59.01
69.40
16.78

Шалум Мигиров: «Гений – редкое и штучное создание Творца»

Интервью нашего корреспондента Айшат Ахмедовой с неординарным журналистом из Махачкалы Шалумом Мигировым.

- Расскажите о своей семье. Кто родители? Откуда вы родом? 

- Этот же вопрос в ранних столетиях V-VI веков н.э. звучал бы так: «Каково твоё тейпо?» (у чеченцев «тейп»). Ответ мой был бы озвучен традиционным для Востока многословием: «Я, Шалум бен Якоби эн Хануко Юсуфи эз Нугедих». «Нугедих» в переводе означает «Новгород». «Дих» - это «дихканин» - «горожанин». Сейчас этот населенный пункт на кумыкской кальке носит название Янги-кент.

Основным занятием нугдихцев было кожевенное дело - по-русски их звали кожемяки. Чисто антропологически это были рослые, мощнорукастые особи - непростое дела мять буйволиные, бычьи и воловьи шкуры многими поколениями.

По всему Кавказу и далее кожевенное сырье находило применение: изготовлялись чарыки - по современным понятиям самая экологически комфортная обувь - летом в них прохладно, зимой - тепло. Для щеголей изготовлялась эластичная кожа для ичигов и махси (обувь отлично дополняющая классическую одежду горца - черкеску с нашитыми кожаными газырями - патронташами), черкеска была подпоясана кинжалом, ножны которого были отделаны этой же кожей. Изготовлялась конская сбруя к сёдлам, а из тонкого и прочногосафьяна готовился переплёт для Торы, Корана и других особо ценных книг.

По профессиональной необходимости нугдихцы содержали голубятни: были в них и почтовые голуби, которыми доставлялись вести, когда кожевенники-оптовики одолевали дальние торговые пути. А голубиный помёт использовался для смягчения, удаления мездры и волос с будущего изделия, называемого кожей.

Всё сказанное выше – это родовое занятие моих предков по отцу. В юности отец был «чоновцем» (части особого назначения). Во время Великой Отечественной войны, как владеющий отлично языком фарси, он сопровождал воинские подразделения горских евреев, влившихся в Армию польского генерала В.Андерса, шедшего через Иран на Ближний Восток противостоять Армии Роммеля.

Вернувшись в семью, в Дагестан, он стал заместителем председателя Дагестанского «Охотсоюза» В.Журавлёва. Добыча охотничьего промысла стала большим подспорьем питанию населения увеличившегося многократно за счет беженцев из разорённых войной территорий Советского Союза, а так же мобилизованных и эвакуированных воинов.

Мать моя - уроженка Темир-хан Шуры, ныне Буйнакск. Мой дед – отец матери – был габаем - старостой и казначеем буйнакской синагоги. В молодые годы был купцом-гильдийцем, возил шелка, ковры, каракуль, изюм, финики, сушёную дыню и урюк из Персии в свои магазины на Всероссийскую постоянную Макарьевскую ярмарку. Из-за социального прошлого деда и его конфессионального служения моя мама получила статус «лишенки», что автоматически мешало получению высшего образования. И по настоятельному требованию своего отца (моего деда) она публично осудила его – и лишь благодаря этому унизительному акту ей позволили получить выбранную ею профессию финансиста-статистика, что даже в наше время является очень нужной профессией.

А я с наступлением призывного возраста был призван на службу в морскую авиацию Черноморского флота – курсантом в ШМАС.

- Откуда у вас любовь к журналистике и где вы учились?

- В начале 60-х годов XX-го века в Махачкале при газете «Комсомолец Дагестана» было создано литературное объединение – студия, где пока ещё ничем не проявившие себя ребята знакомили студийную братию со своей «пробой пера». Вели семинары профессиональные писатели, поэты, журналисты: Виталий Горбач, Алирза Саидов, Омар Шахтаманов, Александр Грач и др. А слушателями были ставшие потом известными: Амал Кукулиев – собиратель и издатель горскоеврейского фольклора, поэты Лазарь Амиров и Айдин Ханмагомедов, писатели Феликс Бахшиев и Вацлав Михальский, кинодраматург и актёр Юрий Даниялов, сыгравший главную роль в известном фильме «Журналист», Пётр Малаев – зачинатель дагестанской кинодокументалистики.

А я с самого начала студийного образования увлёкся почему-то фельетонной публицистикой.

Потом, уже в более зрелые годы, я понял откуда у меня это подсознательное, неценённое желание обсмешить и изобразить жалкими и глупыми «героев» моих фельетонов… Меня всю жизнь преследовала обида за мою умную и талантливую мать, которую большевики – их чиновничья власть, довели до самоуничижительного акта осуждения собственного отца только для того, чтобы её дали возможность получить образование.

Между тем в царское время родные сёстры её матери (моей бабушки) с отличием окончили Темирхан-Шуринскую гимназию – большего образования горским еврейкам в их время и не надобно было. Тётки моей мамы эмигрировали в Аргентину и уже оттуда через Торгсин помогали семье моей бабушки.

- Каковы основные темы ваших журналистских исследований? И с чем связан выбор тематики ваших работ? Что самое привлекательное, если вы остались преданы своей профессии долгие годы?

- Вопросы, мягко говоря, любительские и оставляют ощущение того что если человек в чём-то реализовал себя удачно, то должен этот бизнес совершенствовать и следовать этому делу всю жизнь – так было когда-то. Разочарую вас, Айшат – у меня профессий очень много. Не стану их перечислять…. И без ложной скромности скажу – во всех достиг совершенства. Только возраст стал помехой их дальнейшей капитализации, да и аптека изо всех моих карманов выглядывает с фатальной безнадёгой.

Следую девизу: «Сколько ты имеешь профессий – столько раз ты человек!» И осталась у меня только финишная профессия – умение стряпать, как говорится, медийное варево. И в этом деле я многостаночник. И моё бремя сегодня, например, это рецензия на спектакль, кинофильм или книгу. Через неделю это может быть репортаж, очерк, зарисовка, фельетон и т.д.

- Можете поделиться каким-нибудь секретом своей профессии или же дать дельный совет?

- Какую из профтайн вам, Айшат, рассекретить? Я уже выше говорил, что профессий у меня много. Например, я занимался промышленным альпинизмом и даже опубликовал репортаж, как я наводил косметику на фасаде гостиницы «Ленинград». В Махачкале он, как-раз, находится напротив высоченных вечно дымящихся труб махачкалинских ТЭЦ. И накопившийся смок надо было смыть химраствором с фасада высотной гостиницы и главная забота-секрет как оставаться в этой работе неколыхающимся на зыбкой верхолазной беседке. Ответ – тренировка и ещё раз тренировка координации тела. Если вы, Айшат, имеете ввиду овладение секретами журналистского мастерства, то надо руководствоваться известным афоризмом: «Способности и талант как деньги – если они есть, так есть, а если их нет – так нет». И тогда меняй профессию.

Мною предложенный дельный совет настолько банален, насколько же, между прочим, и эффективен: «Читайте книги, читайте книги…». Гении всех времён и народов – их авторы. Вдохновляемые заповедями Моисея, Иисуса, Мухаммеда, Конфуция и житейным опытом Будды рождались эти бессмертные творения.

В истории человечества гений – редкое и штучное создание Творца. И чтобы найти их произведения, надо переворошить и прочесть тысячи томов. Среди трёх десятков избранных книг, отвечающих персональному вкусу (кому Шекспир или наоборот Пушкин) обязательно Наипервейшей должна быть Абсолютная Вечная книга – Ветхий Завет.

Комментарии