Общины

100 писем от Ребе найдены в доме скончавшегося пожилого еврея

Статья в журнале Kfar Chabad Magazine, на фото – два письма Фишера и он сам перед домом 770

Когда в прошлом месяце в Иерусалиме скончался Моше Тува Фишер, его семья обнаружила в доме более сотни писем, которые он получил от Ребе.

Уникальной эту находку делает еще и то, что 90-летний еврей, приверженец религиозного сионизма, не был постоянным участником организации Хабад.
«Наш отец был хабадником внутри и национально-религиозным евреем для окружающих, – рассказали его дети в интервью журналу Kfar Chabad Magazine. – Ребе хотел, чтобы он придерживался этого пути, где бы он ни был».

В этих письмах Ребе сопровождает Фишера на каждом важном этапе его жизни, от решения принять предложение о временной работе в Голландии до переезда в Израиль и создания семьи.

«Дважды осиротев, отец заслуживал особую поддержку от Ребе...»

Первое письмо датировано зимой 5720 года, когда Фишер сообщил Ребе о своих друзьях, Р. Нахуме Рабиновиче и других хасидах Хабада, живущих в Иерусалиме.
Фишер узнал о Хабаде, когда учился в первой ешиве «Бней Акива» в Кфар-ха-Рое. Глава ешивы рабби Моше-Цви Нериа часто цитировал учение Хабада.

Он продолжил обучение в ешиве «Хеврон», колледже им. Давида Елина и колледже Лифшиц. После службы в рядах ЦАХАЛа он познакомился со своей женой, румынкой, пережившей Холокост.

«Мой отец не принял ни одного важного решения, не посоветовавшись с Ребе», – сказал его сын Давид Фишер.

У переписки между Ребе и Фишером, которая продолжалась до 5752 (1992) года, была своя причина.

Сыновья Фишера рассказали, что их отец жил в венгерском городе Пресбург (ныне Братислава), столице Словакии, и осиротел в возрасте четырех лет. Когда ему было девять, он репатриировался в Израиль вместе с дедушкой. Вскоре после переезда его дед погиб в автокатастрофе.

«За рулем грузовика был араб. До сих пор неизвестно, был ли это теракт или несчастный случай», – рассказал его сын Бенни Фишер.

Вот почему когда Моше Тува Фишер начал отправлять письма по адресу 770 Eastern Parkway, Ребе взял на себя роль отца, которого так не хватало в жизни Фишера.

«Ребе писал ему перед каждым праздником и семейным торжеством», – сказал Давид Фишер.

«Можно сказать, Ребе принял его, – рассказал Бенни Фишер. – Дважды осиротев, отец заслуживал особую поддержку от Ребе...»

Автор: COLlive reporter