• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.63
    70.92
    17.96
    Общины

    Еврейские следы на улице Jesús María

    Корреспондент Jüdische Allgemeine Андреас Кноблох описал экскурсию по историческому центру мексиканской столицы, куда редко заглядывают местные евреи, обитающие на западе мегаполиса.

    По местам еврейской истории Мехико мы отправляемся от церкви Templo de Santo Domingo. Здание церкви в стиле новоиспанского барокко с внушительной колокольней возвышается над площадью Санто-Доминго в историческом центре мексиканской столицы. Наш гид — Луис Сокол. Ему около тридцати лет, и он — член местной еврейской общины.

    Католические короли Испании Фердинанд и Изабелла пресекли расцвет еврейской жизни на Пиренейском полуострове эдиктом 1492 года. Евреям был дан выбор: либо обращение в христианство, либо изгнание. Многие криптоиудеи, как ещё называют насильственно крещенных, устремились в последующие десятилетия вместе с испанскими завоевателями в Новый Свет, чтобы вновь свободно жить по еврейским обычаям, вдали от инквизиции. Однако в 1571 году суд Святой инквизиции стал официально обеспечивать «чистоту веры» даже за пределами Атлантики. В колониальные времена (1521-1821) евреев преследовали, пытали, убивали. Многие жили по своей вере тайно, подвергаясь угрозе телесных истязаний и даже казни. «В жилах мексиканцев течёт куда больше еврейской крови, чем предполагалось ранее», — утверждает Сокол. «Сегодня многие объявляют себя потомками евреев, но это трудно доказать». Рядом с церковью Санто‐Доминго в первой половине 18 века был построен дворец Святой инквизиции. Фасад здания в стиле барокко, спроектированный Педро де Арриетой, покрыт красновато мерцающей пористой вулканической породой, как и многие здания в историческом центре города. Из-за его долгой связи с мрачной историей инквизиции было трудно найти полезное применение пустовавшему многие годы зданию: одно время здесь размещалось медицинское училище, а сегодня здесь находится мексиканский Музей медицины.

    Хотя следам еврейского присутствия здесь не менее 500 лет, еврейская община страны относительно молода. В 1860 году президент Бенито Хуарес (1858-1872) установил религиозную терпимость в Мексике, которая была подтверждена через пять лет императором Максимилианом Габсбургом. Первыми местными «открытыми» евреями стали сефарды из европейского Средиземноморья (Турция, Греция, Балканы) и с Ближнего Востока (Сирия), но политические перевороты и распад Османской империи в конце 19 — начала 20 вв. привели их к эмиграции.

    Вторая большая группа еврейских иммигрантов — примерно в то же время — были ашкеназами. Они тоже бежали от нищеты и политической нестабильности, многие из них отправлялись кораблями из Гамбурга. «Их реальная цель, Соединенные Штаты, в то время была почти недостижима для евреев из Восточной и Юго‐Восточной Европы. Поэтому некоторые ехали в Мексику. Многие в итоге остались здесь навсегда», — рассказывает Сокол. И снова все дороги ведут на Плаза-де-Санто-Доминго. В арках, окружающих площадь, в 19 веке обосновались «евангелисты» — так в народе называли писцов и переводчиков, стряпавших бумаги для неграмотных. Многие еврейские иммигранты отправлялись туда, чтобы выправить свои документы.

    Проходя мимо церкви Санто‐Доминго и Дворца инквизиции, мы поворачиваем на улицу Република-де-Колумбия. Перед невзрачным зданием, окрашенным в зеленый пастельный цвет, мы останавливаемся. Здесь, в помещениях верхнего этажа находилась одна из первых еврейских школ Мексики. В двух шагах, на той же улице, располагалась первая официально признанная еврейская школа. Сегодня там продаются плюшевые игрушки и сумки, фасад украшают красочные гербы мексиканских футбольных клубов.

    «Кроме иврита здесь изучали также идиш», — рассказывает нам Сокол. Даже он еще изучал идиш, но сегодня этот язык преподавать некому. В 30‐е годы еврейская община Мехико выросла более чем до десяти тысяч душ — еврейские дети переставали ходить в еврейские школы. Сокол объясняет: «Во-первых, это было дорого, и к тому же многие родители, возможно, также не соглашались с их идеологией и потому отправляли своих детей в государственные школы, а в вечерней школе дети изучали иврит».

    Мы следуем по оживленной в будние дни улице Дель Кармен. На некоторых магазинах по-прежнему встречаются вывески с еврейскими именами — «Yeshua Tacos» или «Fantasías Sharon» — даже если их нынешние владельцы не имеют никакого отношения к еврейской общине.

    В так называемом «иммигрантском квартале» исторического центра Мехико, где жили люди разных религий и национальностей, селились первые приезжие евреи. На таких улицах, как Гватемала, Academia, Хусто Сиерра или Jesús María, обосновались в начале 20-го века многочисленные еврейские заведения: продуктовые магазины, кошерные мясные лавки, пекарни, пошивочные ателье, дома учения. «Мексиканская экономика в то время была не очень развита. Первые еврейские иммигранты работали сапожниками, портными или плотниками, другие были уличными торговцами или лавочниками. Они продавали галстуки или носки, разные причиндалы», — рассказывает Сокол. Мексиканцы называли еврейских иммигрантов «немцами», «русскими» или «поляками» — по стране происхождения. «Они открывали магазины, где продавались еврейские продукты: соленые огурцы, селедка, ржаной хлеб, кошерное мясо — и все это на улице Jesús María и поблизости». Сокол показывает нам черно-белые фотографии того времени. Не раз случалось, что в ходе экскурсий люди узнавали на фотографиях себя в детстве или своих родных.

    Лишь в 1912 году евреями-сефардами была основана первая еврейская организация — Alianza Monte Sinaí («Союз Горы Синай»). Учредительный документ, копию которого нам показывает Сокол, написан на безупречном испанском языке. Подписи под ним кажутся скорее немецкого, чем сирийского происхождения: Шутц и Давид Блис. «Первой заботой только что созданной общины были похороны», — говорит Сокол. Едва ли что другое было важно для переселенцев, как «собственное кладбище, где можно будет обрести последний покой рядом с семьей и друзьями». В последующие годы, наряду с сефардской, была основана и ашкеназская община, а затем добавились и другие. «В то время было три-четыре еврейских общины одновременно», — говорит Сокол.

    Первые еврейские молитвенные дома находились в переулке 5-го Мая, позднее на улице Jesús María. Первая синагога, также основанная сефардами, была открыта по адресу Хусто Сиерра, 73, первоначально только на верхнем этаже здания. Рядом с ним находится синагога «Нидхей Исраэль», более известная как «Синагога на Хусто Сиерра, 71». Оба дома молитвы расположены прямо на небольшой живописной площади Пласа-де-Льорето, в непосредственной близости от церквей Iglesia de La Santísima Trinidad с наклонным фасадом и Templo de Santa Inés. «Две церкви и две синагоги в одном месте — такого, вероятно, нигде больше нет во всем мире», — провозглашает Сокол.

    «Нидхей Исраэль», открытая в 1941 году, является третьей по возрасту синагогой Мексики и первой, основанной ашкеназами. На первый взгляд, она совсем не похожа на культовое здание. Типичный для Старого города фасад из камня вулканической породы вписывается в облик улиц исторического центра. Лишь две звезды Давида на массивных деревянных воротах позволяют опознать еврейскую молельню. За наружной стеной — отдельно стоящее здание, которое не видно с улицы, там находится настоящая синагога, построенная в духе неороманской архитектуры 19 века.

    В первые годы синагога была бесспорным центром религиозной жизни ашкеназской общины. Затем еврейская жизнь в Мехико постепенно переместилась на Запад мегаполиса, сначала в районы Рома и Кондеса, а затем в Поланко, Боскес-де-лас-Ломас и Ломас-де-Капультепек. Именно тогда синагога потеряла свою популярность. «С 70‐х годов люди ходят сюда все меньше и меньше»,— вздыхает Сокол. Наступил постепенный упадок. «Существует идишская библиотека – но никто в этом районе уже не читает на этом языке. Некоторое время здесь производилось кошерное вино — и это работало, пока не было установлено, что тяжелые машины могут привести к обрушению здания».

    После нескольких лет упадка синагога в 2008 году была восстановлена и открылась через год. Интерьер (особенно Ковчег Завета) имитирующий синагогу города Шавли (Шяуляй) в Литве, сегодня по-новому сияет в своем старом блеске. «Сегодня культовое здание лишь изредка используется в качестве синагоги», — рассказывает Сокол. «А так, бывают три-четыре свадьбы в год и время от времени концерты. Но есть много неевреев, интересующихся еврейской историей».

    «Еврейская община насчитывает сегодня около 70 000 членов, живущих на западе города, — говорит Сокол, — она в значительной мере замкнута в себе. Есть как минимум 15 еврейских школ, два еврейских спортивных центра, еврейские больницы, многие супермаркеты имеют кошерные секции — сегодня там можно жить, вращаясь в чисто еврейском окружении. В историческом же центре города больше нет евреев, но следы зарождения еврейской жизни в Мехико здесь все еще встречаются».

    Перевод с немецкого Виктора Шапиро

    Комментарии