Мнения
Лев Мадорский
Мнения

Антисемитизм и антиизраилизм — «близнецы братья»

Спор с «зелёным» учеником

Есть у меня взрослый ученик (43), активист партии «Зелёных» и даже депутат парламента от нашего города. Назовём его Александр. Способный к музыке, коммуникабельный, добрый, склонный к улыбке человек. Женат и имеет троих детей.

А ещё Александр «зелёный» до мозга костей. Когда спросил в какой цвет лучше покрасить новый деревяный забор на даче, то он заволновался: «Как Вы можете такое говорить, господин Мадорский! Ни в какой! Самый лучший цвет — это живой цвет дерева». И долго говорил о природе как самом совершенном и гармоничном творении Бога. О том, что красоте природы человек пытается подражать, но редко способен приблизиться к её гармонии и совершенству.

У Александра две машины (его и жены), но ездит он на работу в любую погоду на велосипеде. Дорога туда и обратно (он живёт в пригороде) занимает больше часа. Огромный участок около дома зарос деревьями, травой, кустарником и стоит в нетронутой, дикой первозданности. Моему ученику не нравятся тщательно, с немецкой педантичностью, травинка к травинке ухоженные участки соседей. Кроме детей, которых Александр приучает к спартанскому, приближённому к природе образу жизни (жена разделяет «зелёные» взгляды мужа) у него две собаки и кошка, взятые из приюта для животных. Ещё много чего, выкрашенного в «зелёный» цвет, можно рассказать о жизни моего ученика. Всё это вызывало у меня, любителя природы, бега трусцой и велосипедной езды, позитивные оценки.

Но не об этом речь. Этим летом Александр пригласил остаться на чашечку кофе, как-то само собой разговор свернул на политику, и выяснилось, что тут у меня с ним серьёзные разногласия. Я, признаться, не любитель спорить на политические темы. Когда Александр критиковал миграционную политику Меркель не с той стороны, которая привычна для русскоязычных жителей Германии, а с прямо противоложной («Ангела в интересах маргинального электората изменила своим взглядам, пошла на поводу у Зеехофера и вводит ограничения на иммиграцию живущих в смертельной опасности людей. Это не гуманно…»), я помалкивал. Тем более, что сам, хотя и имею немецкое гражданство, отношусь к этим самым мигрантам. Но вот уж не помню каким образом, разговор перешёл на Израиль.

— Ничего не имею против еврейского государства, — сказал Александр, наслаждаясь кофе и одним глазом поглядывая, как дети кидают мяч в баскетбольную сетку. — Напротив, мы немцы, винаваты перед евреями и рады, что теперь у них есть своя родина. Сегодня никто не настаивает, чтобы израильтяне вернулись к границам, которые были определены при образовании Израиля и никто не напоминает им, что статус Иерусалима был определён в 1948 году, как статус города под международным контролем. Я, как Вы знаете, не люблю антисемитов, но здесь другое. Отказ Израиля вернуться к границам 1967 года, отдать Сирии Голанские высоты, а палестинцам Восточный Иерусалим, и прекратить строить поселения на оккупированной территории — это явное нарушение международного права. Вы представляете какой хаос воцарится на Земле, если все спорные вопросы будут решаться по праву сильного?

Действительно, я знал, что Александра нельзя обвинить в антисемитизме. Каждый год в День памяти Холокоста, 27 января, он вместе с несколькими другими депутатами, не только «зелёными», приходит в синагогу (мы там впервые познакомились), надевает кипу и молится вместе со всеми. Я это знал и, повторяю, не люблю спорить на политические темы. Но тут не смог удержаться и возразил громче и взволнованней, чем это положено за чашкой кофе в гостях:

— Извините, Александр, но, по-моему, Вы в своих рассуждениях кое о чём забыли. Вы забыли, что агрессорами во всех пяти арабо-израильских войнах были не евреи, а арабы. Вы забыли, что Иран и их сателлиты ХАМАС и Хизболла публично заявляют о своей цели — уничтожить еврейское государство. Вы забыли, что подавляющее большинство арабских стран называет Израиль не инчаче как «сионистское образование» и даже, как недавно выразился «умеренный» президент Ирана Хасан Рухани, «раковой опухолью на теле Ближнего Востока». И ещё Вы забыли, что антисемитские и антиизраильские взгляды тесно связаны между собой. Это, практически, синонимы. Я знаю, что вы не антисемит, но взгляды Ваши на Израиль, извините, очень близки антисемитским.

И много чего в том же ключе я сказал Александру в повышенных тонах (даже жена выглянула на террасу), сам удивляясь своей эмоциональности. Александр слушал молча, но с лица его не сходило удивлённое выражение. Больше ни в тот раз, ни позже мы к этой теме не возвращались… Вряд ли я его переубедил. Допускаю, что молчание ученика было связано с его нежеланием портить отношения с учителем…

Антиизраилизм и антисемитизм

Вспомнил о споре с учеником, так как, практически в один день, 7 декабря 2018 года были поставлены на голосование две важных резолюции. Резолюция ООН, осуждающая ХАМАЗ и резолюция — меморандум министров внутренних дел стран ЕС о борьбе с антисемитизмом. Первая была отклонена ГА ООН, хотя за неё проголосовало большинство (за 87, против 57), так как не набрала необходимого по регламенту квалифицированного (2/3 голосов) большинства. Вторая была принята единогласно. Первая особенно заметна, так как страны ЕС впервые за много лет проголосовали за резолюцию, которая осуждала не Израиль, а его врага. Число резолюций, осуждающих Израиль только с 2000-ых (они не были приняты, так как США накладывали вето), исчисляется десятками.

Как это может быть? С одной стороны, страны ЕС признают право Израиля на существование, хотят бороться с антисемитизмом, а, с другой, осуждают еврейское государство, которое защищается от арабской агрессии и терроризма. Монолог Александра, в какой-то степени, отвечает на этот вопрос. Большинство жителей стран ЕС оценивают события, примерно, в том же ключе, что и мой ученик. «Мы не антисемиты, но мы на стороне бедного палестинского народа, землю которого оккупировали израильтяне и права которого нарушаются». Возможно, европейцы искренне так считают, но, мне кажется, что причина кроется в глубинных, иногда даже ими не осознанных, антисемитских взглядах голосующих из года в год за антиизраильские резолюции ООН. По той же причине в 2011 году МИД Англии запретило визит в Израиль английской королеве, объяснив это тем, что этим визитом Англия косвенно поддерживает агрессивную политику Иерусалима. Вот и получается почти по Маяковскому: Мы говорим антисемитизм, подразумеваем антиизраилизм. Мы говорим антиизраилизм, подразумеваем антисемитизм.

Источник: Мастерская Берковича