59.01
69.40
16.78

Станислав Лазарев – врач-онколог из Нью-Йорка

Молодое поколение горских евреев в настоящее время говорит на разных языках.

И это неслучайно, ведь судьба нас разбросала по разным уголкам планеты, и соответственно дети быстро схватывают язык той страны, в которой они ныне проживают. К тому же интегрируясь в общество страны иммиграции, молодежь, получая среднее и высшее образование, приобретает специальность, работу, и, если повезет, строит успешную карьеру.

Это, безусловно, радует. Пусть побольше молодых ребят достигнут карьерного роста, ведь тем самым они прославят наш горско-еврейский народ.
Недавно ко мне обратился известный израильский тренер по футболу Альберт Соломонов, с просьбой связаться по электронной почте с горским евреем Станиславом Лазаревым - молодым врачом-онкологом и учёным из Америки.

Он рассказал мне, что это его бывший воспитанник и очень интересный человек, который занимается исследованием в области лечения онкологии. И, что сравнительно недавно его статья на эту тему была опубликована в одном престижном англоязычном научном журнале.

Герой моей статьи действительно оказался интересным собеседником. Хотя наше общение происходило в интернете, думаю, получилось занимательное интервью.

— Уважаемый Станислав, откуда ты родом?

— Из России, из города Пятигорска, где я родился в апреле 1983 года. В этот город мои родители Анатолий и Дина переехали из столицы Азербайджана. Отец в те годы получил работу в строительной компании. Мама нянчила меня и старшего брата Диму (он старше меня на полтора года). А в 1996 году, когда мне было 13 лет, а моему брату 15, у нас появилась сестренка. Родители подарили нам Лею (сейчас ей уже 19 лет, она учится на втором курсе биологического факультета Университета Санта Барбары, Калифорния).

Мой отец родился в Баку. Но его и мамины предки, родом из Красной Слободы (Кубы). А мой дед (по отцу) Эльхан Иллизаров был одним из известнейших преподавателей математики в Хачмасе. В начале 1950-х гг. из-за репрессий, он сменил свою фамилию на фамилию Лазарев. Его супругу, т.е. мою бабушку звали Любовь Лазарева.

Другой дед (по матери) Данил Абрамов тоже проживал в Хачмасе, где работал инженером. Его супруга Сивья Абрамова родилась в Дербенте. Она из знаменитого рода Ханукаевых, и единственная живая из бабушек и дедушек. Дай Б-г ей здоровья, она в настоящее время проживает в пригороде Сан-Франциско, в г. Маунтин-Вью.

— Скажи, пожалуйста, какую специальность ты получил до иммиграции?

— В Пятигорске в 2000 г. я окончил с золотой медалью школу-гимназию №4, а за год до получения аттестата зрелости музыкальную школу по специальности «скрипка». Моя мама Дина - преподаватель фортепиано с многолетним стажем работы в Дагестане, Азербайджане, Пятигорске, и теперь Калифорнии (город Маунтин-Вью). 

Я - выпускник Пятигорского Государственного Лингвистического Университета (ПГЛУ), факультета иностранных языков. Будучи студентом, учил теорию и практику перевода английского и испанского языков, а в свободное время изучал португальский язык. Азы иврита познавал в местном ульпане, где некоторое время спустя стал членом местного Сохнута, потом и Гилеля.

В 2002 г., благодаря брату Дмитрию, который на то время работал в местным Сохнуте (также студентом ПГЛУ), я устроился воспитателем «мадрихом» в еврейском лагере г. Пятигорска, где и познакомился с директором Сохнута Альбертом Соломоновым. Забыл упомянуть, что за год до этого в 2001 году я впервые поехал на Землю Обетованную по программе «Таглит». Я влюбился в Израиль, в его народ и культуру. Здесь я чувствовал себя своим.

—  Станислав, а как проходила, адаптация в новой стране, и были ли у тебя трения с ровесниками в первые годы жизни в Америке?

— Адаптация прошла достаточно нормально. Трений с ровесниками особо не наблюдалось. Наверное, мне помогло то, что я уже прекрасно владел двумя языками: английским и испанским (в Калифорнии он является вторым языком). В первые годы проживания в США познакомился с ребятами, которые и до сих пор являются моими прекрасными друзьями. Они либо сами иммигрировали в США, либо их родители.

Как только иммигрировал в США, сразу же поступил работать в гостиницу. Спустя шесть месяцев в 2009 г. поступил на факультет биохимии и молекулярной биологии университета Беркли, Калифорния, а в 2014 г. получил диплом с отличием медицинского университета штата Вермонт.

— Из разговора с Альбертом Соломоновым, мне стало известно, что ты занимаешься исследованиями в области онкологии?

— Я по специальности врач радиационной онкологии. В настоящее время прохожу второй год ординатуры в одной из самых крупных больниц Нью-Йорка «Mount Sinai Hospital». Говоря простым языком, мы лечим практически все виды раковых заболеваний (за исключением лейкемии и рака толстой кишки) радиотерапией. Радиотерапия является одним из трех способов лечения раковых заболеваний, другие два способа - хирургическое вмешательство и системная терапия (чаще всего известная как химиотерапия).

В прошлом году я опубликовал научную статью (на английском языке) об эпидемиологии и лечении злокачественной меланомы головы и шеи (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25539369).

Название статьи «Mucosal melanoma of the head and neck: a systematic review of the literature», она была опубликована в главном научном журнале по специализации радиационной онкологии «International Journal of Radiation Oncology, Biology, and Physics». Эта работа - одно из расширенных на данный момент исследований на тему этого редкого, но очень опасного ракового заболевания.

Человек с этим диагнозом рака в среднем живет не больше двух лет. Обычно это заболевания начинается с симптомов насморка, или кровотечения из носа, или обнаружения темного пятна во рту или носовой полости. В своем исследовании я попытался определить, какой метод лечения является оптимальным для данного заболевания, и выяснил, что хирургия плюс послеоперационный курс радиотерапии предоставляют лучший шанс для того, чтобы человек жил дольше, чем 2 года.

К сожалению, в настоящий момент нет химиотерапии, которая смогла бы улучшить продолжительность существования, хотя ведется множество научных исследований в этой сфере.

— Общаешься ли ты с представителями родной горско-еврейской общины или какими-либо еврейскими организациями?

— Конечно же, общаюсь и практически ежедневно. В Нью-Йорке, где сейчас я проживаю - большая еврейская община, состоящая из европейских, горских, бухарских евреев и израильтян. С какими-то конкретными еврейскими организациями я пока не контактирую.

— Приходилось ли тебе противостоять антисемитам, например, во время их массовых выступлений против Израиля?

— Вы знаете, за время проживания в Америке я практически никогда не сталкивался с антисемитизмом. Да, у меня были и есть знакомые, которые не согласны с политикой Израиля, но они с уважением относятся к евреям. Кому-то что-то доказывать мне не приходилось и не приходится. Каждый человек имеет право на свою точку зрения, если только эта точка зрения не вредит здоровью или жизни человека.