57.47
67.56
16.39
В мире

Рафаил Рубашевский: Чтобы больше не было войны

Рафаил Григорьевич Рубашевский – фронтовой разведчик, командир разведроты, служил в 10-м Гвардейском Будапештском стрелковом корпусе. За взятие пленных получил два ордена Красной Звезды. Имеет два ордена Великой Отечественной войны, медали «За взятие Будапешта», «За оборону Кавказа».

Книгой, которая лучше всего отражает жизнь на фронте, считает роман Ивана Стаднюка «Война».


Начало войны и разведшкола

В июне 1941 года я оканчивал школу в Баку. 23 июня у нас должен был состояться последний экзамен, тригонометрия, а 22 июня началась война. Из военкомата меня отправили на обучение в спецшколу Закавказского фронта. Меня взяли на только открывшееся отделение немецкого языка, на двухгодичный курс подготовки разведчиков.

Дело в том, что я хорошо знал немецкий, потому что лето обычно проводил в Кировабаде, где было много немецких поселений. Я все время играл там с немецкими мальчишками и так выучил язык. В разведшколе меня из-за знания языка досрочно, уже через три месяца, перевели на второй курс.

О моральном духе

Когда я командовал разведротой, среди моих подопечных было много судимых — карманники, жулики, мошенники. То есть всех самых отчаянных и шустрых отправляли в разведку. У меня все ребята были хорошие, с проявлениями трусости или страха я ни разу не встречался. Как ни разу не сталкивался и с проявлениями антисемитизма — ни на войне, ни после нее.

Форсирование Днепра

Первым, кто сможет это сделать, было обещано звание Героя Советского Союза. И вот мои 25 разведчиков участвовали в этой операции, захватили плацдарм на том берегу и держались там сутки, пока не подошли наши основные части. Половина ребят во время переправы погибли.

Герои из штрафного батальона

Как-то на Украине мы долгое время не могли взять одну высоту. Приехал командующий фронтом Малиновский и приказал взять ее любой ценой, а это значит, что в бой должен отправиться штрафной батальон, в котором было примерно 900 человек. Из тех, кто участвовал в этой атаке, выжил, наверное, только каждый десятый.

Встреча на Дунае

После освобождения Вены мы пошли дальше, продвинулись еще на 18 км до Корнебурга. Там мы встретились с американцами. Они с другого берега кричат нам: «Рус, давай к нам!» А мы им отвечаем: «Давайте вы к нам!» У них были понтоны, на которых они и переправились на нашу сторону.

Мирная жизнь

Поскольку я получил юридическое образование, после увольнения стал гражданским юристом — работал юрисконсультом, начальником юридического отдела в разных организациях. 

Об исторической памяти

Пару лет назад я был в Австрии, нас возили по местам боевой славы. И однажды, во время экскурсии в дом Моцарта, мы встретили группу молодых людей из разных европейских стран. Я поговорил с ними и с удивлением выяснил, что они ничего не знают ни о Второй мировой войне, ни о том, кто в ней победил. Я хотел бы, чтобы и наша молодежь знала о том, что Гитлер едва не дошел до Москвы, о том, как мы организовали контрнаступление. Боюсь, пройдет еще пара лет, и молодые люди, у которых нет прадедушек и прабабушек, кто мог бы что-то рассказать, вообще не будут ничего знать об этой странице истории.

Комментарии