• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 70.50
    79.22
    20.54
    Мнения
    Дэвид Розенберг
    Мнения

    Добыча газа в Израиле закончилась, не начавшись

    Цены на природный газ упали. Для Восточного Средиземноморья это проблема может оказаться серьезнее коронавируса.

    Полтора года назад казалось, что Восточное Средиземноморье станет газовым аналогом нефтяной империи Персидского залива. Появилась надежда, что многие страны региона, включая Израиль, готовы начать сотрудничество, направленное на превращение региона в глобальный энергетический центр.

    Египет начал добычу на своем гигантском месторождении «Зохр», готовился начать добычу израильский «Левиафан». В кипрских водах велась георазведка, планировалось отправлять израильский и кипрский газ в Египет для реэкспорта в Европу. Обсуждались планы строительства трубопровода из Египта в Европу.

    Редкий случай, когда, оставив политические разногласия, пять стран — Кипр, Греция, Израиль, Италия, Иордания — а также Палестинская автономия создали Восточно-Средиземноморский газовый форум для организации формирующегося центра. Турция отказалась вступать в игру, предъявив смехотворно завышенные требования о своих правах на разведку и мешая бурению на Кипре.

    Восемнадцать месяцев спустя единственной вещью, которая не изменилась, является позиция Турции: вопреки всей экономической логике она продолжает бурить в водах, на которые претендует Кипр. Но практически везде в Восточном Средиземноморье газовый бизнес остановился, потому что мировые цены на газ рухнули вместе с ценами на нефть. 

    На голландском хабе TTF, европейском эталоне, поставки природного газа в июне на прошлой неделе торговались по 3,50 евро за кубометр, что является самым низким показателем с 2005 года. Многие в отрасли беспокоятся, что европейский газ вскоре будет продаваться по цене ниже нуля, как месяц назад произошло с нефтью в Соединенных Штатах.

    Коронавирус — это только часть проблемы. За несколько месяцев до того, как он начал сеять хаос в мировой экономике и сокращать спрос на энергоносители, цены резко падали из-за простой причины, по которой образовался избыток на газовом рынке.

    Восточное Средиземноморье — не единственное место, где недавно открыты запасы. Новый газ добывался повсеместно, особенно в Соединенных Штатах (побочный эффект американского бума сланцевой нефти). На стороне предложения было слишком много газа, и затем появился коронавирус, который убил сторону спроса.

    Резервуары для хранения близки к полному заполнению, но крупные производители, такие как Катар, все еще перекачивают сырье, потому что не так просто остановить производство. К июлю емкости для хранения могут полностью заполниться.

    Это серьезная проблема для Восточного Средиземноморья. Даже крупнейшие рынки региона, Египет и Израиль, не могут переработать весь газ, который добывается или будет добыт.

    Египет прекратил экспорт СПГ с марта и приостановил работу своего единственного завода. На Кипре ExxonMobil и совместное предприятие ENI и Total откладывают проведение разведочного бурения. Noble Energy и израильская Delek Group, партнеры на месторождении «Афродита» на Кипре, возможно, отложат планы по строительству трубопровода в Египет, откуда газ должен был быть отправлен в Европу в качестве СПГ.

    До настоящего времени Израиль переизбыток сырья не беспокоил, потому что большая часть его газа продается дома, а внутренний рынок, из-за установленных высоких цен, не зависит от тенденций мирового. (Проблемы в Delek Group, одном из двух основных партнеров на месторождениях «Тамар» и «Левиафан», связаны не с местными газовыми, а с зарубежными нефтяными активами.) Но израильский газовый рынок насыщен. Его будущее зависит от экспорта, а коньюктура выглядит мрачно.

    На сегодняшний день большой экспортный успех Израиля заключается в подписанном в прошлом году соглашении о продаже газа египетской Dolphinus. У Египта много собственного газа, поэтому предполагается, что израильский газ реэкспортируется в Европу в виде СПГ, перерабатываемого на египетских заводах. Но цены сейчас слишком низкие, чтобы оправдать это, и, в любом случае, никто в Европе этого не хочет. Предполагается, что Dolphinus будет потреблять еще больше израильского газа, начиная с июля, но трудно представить, зачем ей это надо.

    Иордания, гораздо более мелкий израильский экспортный заказчик, может также решить, что израильский газ слишком дорогой (а аннексия добавит политических рисков), и выбрать более дешевый СПГ из Катара.

    Тот факт, что европейский рынок сейчас практически мертв, для Израиля является сравнительно небольшой проблемой. Большая проблема в том, что он никогда не вернется к жизни. Цены могут восстановиться, но остановка в развитии Восточного Средиземноморья означает, что в ближайшие годы не будет такого большого количества газа, чтобы продавать его в Европу.

    В долгосрочной перспективе Европе и остальному миру, похоже, суждено перейти на альтернативную энергетику вместо ископаемого топлива. Уголь уже на исходе, а перспективы нефти неясны. Газ может продержаться немного дольше, но это не то будущее, чтобы вдохновлять энергетические компании тратить миллиарды на разведку и разработку. Газовая вечеринка в Восточном Средиземноморье, возможно, закончилась еще до ее начала.

    Haaretz, перевод Аснат Эстриной