Максимилиана и Розалины.

    Проживает в Баку и занимается любимым делом. Наша переписка переросла в содержательное интересное интервью.

    - Лейла, как мне известно, твое детство прошло в столице Азербайджана. Расскажи, пожалуйста, немного о себе, о своей семье.

    - Я из большой дружной горско-еврейской семьи, моего отца зовут Натан Борисович Мирзоев, а маму (светлая ей память) звали Маргарита Шалумовна (в девичестве Гаврилова). Наша семья довольно известна в общественных кругах России, Израиля, Азербайджана, а также и в других странах мира. Да, мое детство прошло в Баку, и я очень люблю этот город, где и ныне живу и работаю. Когда мне исполнилось 15 лет, наша семья переехала в Москву. Но о Баку у меня остались теплые воспоминания из детства: здесь я научилась дружить, любить, радоваться и т.д. С самого детства у меня были доверительные отношения с отцом, с мамой было немного сложнее. Масштаб души своей мамы, я поняла только после ее ухода из жизни (шесть лет тому назад). Я безмерно благодарна Всевышнему за своих родителей, и в своих молитвах я всегда обращаюсь к маме, прошу ее благословения. Мой отец, очень мудрый, любящий и сострадательный человек, многим вещам научил нас с детства, прививал нам ценности. Он говорил: если даже если у тебя один кусок хлеба, раздели его с окружающими. Я росла в многонациональном дворе: двери наших домов всегда были открыты. Мы все были очень дружны, и до сих пор поддерживаем общение, несмотря на то, что жизнь раскидала нас по разным уголкам планеты. У меня есть братья и сестры родные и двоюродные, и все мы очень дружны, отношения у нас доверительные, для меня это очень важно. В целом, если говорить о детстве, оно запомнилось радостным и душевным. Поэтому и переехала из Москвы в Баку. Здесь очень комфортно, моя душа здесь радуется, я даже пишу стихи, любимый город вдохновляет на это.

    - Моя коллега и подруга, Фрида Юсуфова, не раз рассказывала мне о своей матери, т.е. твоей бабушке Доре. Какой она тебе запомнилось, и что ты можешь рассказать о её детях?    

    - Мою бабушку звали Дора Шавадьевна (светлая ей память). Как мне ее временами не хватает, я ее очень любила и любовь наша была взаимной. И в моем характере отразились ее проявления любви к людям, она была очень мудрой женщиной. Её сын, мой отец, для меня пример мужчины — мужественности, отваги и доблести. Когда начал разгораться конфликт в Нагорном Карабахе, папа добровольно отправился на войну, сказав, что эта страна — наша Родина, наша земля, и мой долг — защищать дом моих детей. Когда Азербайджан вернул свои земли, он не мог сдержать слезы радости. Ведь он готов был отдать свою жизнь и знал эту войну изнутри, был ранен в первую войну и еле выжил. На самом деле, в нашем роду немало творчески одаренных людей. Как и я, папа тоже пишет стихи. Его сестра, моя тётя Фрида Борисовна Юсуфова, разносторонняя творческая личность. Дядя, Гасан Борисович Мирзоев, — очень деятельный человек: президент Гильдии российских адвокатов, ректор Российской академии адвокатуры и нотариата, президент Международной ассоциации русскоязычных адвокатов, председатель Коллегии адвокатов «Московский юридический центр». Наш дедушка, Борис Натанович Евдаев, был доктором технических наук, инженером-железнодорожником. Писал книги по этой теме, работал начальником отдела управления Азербайджанской железной дороги. О представителях нашего рода по папиной и маминой линии часто пишут в СМИ, и я горжусь ими всеми.

    - Лейла, как мне известно, большинство членов вашей семьи юристы. Наверное, ты тоже входишь в этот список? 

    - У меня два образования: по первому юрист, по второму психолог. Я выпускница Международного юридического института при Министерстве юстиции Российской Федерации. По окончании которого работала адвокатом по уголовным делам, хотя всегда меня притягивала другая профессия: психология. Я поняла, что адвокатура не мое, еще на 2-м курсе хотела бросить учебу, но по настоянию родителей доучилась. Да, у нас в роду немало юристов.

        Затем я поступила в Высшую школу психологии в Москве, проучилась там год, но так сложились обстоятельства, что вышла замуж и пришлось оставить учёбу. Спустя 11 лет вернулась к своей мечте и к 2019 году прошла профессиональную переподготовку по психологии зависимости. Это направление мне очень интересно и близко, ведь вокруг меня было немало людей с зависимым мышлением. Я стала изучать психокоррекционный коучинг, арт-терапию, которые, кстати, являются отличным инструментом в проработке эмоционального состояния человека. В настоящее время продолжаю учиться на практического психолога. Так получилось, что год тому назад меня пригласили работать в реабилитационный центр в Азербайджане, где я стажировалась в качестве психолога, проводила групповые тренинги с зависимыми ребятами, среди которых: наркоманы, алкоголики, игроки, и в этой сфере активно продолжаю развиваться.

    - В Израиле зависимых людей считают инвалидами, они получают социальное пособие по инвалидности, и к тому же в нашей стране немало реабилитационных центров. Но все равно они малоэффективны. Так как, считается, что сам человек должен осознать свою зависимость и дать согласие на лечение. Но, как всегда, первыми страдают от этого члены его семьи, т.к. зависимый человек неохотно дает согласие на реабилитацию. А как это поставлено в Азербайджане?    

    - Я работаю всего год в этой сфере и понимаю, насколько эта тема важна и непроста. Вижу сколько зависимых вокруг, как немало семей и людей страдают от этого. Но, к сожалению, многие из них не знают о том, что можно найти выход. Ведь зависимость — это болезнь: она хроническая, прогрессирующая, неизлечимая и порой смертельная, но ее можно остановить. И её можно и нужно лечить, есть инструменты, которые помогают зависимому человеку оставаться трезвым, трансформировать свое сознание и учиться жить иначе. Именно реабилитационный центр способствует формированию нового мышления у человека. Все, кто работает в центрах, помогают им справиться со своим состоянием, главное, чтобы человек понял, какие механизмы защиты психики у него срабатывают. Наша программа считается духовной и универсальной и состоит из 12 шагов, в совокупности: арт-терапии, групповых тренингов, занятий, индивидуальных консультаций, лекций, которые помогают человеку, и дают ему шанс на то, чтобы начать свою жизнь по-новому.

    - Я думаю, что психологи, работающие в этой сфере, имеют одну из гуманнейших профессий в мире. Это большая мицва — помогать людям, потерявшим из-за зависимости: семью, работу и т.д. Такое впечатление, что они становятся изгоями общества, и даже близкие и родные порой отказываются от них…  

    - Да, вы правы, к сожалению, со временем такие люди остаются за бортом, а порой и на дне общества. Но мне очень нравится работать с зависимыми ребятами, я чувствую, что могу помочь, и мечтаю стать профессионалом в этой области. Понимаю, что это сложно, но я верю в то, что у меня есть возможность, ресурсы внутренние и потенциал, чтобы помогать им. Я всегда говорю своим пациентам, что каждый человек — это ценность. Ценность, потому что раз ты есть на этом свете, значит, для чего-то ты нужен людям, своей семье, значит все не просто так. И даже если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь. Но когда людям говоришь о том, что не только члены вашей семьи, которые употребляют, болеют, но болеет и вся семья, люди, к сожалению, остро это воспринимают, и многие говорят, что все ему давали, делали, а он такой неблагодарный. Зависимость — это болезнь, сознание страдающего ей словно находится в спячке, он не понимает до конца, а даже если и понимает, то ничего с собой подделать не может, так называемая неуправляемость, механизмы психики, которые срабатывают, те иллюзии, в которых живет зависимый человек, не позволяет ему увидеть всю реальную картину, которая происходит в действительности.

    - Как мне известно, женщинам с зависимостью сложнее удается реабилитация, чем мужчинам, а как это проходит у вас в Азербайджане, с учетом кавказской ментальности?

    - Да вы правы, женский организм разительно отличается от мужского, и к тому же на сегодняшний момент, с учетом кавказского менталитета, очень сложно в этих центрах лечить мужчин и женщин вместе. Это очень мешает процессу лечения. И мы пришли к выводу, что нужно открывать реабилитационный центр для женщин и девушек, которые страдают от зависимости и помочь им возвратиться к нормальной счастливой жизни. Издавна на Кавказе считалось, что женщина — хранительница семейного очага. И если она попала в зависимость, она лишается не только своего дома, от нее порой отворачиваются члены семьи и её лишают материнства. И это ещё больше усугубляет её положение и разрушает личность. Недавно при нашем Центре мы запустили проект «Safliq» — что в переводе означает «чистота». Наш центр открыл свои двери для женщин, которые страдают зависимостями. Мы создали отличные условия для проживания пациентов, у нас отличная программа, которая выдержана временем, у нас работают профессиональные психологи, психиатры и консультанты по химической зависимости. Проводится йога и индивидуальные консультации с пациентами. Все, что мы можно предложить на сегодняшний момент людям, в рамках реабилитации, чтобы вернуть их к полноценной жизни, мы применяем. На сегодняшний момент в Азербайджане нет бесплатной реабилитации, но есть немало людей, которые нуждаются в этой помощи.

    - Лейла, скажи, пожалуйста, а какие рычаги необходимо задействовать, чтобы помочь тем, у какого нет средств на дорогостоящую реабилитацию?

    - Хочу сказать: мне так хочется достигнуть того, чтобы реабилитация была доступна каждому, кто в ней нуждается, потому что есть люди, которым действительно нужна помощь, но, к сожалению, у них нет денег, чтобы оплатить свое лечение. Думаю о том, чтобы привлекать спонсоров, заинтересованных в этом. Я считаю, общество может быть здоровым только там, где есть здоровые люди, и семья может быть счастлива там, где счастлива женщина. А зависимый человек страдает и очень сильно. Поэтому я молю Всевышнего о том, чтобы Он помог мне реализовать это проект, и мы с нашем коллективом смогли найти людей, которые смогут нам помочь в этом. И ещё, я думаю нам необходимо создать фонд, куда люди, которые готовы спонсировать, смогут пожертвовать деньги на реабилитацию зависимому человеку. Что поможет вернуть его в социум, сделать полезным и ответственным членом нашего общества, такой шанс есть, да не все смогут вернуться, многие все равно будут употреблять, и они обречены, но люди должны получить свой шанс на нормальную жизнь. Я думаю, пока только об этом, и Бог даст, и у нас все получится!

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi