• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.72
    70.76
    18.40
    Культура
    Йосси Тавор

    Артист запаса театра «Гешер»

    Леонид Каневский

    Леонид Каневский, он же майор Томин из телесериала «Следствие ведут знатоки», — гость портала СТМЭГИ.

    – Вы счастливчик, Леонид Семёнович! Потому что вы начинали свою жизнь заново много раз – то другой театр, то другой режиссёр, то другая страна, то возвращение в прежнюю страну...

    – Я бы не сказал, что начинал заново. Я продолжал. Точнее – я делал кульбит. Если вы имеете в виду переезд в Израиль, то это был своего рода прыжок. Да, но в неизвестность. В 50 лет мне было интересно вернуться в 60-е годы. Сейчас объясню. Когда в 1963 году в Ленком пришёл Анатолий Эфрос, — гениальный режиссёр и мой педагог — через год мы сделали театр другим. Мы там дневали и ночевали. К нам прилетали на премьеры со всей страны.А потом наступили 90-е. Сначала на премьерах зал битком, потом по ползала и всё хуже и хуже... Работа в театре теряла свой смысл. 

    333.jpg

    Кадр из фильма «Следствие ведут знатоки» 

    И вот однажды на вечере памяти Соломона Михоэлса в театре на Малой Бронной подходит ко мне Женя Арье и спрашивает: как я смотрю на то, чтобы создать русскоязычный театр в Израиле. Я подумал и говорю: «А что? Наверное вперёд!» Мне показалось интересным в 50 лет с моим опытом актёрским и жизненным участвовать в создании театра. 1 мая 1991 года я оказался там и за все двадцать восемь лет ни разу не пожалел, что совершил такой кульбит.

    Так что, возвращаясь к началу нашего разговора, скажу — это была не жизнь заново, а её продолжение.

    – Мне посчастливилось видеть вас в разных спектаклях театра «Гешер». И замечу, что каждый из них становился событием в театральной жизни страны.

    – Скажу более — известный критик Михаил Хандерлец как-то высказался о том, что израильтяне, ранее летавшие на премьеры в Лондон, стали говорить о том, что теперь в стране есть новый театр и уже не нужно выезжать за рубеж, а нужно посещать премьерные спектакли театра «Гешер». Но я сейчас не о себе лично, а о работе всей труппы и режиссёра.

    – А сегодня вы заняты в постановках театра?

    – Нет, я артист запаса театра «Гешер» (Смеётся*). 

    222.jpg

    «Деревушка» — сцена из спектакля театра «Гешер»

    – Давайте вернёмся в ваши юные годы. Как-то замечательный скрипач и педагог Пётр Соломонович Столярский сказал: «Мне не нужны талантливые дети, мне нужны талантливые мамы». По-моему, вы вашей мамой можете гордиться — она действительно разглядела талант своего сына.

    – Причём не одного, а двоих.

    – Да, ваш брат Александр – известный израильский писатель.

    – Мама сама по себе уже была талантлива. Она училась в консерватории, но мой будущий папа забрал её оттуда и увёз на Кавказ. Он был очень мощным человеком. Там они поженились, и мама вскоре стала бухгалтером. И если папа в нас немного сомневался, то мама всегда поддерживала нас во всех наших начинаниях. Первый раз я заявил о том, что буду актером в одиннадцать лет. Тогда, разумеется, никто это всерьёз не воспринял. Но когда мне исполнилось семнадцать, в Киев приехала труппа театра Вахтангова. Моя тётя хорошо была знакома с главным администратором театра Борисом Петровичем Островским и попросила его устроить мне прослушивание. И этот нахальный мальчик…

    – Это вы о себе, я так понимаю?

    – Да, пришёл в театр Леси Украинки и предстал перед Верой Константиновной Львовой, Владимиром Георгиевичем Шлезингером и Владимиром Абрамовичем Этушем. И, надо сказать, — эти «три кита» пропустили меня сразу на третий тур в Щукинское училище. Мы с мамой поехали в Москву, папа же продолжал в нашей затее сомневаться, не считая актерство настоящей профессией. Так вот, мама ходила с нами – это была целая группа абитуриентов – по всем театральным училищам в надежде попробовать свои силы везде, где только можно. Во МХАТе Массальский мне сказал: «Не наша фактура!», в Щепкинском я был удалён с первого тура, в ГИТИСе – со второго. В общем, успокоился тем, что поступил в Щукинское, где я обрёл немало учителей, некоторые из которых впоследствии стали моими друзьями. А первый театр, в который я пошёл служить, был Ленком, куда в 1963 году пришёл Эфрос.

    – Вы считаете его своим учителем?

    – Да, общение с ним было просто счастьем. Он даже написал книгу «Репетиция – любовь моя», на одной из обложек которой с одной стороны Лев Дуров, с другой – я, что является предметом моей гордости.

    – И вы, кстати говоря, последовали за ним, когда его уволили из Ленкома за несоответствие репертуара названию театра?

    - Да, но чтоб подсластить эту пилюлю, ему дали возможность взять с собой одиннадцать человек и я, к счастью, попал в их число. Так я оказался в театре на Малой Бронной, где с перерывом в двадцать лет служу по сей день.

    – Благодарю Вас за интересную беседу.

    - Приходите на мои спектакли, я всегда вам рад.

    Справка

    Леонид Каневский родился в 1939 году в г. Киеве ( Украинская ССР, СССР) — советский, израильский и российский актёр театра и кино, телевизионный ведущий. Окончил Щукинское училище. Актёр Театра им.Ленинского комсомола (1960-1967) и Московского драматического театра на Малой Бронной (1967-1991). В 1991 году репатриировался в Израиль, где совместно с Евгением Арье основал театр «Гешер». Заслуженный артист РСФСР (1984). С 2006 года — ведущий программы канала НТВ «Следствие вели…».

    Комментарии