|
Сергей Константинов

Парковая синагога Вёрлица

Парковая синагога Вёрлица
Фото: pizzatravel.net

85 лет тому назад в одном милом местечке Центральной Германии произошло чудо.

В ту страшную для евреев Германии ночь, прозванную циничными нацистами «Хрустальной», — много битого стекла и настоящего хрусталя от разнесенных вдребезги окон, витрин и посуды валялоcь на улицах. Сам по себе этот факт не удивителен: там, где творится настоящее, беспримесное зло, возникает и пространство для чудесного, ведь зло не властвует в мире безраздельно.
Молодчики со свастиками на повязках, изрядно накачавшись спиртным для куража, сломали запоры и ворвались в здание небольшой синагоги, которая уже несколько лет как не использовалась по назначению. Евреи в основном покинули окрестности в начале тридцатых, и миньян было не собрать. Погромщики начали все вокруг крушить, но вдруг с криками: «Хальт, думкепфе, хальт!» — примчался их местный «фюрер». Рядом с ним, размахивая бумагой, поспешал какой-то чиновник. Лица на нем, можно сказать, не было. Грозно размахивая руками, он что-то втолковывал бравым «уберменшам»: «Национальное достояние... «памятник... не сметь!» Те взглянули на печати и подпись, поскучнели, понуро побросали кое-какие прихваченные вещицы, подняли уцелевшую мебель и подались на выход. На дверь снова навесили замок. Топот сапог погромщиков вскоре стих вдалеке: они спешили туда, где «повеселее»  — на старинное еврейское кладбище. Чиновник держался за бешено колотившееся сердце. Он только что уберег архитектурный шедевр XVIII  века от нелюдей! Прибывшие полицейские встали патрулем рядом с пострадавшим зданием — во избежание эксцессов и недоразумений.
Ныне, почти век спустя после организованного властью нацистов погрома, осматривающие обширные угодья парка Дессау-Вёрлиц туристы рано или поздно оказываются перед строением, напоминающим храмовую архитектуру Древнего Рима. К удивлению любопытных, на табличке написано, что им предстоит осмотр Синагоги Вёрлица! Синагога в парке? Ну надо же!



Парк создавался по приказу и при личном участии в разработке проекта князя Ангальт-Дессау Леопольда III. Князь, убежденный сторонник просвещения, приказал возвести неподалеку от парковой часовни синагогу в знак проводимой им политики веротерпимости. Над проектом работал личный архитектор князя Фридрих Вильгельм Эрмандсдорф. За образец при подготовке чертежей были взяты, по рекомендации монарха, храм Геркулеса Непобедимого, возвышающийся на берегу Тибра, и храм Весты в Тиволи, которые произвели неизгладимое впечатление на неутомимого путешественника и романтика. Строительные работы были завершены в 1790 году.
12 пилястр украшают здание синагоги снаружи. Одна дверь ведет в молитвенный зал, она расположена напротив места, где размещался ковчег для хранения свитков Торы. Вторая дверь открывает путь на полукруглую галерею, поддерживаемую шестью дорическими колоннами. Двенадцать круглых окон расположены прямо по  контуру свода. Бима находилась в  центре молитвенного зала.



Внизу была оборудована миква, да не простая, а с подогревом: тепло обеспечивала дровяная печь в соседнем помещении. 
Мебель и религиозную утварь нацисты вынесли из синагоги еще в 1937 году и тогда же присвоили зданию статус «национального достояния рейха»: мол, храм возведен немецким зодчим по приказу немецкого владыки. Именно благодаря бумажке с подписью гитлеровского бонзы от культуры старший смотритель парка и смог уберечь синагогу от полного разрушения. Со временем до нее все же добрались: осквернили, разорили, что смогли, но не в Хрустальную ночь!
С 2000 года синагога, как и весь парковый комплекс Дессау-Вёрлиц, признана объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Теперь после проведенного в 2003  году капитального ремонта здесь располагается постоянная экспозиция, рассказывающая о жизни еврейской общины Ангальт-Дессау начиная с XVII века. Посетители могут осмотреть предметы быта и религиозную утварь. Стенды экспозиции поведают ему об известных уроженцах этих мест, внесших существенный вклад в жизнь общины, таких, как исследователь иудаики Герман Коген. Целый раздел посвящен знаменитому еврейскому философу Мозесу Мендельсону, деду композитора Феликса Мендельсона. Тут же хранится автограф этого основателя движения Гаскалы, мечтавшего о времени, когда исповедовать иудаизм можно будет без отторжения обществом.