0.00
0.00
0.00

В гостях у заммэра Мицпа-Рамона Михаила Алхазова

В прошлом году в Израиле отмечали 25-летие Большой Алии. За это время родилось и выросло новое поколение так называемых русскоязычных сабр (коренных жителей), а тем кто репатриировался в возрасте за 30-40 лет, им уже за пятьдесят. Впору подводить итоги: а что же мы добились за это время?

Приятно отметить, что в муниципалитетах нескольких городов Израиля среди депутатов местного совета есть и представители нашей общины. Среди них есть и заместители мэров, например в таких городах как Кирьят-Ям, Кирьят-Гат, Сдерот и Мицпа-Рамон. В последнем из перечисленных городов мне и удалось побывать недавно и встретиться с заммэра Мицпе-Рамона Михаилом Алхазовым. Несмотря на занятость, он любезно согласился ответить на мои вопросы. Наше интервью состоялось в музее истории коврового искусства Алёны Рахмиловой.

- Михаил, обычно интервью начинается со знакомства. Расскажи, пожалуйста, немного о себе.

- Я родился 14 июля 1963 года в Махачкале. У моих родителей Равино и Любы четверо детей: две дочери – близнецы Аня и Ася, я и брат Саша. Мой отец Равино Алхазов (1940 г.р.) работал сварщиком на машино-строительном заводе имени М.Гаджиева, а, светлой памяти. мама Люба (1938-2015) на комбинате художественных изделий в цехе, где изготавливали дагестанские шали. Корни моих родителей хасавюртовские, хотя сами они там не жили. 

Я окончил среднюю школу № 14 г, которая в те годы считалась еврейской, так как в ней преобладал высокий процент школьников из еврейских семей. Наш дом располагался в просторном дворе, где по соседству жили все родные, начиная с бабушки-дедушки и кончая семьями их детей и внуков. Двор размещался по улице Мопровской (Г.Цадасы), прямо напротив городской больницы. 

В нашей семье строго придерживались еврейских традиций, где «главнокомандующим» считалась наша бабушка Агор. В предпраздничные дни Нисону она собирала нас - 14 внуков - у себя дома, и мы замешивали тесто на мацу. Посуда у бабушки были кошерной, и мясо она покупала в синагоге. Я всегда поражался тому, как бабушка могла вычислять все еврейские праздники и дни постов «таанит» без календаря.

- Все мы родом из детства. Думаю, что характер и становление личности каждого человека зарождается именно с детских лет.

- Думаю, что да. Детство моё начиналось как у всех детей Советского Союза. Детский сад, затем первый класс, первая учительница, посещение кружков в Доме пионеров и Доме юннатов, где я занимался спортом и радиотехникой. А уже с 6 класса начал принимать активное участие по организации школьных вечеров, балов и дискотек. Помню, как из старого телевизора сделал ламповый транзистор для оформления зала. Было интересное времечко…

- Судя по твоим школьным пристрастиям, ты мечтал в будущем о работе музыкального продюсера?

- Все эти детские забавы закончились после восьмого класса, когда отец устроил меня учеником в парикмахерскую. Мой наставник Изик Бабаев имел звание «Заслуженного мастера парикмахерского дела» и считался одним из профессиональных мастеров в Дагестане. В те годы все парикмахерские относились к КБО (Комбинату бытового обслуживания), и соответственно лучших мастеров своего дела отправляли на различные конкурсы. 

Я работал в мужском салоне, а рядом располагался дамский салон. Меня постоянно тянуло туда, в надежде, что удастся поработать с длинными волосами. Через полгода, получив звание мастера, я начал не только самостоятельно работать, но и активно участвовать в городских, республиканских и союзных конкурсах парикмахеров. Сразу же на первом из них я получил первое место. После которого и началась «весёлая жизнь»: поездки по городам Союза, статьи обо мне, выступления на ТВ в программе «Моя профессия». 

Помню, как после одного соревнования, я вновь вернулся с победой на конкурсе, и мне на главной площади г. Махачкалы присудили ленту вымпела, и вручили в подарок германский фен. Но вскоре подошёл призывной возраст, и будни сменились на воинскую службу в далеком от дома Казахстане. Наша воинская часть занималась строительством стартовых площадок для космических ракет. В армии я с первых дней стал проявлять интерес к лидерству и вскоре дослужился до товароведа.

- Михаил, я думаю, навыки новатора юношеских лет тебе весьма пригодились в первые годы репатриации?

- Скорее всего, да! Мы с супругой Ириной и дочерью репатриировались в 1992 году. Она из рода Назаровых, её бабушка Райке была известная «кейвони» в Махачкале. Она прекрасно исполняла частушки на торжествах. Два года мы прожили в Тель-Авиве. И пройдя обучение в ульпане, попутно работая по специальности, я сделал вывод, что без базовой финансовой поддержки нам мало что светит в центре страны. Как-то поехал в гости к родственнику в Мицпе-Рамон и понял, что здесь на периферии можно за невысокую цену приобрести землю и построить себе дом.

- А в политику, каким «ветром» занесло?

- Политикой я стал заниматься не сразу. Поначалу был волонтером: в полиции и на скорой помощи «Меген-Давид Адом». Ведь многим русскоязычным репатриантам нужна была помощь (переводчики с иврита на русский) и вообще поддержка по многим вопросам от человека знакомого с их ментальностью. Тем более я сам искал это: мечтая вложить свою силу и энергию в помощь нуждающимся. 

Так в течение 11 лет был волонтёром. Одновременно окончил курсы переквалификации в сфере безопасности. Затем стал волонтёром на станции скорой помощи и некоторое время спустя поступил учиться на курсы фельдшеров и водителей скорой помощи.

В политику включился после очередных муниципальных выборов. Поддерживая политиков местного уровня, этим самым помогал и развитию нашего небольшого города. В те годы в городе был своеобразный застой, ничего не проводилось и не развивалось. Поэтому и решил для себя, что если не начну заниматься политикой, то ничего не смогу добиться в жизни. Ведь только с помощью политики можно что-то изменить в управлении местными советами.

- С кем ты решил создать партийный список на предстоящих выборах?

- С одним знакомым религиозным евреем Ицхаком Заргари. Мы назвали наш объединенный список «Яхад». Наш список объединял светских и религиозных жителей Мицпе-Рамона. И на выборах в 2003 г. мы сразу же получили два депутатских мандата. Правда И.Заргари вскоре переехал жить в другой город и уже на двух последующих выборах я получил депутатский мандат и вошёл в местный совет на должность заммэра. Правда, за эту работу я не получаю зарплату, так как Мицпе-Рамон по количеству населения (5000 человек) ещё не входит в статус города.

- В Мицпе-Рамоне есть уникальное место для развития туризма – каньон Рамон. Я слышала, что самая дорогая гостиница Израиля «Берешет» находится у вас на краю каньона. И является излюбленным местом русских олигархов. Доводилось ли с кем-нибудь из них встретиться? И каким ты видишь будущее вашего города?

- Каньон «Рамон» – одно из красивейших мест в Израиле. Да к нам часто приезжают предприниматели с разных стран, в том числе и из России. Не раз бывал в нашем городе и Президент фонда «СТМЭГИ». Но мне не довелось с ним встретиться. Думаю, что в следующий раз, когда наш лидер будет отдыхать здесь, то он обязательно встретится с представителями кавказской общины Мицпе-Рамона и посетит музей истории ковра, созданный семьей Рахмиловых - выходцев с Кавказа.

Насчёт будущего Мицпе-Рамона – я мечтаю превратить его оазисом в пустыне Негев. К сожалению, из-за отдаленности от центра, у нас слабо развита промышленность. Действуют пару гостиниц, музеи, танковый и швейный заводы, частные прачечные и магазины. Но молодёжь, в основном, уезжает в центр. Если бы правительство Израиля позволило бы нам открыть здесь казино, думаю - это очень помогло развитию Мицпе-Рамона. 

На территории каньона действовали несколько заводов по добыче керамзита. Но когда он получил статус заповедника, их закрыли. В последнее время жители города стали делать пристройки к своему дому «циммеры» (комнаты) и сдают их туристам. Думаю, что развитие туристического, рекламного бизнеса, высоких технологий, развитие виноградных и оливковых плантаций вблизи Мицпе-Рамона позволит процветанию нашего района и будет привлекать туристов!

Комментарии