• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 77.28
    90.72
    22.55
    Культура

    Завершен цикл фильмов о Холокосте на территории СССР

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский

    Израильский кинорежиссер Борис Мафцир (Boris Maftsir) завершил работу над циклом документальных фильмов о Холокосте на территории Советского Союза. Цикл состоит из 9 фильмов.

    Восемь из них общей продолжительностью в 11 с половиной часов документируют примерно сто акций массового уничтожения евреев на огромных пространствах от Балтийского до Черного моря и Кавказских гор. Жертвами этих акций, согласно подсчетам историков, стали около 2 млн 700 тысяч человек, т.е. примерно половина из 6 миллионов евреев, уничтоженных нацистами и их пособниками.

    Борис Мафцир придерживается определенных правил, характеризующих его творческий метод документалиста. Все факты озвучиваются на камеру непосредственными свидетелями событий с конкретного места, где они происходили. Съемки осуществлялись примерно в те же даты, как и сами события.

    В первом фильме цикла «Хранители памяти» речь идет о периоде с осени 41-го по зиму 42-го года, когда в Беларуси происходило массовое уничтожение евреев. О расстреле евреев в 1941 году в городе Пушкине, неподалеку от Ленинграда, где расположен знаменитый Екатерининский дворец, рассказывается в фильме «Холокост: Второй фронт». В нем далее идет речь об акциях по уничтожению евреев в Любавичах (Смоленская область), в Ростове-на Дону, в районе Кисловодска и Нальчика на Северном Кавказе. «Дорога в Бабий Яр» повествует о первых ста днях оккупации Украины нацистами, когда, при активном участии пособников из числа местного населения, происходили массовые убийства евреев, включая женщин, детей, стариков.

    В других фильмах цикла Борис Мафцир документирует злодеяния нацистов и их пособников на территории Латвии, Беларуси, Одессы, Транснистрии, где были убиты сотни тысяч евреев. В фильме «Готенланд» речь идет об уничтожении евреев в Крыму.

    Девятый фильм цикла, «Загадка Черной книги», стоит несколько особняком. Сталин запретил публикацию Черной книги – летописи Холокоста на территории СССР, что сигнализировало о кардинальном изменении его отношения к евреям. После войны многие советские евреи стали ощущать нарастание антисемитизма, который негласно поощрялся властями и достиг пика, когда был злодейски убит Соломон Михоэлс и разгромлен Еврейский антифашистский комитет.

    Борис Мафцир родился в Риге. В 1970 году был арестован КГБ и приговорен к одному году тюрьмы за «сионистскую деятельность». Эмигрировал в Израиль в 1971 году. Закончил Тель-Авивский университет в первом выпуске факультета кино и телевидения. Работал продюсером Кинослужбы Израиля, а с 1994 по 1999 год – ее директором. Занимал руководящие посты в министерстве образования и культуры, министерстве абсорбции, возглавлял делегацию Еврейского агентства (Сохнут) в России, Беларуси и странах Балтии. В 2009 году основал и до 2014 года руководил факультетом документального кино в колледже искусств WIZO в Хайфе. С 2006 и по 2012 год являлся директором проекта музея Яд Вашем по восстановлению имен жертв Холокоста, убитых на территории Советского Союза. Продюсер более 200 документальных фильмов и телепрограмм. В последние годы сосредоточился на кинопроекте «Холокост на территории Советского Союза».

    Почти три года назад Борис Мафцир принял участие в Кинофестивале русскоязычной еврейской диаспоры в Нью-Йорке, где был показан его фильм «Холокост: восточный фронт».

    Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по Скайпу с Борисом Мафциром, находящимся в израильском городе Нес-Циона.

    Олег Сулькин: Борис, в нашей беседе в 2017 году вы назвали Холокост на оккупированных нацистами советских территориях «скрытым, украденным, неизвестным», сравнив ситуацию с Польшей и другими странами Европы, где почти все подробно документировано. Вы проделали поистине гигантскую работу. Как вы добывали информацию и находили очевидцев тех уже очень далеких событий?

    Борис Мафцир: Мои действия были подчинены жесткой логике. Важно было успеть снять свидетелей, которым уже очень много лет. Исходная точка – событие. Я приезжаю туда и нахожу очевидцев, хотя бы одного. Проблема в том, что не существует архивных киноматериалов о Холокосте на территориях Советского Союза, оккупированных нацистами. Есть несколько минут архивной хроники, заезженной, много раз использованной. Есть несколько столь же часто воспроизводимых и широко известных фотографий. И все. Любой отрицатель Холокоста скажет: вы утверждаете, что убиты 2 млн 700 тысяч евреев, а показываете одни и те же кадры из Латвии, из Бельц, из Гомеля и из Бабьего Яра.

    Сейчас, глядя на сделанное, могу утверждать: я сделал все, что было в силах.

    О.С.: Что представляло наибольшую трудность?

    Б.М.: Каждое событие должно быть документировано. Нужны свидетели. Если я еду в Дубоссары, то расстрел в Дубоссарах должен быть документирован и о нем должен рассказывать человек, которому можно доверять. Рассказ о расстреле в Слониме, в Беларуси, я не смог снять, потому что не нашел свидетелей. По этой же причине я не снял рассказ о расстрелах в Могилеве и Гомеле, а Холокост в Беларуси представлен деревушкой под названием Сухари. Моя семья родом из Даугавпилса. Но даже мой локальный патриотизм не помог. Даугавпилса нет в фильмах, хотя там было гетто, жители которого были расстреляны. Я не нашел там рассказчика. То есть нашел, но он жил в Израиле, сильно болел и не мог приехать в Латвию.

    О.С.: Почему для вас было важно снимать день в день с событием?

    Б.М.: Для аутентичности. Я ехал в места съемок в то же самое время года, в тот же месяц и желательно в тот же день, когда происходил расстрел. Я не мог позволить себе роскошь делать ознакомительные поездки, чтобы потом вернуться для съемки. Все нужно было успеть снять за один короткий приезд. То есть очень многое зависело от моих контрагентов, местных хранителей памяти, краеведов, историков. В восьми фильмах я снял примерно сто мест, а на реальной карте Холокоста, помимо лагерей смерти, концлагерей и гетто в Центральной и Западной Европе, – более тысячи советских городов и деревень, где были убиты евреи. Если бы было больше денег и времени, я бы, конечно, снял еще что-то.

    О.С.: Сильное впечатление оставляет фильм о истреблении нацистами еврейского населения Крыма. Может быть, потому что практически ничего я об этом эпизоде Холокоста не знал. Почему фильм называется «Готенланд»?

    Б.М.: В октябре-ноябре 1941 года немцы захватили большую часть Крыма. Нацисты считали полуостров неотъемлемой частью «третьего рейха», который они называли «страной готов» – Готенланд. Они планировали оборудовать там зону отдыха для арийцев, своего рода германскую Ривьеру. А немецкие поселенцы-фермеры должны были получить большие наделы земли. Местных жителей собирались частично изгнать, частично сделать рабами. Планы оккупантов не осуществились – за исключением пункта об уничтожении евреев. Были расстреляны жители еврейских колхозов, в том числе представители народа крымчаков.

    О.С.: Кто они, крымчаки?

    Б.М.: Евреи, выходцы из Италии и других стран. Живя в Крыму, они приняли татарский язык и татарские обычаи, но сохранили иудейскую веру. Краевед Борис Казаченко показывает в фильме таблицу пофамильного истребления крымчаков и не может скрыть эмоций. Фактически весь этот народ был уничтожен в годы Холокоста. Сегодня крымчаков осталось несколько сот человек.

    О.С.: Нацисты действовали по плану? Существовали ли какие-то местные особенности этих операций?

    Б.М.: Как сказал писатель Аркадий Шульман из Витебска, конец у всех евреев был одинаковым, но дорога к нему – разная. Нужно иметь в виду, что, когда началась война на восточном фронте, у немцев еще не было плана тотального уничтожения евреев. Но было общее указание, согласно которому жители оккупированных территорий должны были понимать, что идет борьба с иудеобольшевистской» властью. Детальная программа «Окончательное решение еврейского вопроса» была принята нацистами в январе 1942 года. А уже к концу 1941 года на территории бывшего Советского Союза примерно миллион евреев был расстрелян. Без активного сотрудничества местного населения с оккупантами Холокост на территории СССР вряд ли был бы возможен. На одного немца в среднем приходилось до семи коллаборационистов. Среди них были закоренелые антисемиты, были запуганные суровыми карами за укрывательство евреев, были просто завистники, которые зарились на имущество и жилье соседа. Об этом на камеру говорит историк, профессор Йельского университета Тимоти Снайдер, заметивший, что очень многие евреи в глаза не видели немцев, но хорошо запомнили соседей.

    О.С.: Почему вы решили дополнить цикл фильмом «Загадка Черной книги»?

    Б.М.: Я ищу ответы на важные вопросы. Почему информация о Холокосте на территории Советского Союза была скрыта Сталиным? Почему после войны возникла вспышка государственного антисемитизма? Можно предположить, что Холокост подтолкнул Сталина к антиеврейской чистке партийного, государственного аппарата, научных и промышленных кругов, к уничтожению еврейской культуры и ее самых ярких носителей, начиная с Соломона Михоэлса. Этот период, с 1948-го по 1953 год, можно назвать сталинской антиеврейской пятилеткой.

    О.С.: Вы ощущаете интерес к этому циклу?

    Б.М.: Не хочу тешить себя иллюзиями. Тема Холокоста интересует очень немногих. Я сделал этот проект, пока память не стерлась окончательно. Мне важно, чтобы эти документы остались, чтобы с ними могли работать историки в будущем. Проект наш существует за счет пожертвований и грантов. Он абсолютно некоммерческий, все материалы мы выставляем в Интернет, в открытый доступ на сайте Holocaust in USSR.

    О.С.: Есть ли новые идеи?

    Б.М.: Да, есть, условное название кинопроекта – «Пятый пункт». Когда «Загадку Черной книги» показывали в Израиле и Москве, ко мне подходили зрители и просили объяснить причины государственного антисемитизма в СССР после завершения войны. Ведь тогда, в конце 40-х – начале 50-х евреи, активные участники революционных событий, входившие в правительство и высшие органы управления, лишились всего из-за злочастного «пятого пункта». И после смерти Сталина антисемитизм продолжал подпитываться властями, что хорошо описано в работах историка Геннадия Костырченко. «Пятый пункт», как фильтр, определял, где ты можешь учиться, а где нет, где ты можешь работать, а где нет. Я решил разобраться, почему это происходило. Это будут три фильма, действие их происходит в Москве, Ленинграде и Киеве. В этих трех крупнейших городах СССР евреи методично вычищались, они, конечно, оставались на некоторых должностях, но уже не в той пропорции, что раньше. Новый проект пока находится в стадии разработки. Очевидно, он потребует немало сил и средств.

    Олег Сулькин

    Источник: Голос Америки

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский