Культура

Леонид Парфенов: «Забудьте наконец про «пятый пункт»

В США пройдет премьера заключительной части трилогии «Русские евреи» – «После 1948 года». Именно в этом году госбезопасностью был убит глава Еврейского антифашистского комитета Соломон Михоэлс и началась новая компания борьбы советской власти с евреями. Но еврейских суперзвезд в СССР не стало меньше: Ботвинник – главный шахматист, Райкин – главный комик, Плисецкая – главная балерина, Галич и Высоцкий – главные барды.

Увидеть фильм и пообщаться с Леонидом Парфеновым зрители смогут 24 февраля в Майами25 февраля в Бостоне1 марта в Вашингтоне и 2 марта в Нью-Йорке. Гастрольное турне Парфенова по городам Америки проходит в рамках фестиваля «Вишневый сад» при поддержке фонда Генезис.

О том, кто такие «русские евреи», и почему именно им посвятил цикл фильмов российский журналист и режиссер-документалист Леонид Парфенов, ForumDaily узнал у него лично.

Для тех, кто не видел Вашу трилогию, расскажите, как вы объясняете переход от этапа юдофилии, периода, когда СССР боролся с антисемитизмом, когда евреи были кадровым ресурсом большевиков и играли важную роль во время Второй мировой войны — мы знаем, что было призвано более 600 тысяч евреев — до официальной юдофобии в конце 1940-х годов и появления известной пятой графы.

Глобальный сдвиг, видимо, в мутации советского проекта: с интернационализмом, грезящем о мировой революции покончено, утверждается советская империя. Будто та же российская, только под серпом и молотом со звездой. И с прежней мобилизацией лояльности населения к власти вокруг «истинно русского патриотизма». А у евреев, мол, двойная лояльность — они, если что, не советские граждане, а дети древнего народа с влиятельнейшими соплеменниками в Америке, «стране-противнике N1» и со своим государством Израиль, который советская пропаганда подавала как «марионетку США».

Но это все логические рассуждения. Поскольку речь идет о тоталитарной системе, всё очень зависит от личности правителя, а он с поддаными не откровенничает. До какой степени этот поворот Сталина на «борьбу с безродными космополитами» вызван его личными фобиями, насколько тут сказалась, например, его злость на роман дочери Светланы с Алексеем Каплером и ее неудачный брак с Григорием Морозом — этого никто не может оценить, это «черный ящик».

Вы в своем фильме акцентируете внимание на ассимиляции евреев, на их “русском” выборе, если так можно сказать. Но как только Советский Союз открыл границы для евреев, многие русскоязычные евреи тут же иммигрировали в Израиль или в США. Как вы считаете, насколько добровольным был их выбор “быть русским” в СССР?

Потому что к тому времени социализм дошел до краха. И своим гражданам на ближайшие годы сулил только невзгоды. Если мы про еврейскую эмиграцию в США говорим, как и про эмиграцию в Германию — то они ведь больше не национальные, а экономические. Не сионизм же в этих случаях людьми двигал, и еврейское происхождение оказывалось не причиной, а поводом для смены страны.

Русские немцы даже больше «двухсот лет вместе» прожили в России и тоже тогда в массе своей уехали. Когда-то Россия давала возможности для жизни и карьеры, а потом перестала. Так часто бывало в истории со многими странами.

Смогли ли у Вы во время работы над «Русскими евреями» открыть для себя новую правду, о которой раньше не знали?

Я берусь за фильм, когда знаю — чем хотел бы поделиться со зрителем. То есть, когда открытия уже совершены. Что, может, меня особенно поражало в карьерах русских евреев за все годы, что я думал об этой теме — это особая традиция выбора русского языка как ремесла. Ведь автор лучших пособий по трудностям, стилистике и редактированию русского языка — профессор Розенталь, евреи — виртуозные переводчики на русский со всех мыслимых иностранных языков.

Я в фильме особо говорю о профессиональном подвиге Семена Липкина — это благодаря ему читающим русским известно большинство восточных эпосов. Вообще, школа гигантская, и для показательности я приводил только примеры из детской литературы: Самуил Маршак превратил в русский фольклор Шалтая-Болтая и Робина-Бобина, Лилианна Лунгина — Карлсона, Борис Заходер — Винни-Пуха.

Вы часто упоминаете, что мы — последнее поколение, заставшее пятую графу. Как вы считаете, ее отсутствие что-то изменило или резко уменьшило число антисемитов?

Конечно, изменило, и, конечно, уменьшило. Национальные предрассудки существуют везде и всегда, дело в мере их распространенности и влиянии на общественное мнение. Всякий, кто застал советский «пятый пункт», знает, что тувинец — министр обороны — это фантастика, этого быть не может. Только русский. И даже украинец Гречко писался русским.

А сейчас про национальность Шойгу никто и не задумывается. Мол, можно быть и русским Сергеем Кожугетовичем, а можно и русским Германом Оскаровичем — и никто не опасается, что немцу Грефу доверены все русские деньги на всех русских бывших сберкнижках.

Какова, по Вашему мнению, роль русскоязычных евреев в Америке, какое влияние они оказали на американскую историю? Не думаете снять фильм о русскоязычных евреях в США?

Нет, это не моя тема. Русскую цивилизацию я чувствую как русский и понимаю, как ее обогатили все, кто в нее приходил, независимо от происхождения своих предков. А про другое должны снимать другие.

Известный советский диссидент Натан Щаранский в интервью нашему изданию, говоря о евреях в Америке, подчеркнул опасность ассимиляции, которая «сьедает огромные части общины». Работая над фильмом, вы видели эту опасность для русских евреев?

Мой проект — про уникальный опыт ассимиляции. В названии фильмов «русские» — первое слово, «евреи» — второе. А Натан Щаранский всей своей сознательный жизнью доказывал возможность, отбросив ассимиляционный опыт советских родителей, вернуться к еврейству. И про это движение вспять он дал интервью нашему фильму. Оно у нас приводится как альтернатива, а основное содержание — про русские карьеры урожденных евреев.

Ваш сын тоже сыграл свадьбу по еврейскому обычаю. Как вы храните еврейские традиции в своей семье?

Мой сын Иван женился под хупой, поскольку таково было желание его невесты. Сын и невестка живут отдельно, когда приходят в гости, невестка свинину не ест. А в самом нашем доме никаких еврейских традиций нет.

Я русский из Вологодской области, согласно переписи, самого русского региона России. И в доме — загородном имею в виду, не в квартире — больше всего, наверное, бросается в глаза коллекция вологодской утвари, у нас все шкафы расписные, дореволюционные. Есть категория друзей-евреев, которые особенно любят приезжать к нам на Пасху на куличи и на масленицу на блины.

Насколько личной для Вас оказалась трилогия “Русские евреи”?

Настолько, насколько я русский. И благодарен одному Левитану за русский пейзаж, а другому Левитану — за русский голос. Утесову, Бернесу, Дунаевскому, Блантеру — за русскую эстраду. Дзиге Вертову-Кауфману — за документальное кино, Пастернаку, Мандельштаму и Бродскому — за русские стихи.

Но и, конечно, про яростных большевиков и чекистов — русских евреев среди собственно русских, русских грузин, русских латышей и проч. — тоже помню. Это все — русская история ХХ века.

В какой стране сегодня сложнее всего быть евреем?

Вы поймите, я не какой-то специалист по иудаике. По русистике — куда ни шло. Может, в Саудовской Аравии — почём мне знать, какая тут страна-«рекордсмен»?

А в какой стране сложно быть либералом? Лично вы, — где-то чувствовали себя неуютно со своими либеральными взглядами?

Не припомню такого. Убеждения — это же внутри тебя, то, что ты не можешь изменить. И чему ты не можешь изменить, если это действительно убеждения. Это ты сам и есть. Как можно сетовать на то, что тебе трудно живется оттого, что ты такой, а не какой-нибудь другой? Ну, судьба. Я на свою судьбу не жалуюсь.

Вы рассматривали в своей трилогии жизни евреев в историческом разрезе. А какую роль, по Вашему мнению, евреи играют в современной России?

Играют, конечно, но гораздо меньшую, чем в ХХ веке. И с гораздо менее выраженной национальной принадлежностью. Мы ведь не советский отдел кадров, не по «пятому пункту» судим? Чтобы быть евреем, надо самим себя таковым чувствовать и считать. Это же не потому, что была прабабушка из Шклова и звалась она Дора Абрамовна? У меня есть друзья-евреи — по происхождению предков — которые и православные, и буддисты даже. Я вот постов не соблюдаю, даже Великий. И единственный товарищ, меня за это обзывающий язычником — как раз такой, корнями из Шклова. Это я фигурально выражаясь, вообще-то пращуры его из Бершади, вроде.

Но это никому не интересно и, подозреваю, мне из-за моего проекта интереснее, чем ему. Кто в московском Вавилоне кого разберет, да еще в космополитском креативно-бизнесово-медийном сообществе? А оно ведь стиле-смыслообразующее и во многом определяющее тренды для всех прочих. Так с любой национальностью. Режиссер-постановщик проекта «Русские евреи» и всех моих фильмов последнего времени — Сергей Нурмамед. Наверное, лучший профи в русской теледокументалистике. Ему от пращура по мужской линии досталась азербайджанская фамилия. И что? А если б по женской — не досталась бы. И это как сказывается на моем друге и коллеге Сергее Евгеньевиче?

Вы, рассказывая о русских евреях, говорите и о тех, кто родился в Украине и Белоруссии. Почему вы их относите к русским евреям?

Для уроженцев Российской империи такого разделения не существовало — все было Россией. Да и позже география не была главной. Семен Гудзенко — еврей, уроженец Киева. Писал он по-русски, это русский поэт, его «Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели» — пронзительнейшее русское стихотворение, которым заканчивается второй фильм «Русские евреи». Мы же не про место рождения, а про то, кем был человек по жизни.

Вы выделяете три большие группы, которые оказали влияние на российскую историю — русские немцы, русские грузины и русские евреи. А что же с “русскими” русскими? Какова их роль?

Вы ничего, значит, не поняли. Это все — русская цивилизация. Мне на одной из питерских премьер про эти три нации пришел в голову показательный, вроде, пример: Лев Абрамович Додин, Алиса Бруновна Фрейндлих, Олег Валерианович Басилашвили — это великие деятели русского театра Ленинграда-Петербурга.

Добавьте в список, допустим, сугубо русских Николая Акимова и Евгения Лебедева, осетина Гергиева, полугрузина Товстоногова — и кто тут будет выделяться из ряда? Или вы опять про «пятый пункт»? Так нет его давно, забудьте наконец.

Где сегодня можно посмотреть полную трилогию?

Пока — только в кинотеатрах тех городов, где пройдут премьеры — и то только третьего фильма. Это такие гастроли. Сейчас этап «зального» проката «Русских евреев-3», в России я представлял его показы в нескольких кинотеатрах Москвы, в Петербурге и Екатеринбурге, потом были Лондон, Киев и Тель-Авив, теперь вот города США. После телеэфира в России вся трилогия станет доступной в интернете.

Источник: forumdaily.com

Комментарии