56.39
69.02
16.54
Культура

Бродский в Литве

Вильнюс издавна считается еврейским городом. И неслучайно именно в  нем режиссер Лилия Вьюгина недавно закончила съемки документального фильма «Ромас, Томас и Иосиф». Яркая и необычная личность — продюсер, сценарист и режиссер документальных фильмов, лауреат многочисленных  премий и конкурсов, неоднократный номинант  ТЭФИ — она работала главным редактором  телеканала «Ностальгия». 

В 2005 году Лилия получила  премию ФЕОР «Скрипач на крыше» за  фильм о Вильнюсском гетто. Новая работа Лилии Вьюгиной повествует об Иосифе Бродском и его литовских друзьях: физике Ромасе Катилюсе и поэте Томасе Венцлове. Премьера картины состоится 27 февраля в московском Доме кино. Мероприятие проводится совместно с литовским посольством. Вообще, документальных фильмов об Иосифе Бродском снято более тридцати. Но о литовской части жизни поэта кинематографисты до последнего времени не рассказывали.  Литву поэт любил с 1966 года и до последних дней, то есть все 30 лет, отведенные ему судьбой: «Поездки в Литву превратились для меня в функцию организма, от которой трудно отвыкать и которую трудно заменить», — отмечал Бродский в переписке с друзьями. Мы поговорили с режиссером об идее создания ее кино и о многочисленных мистических совпадениях, постоянно преследовавших во время работы  всю съемочную группу.

Лилия, с чего начинается ваше кино?

В фильме мы начинаем «от печки»: как Бродский вообще попал в Литву.

Помнится, в нашей личной беседе вы не раз упоминали о разных удивительных мистических совпадениях во время работы над картиной…

В фильме о Бродском существует множество всяких мистических совпадений. Я родилась в Вильнюсе на улице Клайпедос, соседней с улицей Лейиклос, куда приезжал Бродский и где первые несколько раз останавливался.  Этой улице посвящено стихотворение из цикла «Литовский дивертисмент», под одноименным названием. Во–вторых, в Ленинграде Бродский жил на Литейном проспекте, вернее, его дом стоял на углу улицы Пестеля и Литейного проспекта, а улица Лейиклос в переводе значит «Литейная»… Там рядом есть соседняя, Артиллерийская улица, на ней после войны жила моя мама. И эта улица была также совсем близко от дома Бродского. Мама могла встретиться в своем дворе с гуляющим мальчиком Бродским. Это удивительные совпадения. Мой дедушка снимал восьмимиллиметровые любительские фильмы в то время, когда в Вильнюсе жил Бродский, в конце 60-х годов. И теоретически в его объектив мог попасть Бродский, потому что дедушка снимал места, совсем рядом с улицей Лейиклос. Но я пересмотрела все ленты дедушки и обнаружила там только себя. Однако уверена, что Бродский все же там был…

В конце 2016 года я прочитала в журнале «Звезда» воспоминания Людмилы  Сергеевой, рассказывающие о том, как она и ее муж, поэт и переводчик Андрей Сергеев, общались с Бродским. О том, как в Паланге они  нашли контакт с Томасом Венцловой, как познакомили Бродского со всей литовской тусовкой, с людьми, которые дальше сопровождали его по жизни. Ромас — это Ромас Катилюс, тот самый человек, у которого впервые остановился Бродский в Вильнюсе. Томас Венцлова — всемирно известный литовский поэт. Литва такая маленькая, но в числе ближайших друзей Иосифа оказалось двое литовцев! Это из разряда таких вот совпадений.

А чем заканчивается фильм?

В своей картине я сняла дом Людмилы Сергеевой на Малой Филевской улице в Москве. Женщина находится в пустом жилище, где    останавливался Бродский, и говорит, что это все будет снесено. Пустые комнаты — в Москве, в Петербурге, в Вильнюсе — будут преследовать зрителя в течение всего фильма. Правда, в Вильнюсе, на улице Лейиклос, комната не пустая: там сегодня располагается популярный ресторан. Но все эти комнаты — без Бродского. Фильм заканчивается сносом дома, где жили Сергеевы. Остаются лишь кучи обломков и полное пепелище, некий символ того, как нужно и важно беречь воспоминания и людей, которые могут их нести.

Вам самой, наверное, очень близко творчество поэта, ведь без любви к нему нельзя было работать над этой документальной кинолентой?

Мне вообще нравятся разные авангардные вещи. А Бродский — это такой наш любимый    классический поэт. На самом деле, мой фильм больше о Литве в судьбе поэта. Литва сыграла в его судьбе достаточно важную роль, как я считаю. Он там зализывал любовные раны. А было их немало. Вообще, поэт прошел чудовищно трудный путь. Излагаю уже всем известные исторические факты. В  1963 году в газете «Вечерний Ленинград» появляется статья "Окололитературный трутень". Ее авторы клеймили Бродского за «паразитический образ жизни», это было началом преследования. В 1964-м газета опубликовала подборку писем с требованиями читателей «наказать тунеядца Бродского». Уже через пять дней его арестовывают. 14 февраля у Иосифа случился в камере первый сердечный приступ. С этого момента он всю жизнь страдал стенокардией. Через четыре дня после приступа суд постановил направить Бродского на принудительную судебно-психиатрическую экспертизу в психиатрическую больницу №2 в Ленинграде. Позже он напишет: «Это было худшее время в моей жизни». 13 марта 1964 года Бродский был приговорен к максимально возможному по Указу о тунеядстве наказанию: пяти годам принудительного труда, и был сослан под конвоем в Архангельскую область, в деревню Норинская. Вместо пяти лет он провел в ссылке полтора года, был освобожден досрочно. Получил разрешение вернуться в Ленинград. «Какую биографию делают нашему рыжему!» — все помнят слова великой Анны Ахматовой, произнесенные в разгар кампании против Бродского. Однако, что удивительно, многие считают, что эти гонения вообще стали одним из толчков к развитию правозащитного движения в СССР. При этом, поверьте мне, сам поэт относился ко всему, что с ним происходит, философски, без излишних эмоций. Что касается дружественной для Бродского атмосферы в Литве, позже герой моей картины, литератор Андрей Сергеев, поделится с нами своими воспоминаниями: «От друзей Иосиф почти ничего не требовал, даже не всегда искал понимания. Просто хотел, чтобы его не предавали. Среди вильнюсского круга он нашел именно таких друзей, преданных».

Почему же все-таки Литва сыграла такую особенную роль в жизни Бродского? И с какими проблемами во время съемок столкнулись?

Литва была на его пути первым Западом, который он ощутил. И архитектура Вильнюса, и люди, с которыми он там встречался, были больше западными людьми, чем советскими. И архитектура Вильнюса была в итальянском стиле, ведь не зря поэт затем  так любил бывать в Италии.

В Литве снимать было очень легко и удобно. Вильнюс — маленький город, мне везде шли навстречу. Что касается мест, где был Бродский, одно из таких знаковых точек — кафе «Неринга». Это уникальный объект, который мы чудом успели снять до его закрытия на реконструкцию. И когда кафе откроется — непонятно. Но вильнюсские власти решили сохранить в этом заведении  всю ту обстановку, которая была в семидесятых годах, это памятник архитектуры, где ничего не изменилось с семидесятого года. В кафе все останется так же, как было при Бродском. В фильме это отдельный эпизод, с играющим тапером, который чуть-чуть не застал Бродского, в этом моменте  совмещена хроника 70-х годов и те самые съемки, которые  проводили мы. Снимать было прекрасно, интересно, совершенно не трудно, все шли нам на встречу. Бродский в Вильнюсе был достаточно заметной фигурой. Даже те, кто сегодня не знает, например, кто такой поэт Бродский, слышал о нашем герое как о лауреате  Нобелевской премии, который часто бывал в Литве.

Лилия, что хотите добавить напоследок? И когда состоится премьера картины в столице России?

Сегодня, к большому сожалению, между  Литвой и Россией существуют какие-то трения, политические разногласия. Но послушайте! У России и Литвы есть масса точек культурного соприкосновения. И мой  фильм как раз об этом. В московском Доме кино 27 февраля состоится премьера моей новой картины о Бродском — «Ромас, Томас и Иосиф». В мероприятии  будут участвовать посол Литвы, атташе по культуре, и мы будем  обсуждать нашу общность и возможное сотрудничество, совместную долгую дружбу и историю России и Литвы. Приглашаю всех желающих!

Беседовала Яна Любарская
Комментарии