62.81
70.68
17.73
Общины
Пресс-служба СТМЭГИ

Евреи Шанхая: «здесь можно не бояться носить кипу»

О послевоенном закате насыщенной еврейской жизни в Шанхае мы уже писали. Сегодня в бывшем еврейском гетто Шанхая бурлит повседневная китайская жизнь. И все же в 26-миллионном городе вот уже 30 лет проводит б-гослужения раввин, работает еврейский общинный центр и доступна кошерная еда. Об этом рассказала корреспондент Judische Allgemeine Бланка Вебер.

Пахнет свежими овощами, травами и фалафелем. Раввин Шалом Гринберг, высокий мужчина в черном костюме, коротко постриженный с дружелюбным взглядом, стоит в фойе своего еврейского общинного центра в Шанхае. По соседству персонал кухни готовит праздничное угощение на вечер для общины. Сейчас утро воскресенья и по расписанию — языковые курсы. На урок иврита скоро придут несколько десятков детей.

Шалом Гринберг смотрит на своего сына-подростка, сидящего у входа, и бросает взгляд на экраны мониторов. Камеры наблюдения, установленные на наружных стенах, чтобы следить за улицей и подъездом, являются обычным делом в таких районах, как этот. Забота о безопасности широко распространена в стране, хотя, как говорит Гринберг, здесь, в Китае, нет традиции антисемитизма.

IMG_1578-20-06-19-01-31.JPG«Это большое преимущество для всех евреев, кто во внешнем виде демонстрирует свою религиозность и, например, носит кипу. Никто не должен бояться».

Первые дети уже стекаются в здание, родители расстаются с ними, чтобы вечером возвратиться на праздник. Здесь 18-летние сестры-близнецы Сара и Мушка из Страсбурга, они занимаются с языковой группой. Девочки работают волонтерами в еврейской общине и учатся в университете — в течение семестра изучают китайский язык.

«Здесь, в Китае, вы не заметите антисемитизма, совсем не то, что во Франции», — говорит одна из них. «Вы чувствуете себя в безопасности, и я совершенно не боюсь объяснять другим, что такое иудаизм».

Через песни и игры она терпеливо преподает язык своим маленьким ученикам. Общинный центр для сестер стал домом еще и потому, что здесь есть кошерная еда.

Раввин Гринберг гордится небольшим общинным рестораном и дополнительным помещением по соседству, в котором открыт магазин. В холодильнике хранятся замороженные продукты.

«Я отвечаю за то, чтобы доставить кошерное мясо из Аргентины, кошерную мацу и вино из Израиля — все, что нужно для еврейской жизни в будни и в праздники здесь, в Китае. Это уже немного необычно», — усмехается он.

«У нас здесь единственный ресторан такого рода. Обычно раввин только наблюдает за кашрутом, а здесь это целиком наше предприятие, потому что это общинная служба. Тот, кто хочет кошерную пищу, получает ее».

IMG_1575-20-06-19-01-33.JPG

Сара, Мушка и их 19‐летняя подруга Двора из Парижа подготовили сегодня детский праздник. Они мастерят лакомства из красочной глазури, фруктовой массы, шоколада и мороженого. Присутствующие дети - родом из самых разных стран. Только некоторые из них родились в Китае.

«Община на сто процентов состоит из экспатов», — говорит Гринберг.

«Мы все иностранцы: люди, которые живут, учатся, работают или сопровождают работающего здесь супруга, приехавшие сюда из США, Израиля или Европы и должны оставаться на неопределенный срок».

Как, например, три студентки из Франции. Но соприкасаются ли они здесь с различными религиями, представляя иудаизм?

«Нет», — отвечают девушки в унисон.

«Когда я путешествую, я замечаю: многие даже не знают, что такое евреи, может быть, потому, что нас здесь очень мало, - говорит одна и замечает, - но при этом предрассудков и стереотипов о нас нет».

Межрелигиозный диалог и публичное обсуждение религий здесь не приняты.

«Китай очень отличается эти от европейских стран», - говорит Гринберг. Нужна максимальная сдержанность, чтобы не быть неправильно понятым или принятым за миссионера.

«Это было бы нехорошо, потому что круг религий, признанных в стране, четко разграничен: есть буддизм, даосизм, индуизм, ислам и христианство. Иудаизм не является одной из них».

Причина не столько в невежестве китайцев, сколько в решении 50-х годов. В то время правительство утвердило список, перечисляющий существующие в стране религии. Тогда здесь не было евреев, разве только очень небольшое число, ассимилировавшихся к тому времени, а в 1949 году была основана Китайская Народная Республика под властью коммунистов.

IMG_1579-20-06-19-01-32.JPGЕврейское наследие за прошедшие десятилетия было почти утрачено. Только в 1998 году движение «Хабад Любавич» направило из США в Шанхай раввина Гринберга, который теперь живет здесь со своей семьей.

Те, кто сегодня прогуливается по улице Хуошань Лу в Тиланьцяо в районе Хун-Коу, находят реликты былых времен. С 1943 года здесь было еврейское гетто города — тысячи людей жили в тесном пространстве: китайцы, японцы, русские и европейские евреи. Сегодня мало что напоминает о прежней еврейской жизни Шанхая. Бывший блестящий бродвейский театр закрыт и забыт. В небольших домах, кварталы которых по-прежнему, как сеть покрывают этот район, работают китайские закусочные, уличные рестораны, продавцы ювелирных изделий, продавцы овощей, парикмахерские или ремонтные мастерские. О том, что здесь когда-то жили евреи, многие знают, но темы этой лучше не касаться - она и ее история далеки от повседневной жизни.

На одной из улиц находится восстановленная и отреставрированная синагога «Оэль-Мойше», когда-то служившая молельным домом ашкеназских евреев в Шанхае. Сегодня ее и некоторые дома рядом можно посетить как музей.

«Интерес большой», — говорит раввин Гринберг. «Многих старых домов, даже целых улиц больше нет. Когда люди приходят сюда сегодня, они часто не могут найти то, что ищут». Но, добавляет он, они все же рады, что в современном Шанхае есть следы истории. Хоть этот район Тиланьцяо с остатками европейских таунхаусов и выглядит как инородное тело среди небоскребов и стеклянных фасадов оживленного современного мегаполиса.

Перевод с немецкого Виктора Шапиро

Комментарии

Теги