Александр Гамбарян

израильский адвокат

Мнения
Александр Гамбарян
Мнения

Религия, государство, шабат и статус-кво

9 января депутаты Кнессета приняли один из самых обсуждаемых в последнее время законопроектов — тот самый, который определяет, могут ли муниципальные власти давать разрешение торговым заведениям нарушать святость субботы. Ожесточенные споры о том, каким быть Израилю — религиозным государством со светскими послаблениями или светским с религиозными особенностями, в очередной раз были проиграны теми, кто отстаивал последнюю точку зрения. Между тем, эту битву против излишней религиозности начали далеко не вчера. И одним из борцов был адвокат Иуда Реслер.

Отец Иуды Реслера, чей путь к спасению от Холокоста из Польши в Израиль пролёг через Сибирь, поселился с семьёй в Тель-Авиве и открыл сперва одно кафе, а потом ещё парочку. Кафе работали каждый день, и суббота не была исключением, за что приходилось выплачивать штрафы – муниципальные инспекторы нещадно штрафовали магазины и прочие открытые в субботу заведения. Шабат, как постановили в мэрии, – день без бизнеса, и нарушители должны караться ударом по карману. Удары по карману семьи Реслер-младший запомнил с детства, и его отношение к религиозным запретам сформировалось смолоду.

Став адвокатом, Реслер связал своё имя с борьбой против связки религия-государство, которая превратилась в Израиле в нераспутанный клубок и сегодня затрагивает такие области жизни, как семейное право, еду (кашрут), транспорт, армию, образование и ещё кучу неожиданных для нерелигиозного человека областей. Определение еврея по светскому закону было взято из законов религиозных – евреем считается только еврей по материнской линии, такова традиция еврейского народа.

Что интересно, на иврите слова «еврей» и «иудей» — это одно и то же слово, и религиозная традиция в принципе не делает различия между национальностью и религией – каждый еврей считается иудеем (неверующий или инаковерующий – просто иудеем заблудшим), а каждый нееврей, совершивший нелёгкую процедуру перехода в иудаизм (гиюр) – евреем. Соответственно, еврейское государство, основанное светскими социалистами из Европы, неминуемо вобрало в себя религиозные нормы, за которые очень цепко держатся религиозные, и против которых усиленно борются сторонники отделения религии от государства.

Первым известным делом Реслера стала защита работающей в субботу автозаправки. В 1968 году мэрия тель-авивского пригорода Рамат-Ган оштрафовала владельцев автозаправки, наливавших бензин в шабат и таким образом нарушивших муниципальный закон, запрещавший открытие магазинов по субботам. «Магазинов, а не заправок», — сказал Реслер, доведя дело до Верховного Суда – и победил. Для того, чтобы вынести решение об отмене штрафа, судьи перерыли законы и прецеденты США и Англии и процитировали 21 источник еврейского права – несмотря на грошовую, по меркам Верховного Суда, сумму штрафа, решение было прецедентным, а в английской системе права, доставшейся Израилю в наследство от британского мандата, прецедент имеет юридическую силу не меньшую, чем закон, а зачастую даже большую.

Следующая громкая победа Реслера произошла в 1969 году и была связана с явлением новым и необычным для Израиля того времени – телевизором. В тогдашнем израильском телевидении был только один – государственный – канал, да и тот вещал лишь четыре дня в неделю по несколько часов в день. Развитие технологий не оставило в стороне нашу маленькую страну, и правительство расширило сетку вещания на многочасовую и ежедневную. Точнее, вначале планировалась ежедневность, но под давлением религиозных партий шабатнее вещание отменили, и телевизор стал кошерным, не нарушающим четвёртую библейскую заповедь – помнить и чтить день субботы.

Реслеру такое ограничение пришлось не по нраву – как и многие светские люди, он не счёл нужным смириться с религиозным диктатом, но, в отличие от остальных, решил что-то для этого предпринять, а именно – подать БАГАЦ. Первый его БАГАЦ был отклонён Верховным Судом по техническим причинам – у самого Реслера не было телевизора, и суд отказался рассматривать его иск, объяснив, что у него нет личного интереса в исходе дела. Упорный юрист не опустил рук, и буквально сразу же подал новый иск от имени своего зятя, у которого был телевизор. БАГАЦ был подан в пятницу вечером, как раз к наступлению шабата, и суд, конечно же, не работал – и Реслер поехал домой к дежурному судье, которым оказался судья Берензон. После трёхчасового заседания в иерусалимском доме у судьи тот вынес решение о запрете остановки телевещания по субботам. В наше время в Израиле круглосуточно вещают тысячи каналов, но прецедент, установленный Реслером, помнят до сих пор.

А сейчас мы ненадолго вернёмся к первым годам становления Государства Израиль. В 1948 году, в разгар Войны за Независимость и за несколько месяцев до создания государства, Бен Гурион согласился дать отсрочку от армии ограниченному количеству учеников ешив, дабы те могли продолжить обучение на раввинов. Количество было действительно ограниченным – около 400 человек, однако был создан прецедент, и число освобождённых – а как оказалось, отсрочка всегда превращалась в освобождение от службы – росло с каждым годом. Если в 1948 году освобождённые от службы будущие раввины составляли 0.3% от общего количества призывников, то к концу 70-х годов этот показатель вырос в 10 раз, и Реслер не выдержал.

В 1981 году наш герой подаёт свой самый знаменитый БАГАЦ – требование прекратить практику освобождения от службы для религиозных ортодоксов. Реслер руководствовался принципом справедливости и равенства – ведь если есть ограниченное число задач, которые должна выполнить армия, и часть населения от выполнения этих задач освобождена, то невыполненная ими работа ложится на плечи оставшихся, тех, кто в армию пошёл. И почему одни могут идти учить Тору, не служа в армии, а другие будут учить, например, ядерную физику уже после службы?

Первый БАГАЦ Реслера на эту тему Верховный Суд отклонил, руководствуясь тем, что тот не доказал непосредственного ущерба для себя и, соответственно, личного интереса в исходе дела. Как мы уже знаем, последовательный и упорный адвокат не любил сдаваться, и за одним иском последовал другой, за другим – третий, и так каждые несколько лет. Долгие годы вёл Реслер войну на истощение с политическим истеблишментом, заинтересованным в сохранении текущего положения вещей – статус-кво. В ходе рассмотрения исков Верховный Суд выносил разные решения, в основном не в пользу светских граждан, однако со временем, когда процент освобождённых стал настолько высок, что было ясно, что на плечи остальных действительно ложится тяжкое бремя невыполненных задач, суд сказал – мы тут решать ничего не будем, но дальше так продолжаться не может, и дал указ Кнессету принять хоть какой-то закон, регулирующий армейский призыв. Так была создана комиссия, впоследствии породившая «закон Таля», сохранивший освобождение ортодоксов от службы в армии, и впоследствии борьба за равенство в исполнении обязанностей по обороне страны перешла на политическое поле.

А адвокат Иуда Реслер продолжает практику из своей конторы в Тель-Авиве, и не опускает руки, продолжая бороться за права светских жителей и отделение религии от государства, а также берётся за интересные и громкие дела. Так в последнее время он представлял интересы «Алеф» — женщины, подавшей жалобу на бывшего Президента Израиля, а ныне заключённого, Моше Кацава.

Источник: Shakshuka.ru