Пианист Альберт Мамриев: «Мой самый строгий критик — я сам»

Потрясающий пианист с  мировым именем и просто интереснейший человек, маэстро Альберт Мамриев, родился в Дербенте в музыкальной семье. Первые уроки музыкальной грамоты он получил у отца — кларнетиста Юрия Мамриева, с которым, кстати, они теперь иногда выступают вместе. Молодой и талантливый музыкант со временем  переехал из Дербента в Москву, продолжив обучение в Центральной музыкальной школе для одаренных детей и в Московской консерватории, а затем окончил Академию музыки им. Рубина при Тель-Авивском университете и аспирантуру в Ганновере. Он обладает  неповторимой авторской техникой игры, сильным  темпераментом, невероятным артистизмом и  магнетическим обаянием музыкального гения и волшебника, бесподобно исполняя произведения великих композиторов. Издание «Piano News» охарактеризовало Альберта как  «одного из самых опытных пианистов своего поколения». Сегодня, его жизнь расписана по минутам. Альберт Мамриев выступает с многочисленными концертами по всему миру, проводит разнообразные мастер-классы, открыл частную  фортепианную академию, которая плодотворно работает уже год. Он является членом жюри целого ряда международных конкурсов и музыкальных фестивалей, а недавно сам основал Международный конкурс пианистов «Новая Звезда».

***

Альберт, добрый день. Спасибо большое, что нашли время для нас. Чем вы сейчас занимаетесь в Германии?

В  Германии  делаю то же самое, что делал до сих пор. Веду активную музыкально-концертную деятельность, которая включает в себя выступления на вечерах, кроме этого занимаюсь преподавательской и дирижерской деятельностью. В качестве дирижера, кстати, я выступаю недавно. Недавно я создал частную фортепианную академию, и я очень рад, что всего за год мы дали миру 12 лауреатов международных конкурсов.

Не скучаете по Родине?

Россию я покинул в совсем юном возрасте, моя профессиональная карьера началась в Израиле, продолжилась в Германии. Однако ностальгия в душе присутствует постоянно, очень тянет в родные края. Надеюсь, в скором времени мне удастся  посетить Россию, соответствующее приглашение имею, долго не приезжать на Родину не люблю.  

О вашем знаменитом отце, музыканте Юрие Мамриеве, знают многие меломаны. А как поживает ваша мама?

Родители, слава Б-гу, живы-здоровы — как мама, так и папа. Отец ведет активную концертную деятельность в Израиле, недавно прилетал  в Германию, и мы выступали вместе. Он, как и в прежние времена, остается для меня главным педагогом, судьей и критиком, я с ним постоянно советуюсь по разным профессиональным вопросам, как и со своей супругой, мамой, друзьями — людьми, чьё мнение для меня ценно и дорого.

Приверженцем  какой фортепианной школы вы являетесь?

Я, по-прежнему, несмотря на то что во мне «течет» несколько фортепианных школ, остаюсь ярким представителем русской фортепианной школы, чем безумно горжусь. Те профессиональные знания, которые постепенно приобретал в Европе, возвысили и обогатили меня как пианиста и как преподавателя. А образования, как вы понимаете, много не бывает. Но где бы я ни выступал, слушатели непременно отмечают, что я исконно русский исполнитель.

Даже так?

Да. Наверное, никого не удивлю, но моими кумирами с детства остаются Чайковский и Рахманинов, с юных лет боготворю сочинения Скрябина, пытаюсь привить очень многим своим европейским, и не только европейским, студентам любовь к русской музыке.

Есть ли у вас ученики, с которыми вы долго занимаетесь, вкладываете в них душу, а они, что называется, топчутся на одном месте? Что  предпринимаете в таких случаях?

Есть разные ситуации, но подобного рода вопросы в первую очередь  задаю самому себе. Считаю лично себя ответственным за все происходящее в этой сфере деятельности.  

Кто оценивает ваши выступления? Вот, концерт позади, вы сидите один, вокруг вас букеты от благодарных зрителей... Ругаете себя в этот момент или хвалите?

Мой самый главный критик — это я сам. Потому что прекрасно знаю свои плюсы и минусы, знаю, что меня может ожидать на сцене. Исходя из этого, пытаюсь в максимальной степени передать публике замысел произведения, поговорить со зрителями на  языке великих композиторов, вызвать живые эмоции и переживания у каждого сидящего в концертном зале. Причем меня всё не покидает ощущение, что я вообще ещё ничего не сделал. Музыка — это, ведь, бездонный океан. Не родился ещё тот, кто сказал бы, что добился в этом направлении всего, чего мог, переиграл всё, и больше ему ничего не интересно. Считаю, что я в этом плане еще даже не пионер.

Ничего себе! Уверена, это просто ваша скромность. А есть для вас разница в отклике публики, в зависимости от того, в какой стране вы даете концерт? Например, отличаются ли как-то люди, пришедшие на ваш концерт в России, от американских слушателей, например?

Принято думать, что публика в каждой стране особенная и  разная, но лично я стараюсь на это меньше обращать внимания и не делаю того, что часто совершают мои коллеги, то есть, исходя из географии выступлений, подбирают соответствующие программы. Пытаюсь, вне зависимости от того что бы я ни играл, относиться ко всем с одинаковой любовью и уважением, и, при этом, абсолютно не имеет значения то, где я выступаю. Приятно, конечно, что есть страны, где публика более активная, чем, например, слушатели в США, и если мне удается сделать так, чтобы зал очень бравурно реагировал на мою игру, это оставляет  безумно  радостное и чудесное ощущение у меня, как у  исполнителя. Но повторюсь, не делаю акцент на городе или на государстве, в котором  выступаю.

Видела вашу страничку в Фейсбуке,  понимаю, что вы там свободно изъясняетесь на языке Гёте, Шиллера, Генриха Бёлля… Каков ваш уровень немецкого сегодня  и как к вам относится местное население, поддерживает ли ваши идеи и задумки?

Я бы не сказал, что знаю немецкий в совершенстве, это то же самое, как с вопросом о фортепианной литературе, когда и ее, и иностранные языки можно учить до бесконечности. Имею средний, неплохой уровень знания немецкого, который мне позволяет общаться с людьми, делиться с ними какими-то идеями и объяснять им на чужом для меня языке, что бы полезного я мог сделать для немецкого общества. Как результат этого, проявление доверия ко мне со стороны немцев, причем очень влиятельных граждан Германии — политиков, бизнесменов. Отмечу, что последние десять лет я являюсь президентом нескольких фондов, основоположником двух международных конкурсов, которые проходят на территории Германии. С недавних пор мы с партнерами решили попробовать  организовывать фестивали  в стиле «Open air». В этом проекте активно принимают участие многие оркестры Ганновера, Потсдама, Лейпцига. Пока что, слава Б-гу, немцы мне верят, мои идеи приветствуют и поддерживают, что приносит свои реальные положительные плоды. Вот пример: на днях с огромным успехом прошел финал шестого международного конкурса «Новая звезда». Он проводился  в маленьком красивом живописном городке в горах Гарца, активно посещаемом туристами со всей Европы. Сегодня этот уже окрепший проект включает в себя четыре тура. Последний проходил под аккомпанемент уже не камерного, а симфонического оркестра, где лауреаты позволяли изысканной публике насладиться божественной музыкой Чайковского, Шумана, Бетховена. Всё перечисленное придает определенный статус этому уникальному конкурсу. Естественно, не мог позволить себе даже представить, что смогу  организовать подобное мероприятие в одиночку, это было бы тут просто невозможно. Отвечаю на ваш вопросу о немецком языке и о немцах. Сам факт проведения в Германии шестого международного конкурса «Новая  звезда» говорит сам за себя. Очень  рад, что израильскому подданному, родившемуся в России, европейцы протянули руку дружбы и доверия, ведь посредством реализации моих идей мы все вместе помогаем огромному количеству молодых исполнителей со всего мира, поддерживая их начинания и открывая им путь к карьере.

Что значит для вас ваша национальность, учитывая то, что вы давно живете в Германии? 

Принадлежность к горским евреям — это для меня всё. То зерно, без которого не мог бы прожить ни один человек, и горе тому, кто не знает о своем происхождении или не ценит, не уважает его. Безумно люблю представителей своей национальности, горжусь очень  многими из них. Некоторые немного меня разочаровывают, но это нормально, считаю сам факт того, что мы существуем на планете, несмотря на то, что нас осталось очень мало, говорит сам за себя. Но внесу маленькую нотку  разочарования и критики. Хотелось бы, чтобы представители бизнес-элиты горских евреев иногда задумывались бы не только о тех проектах, в которые они с удовольствием вкладывают огромные средства, связанные с культурой и искусством джууро, с нашими национальными традициями, а обращали бы внимание на людей, которые занимаются не совсем стандартным, с их точки зрения, делом, таким, как классическая музыка. И пока, к сожалению, не было ни одного случая, когда хоть какой-то горский бизнесмен захотел бы или попытался в этом помочь. Так тяжело говорить на эту тему вслух, но правду надо знать. Был бы рад, чтобы в будущем, если не мне, не моим проектам, то моим коллегам-музыкантам помогли бы выходцы с Кавказа и из других республик бывшего СССР. Мечтаю, чтобы наши меценаты обратили внимание еще на какие-то иные направления искусства и творчества,  помимо тех, которые им знакомы с детства. Безумно люблю нашу музыку, горско-еврейский  фольклор, это подлинный кладезь культурного богатства! Но  моим собратьям следует раскрыть глаза пошире и понять, что существуют и иные жанры и направления искусства, например – классика. Её обходят стороной, а это абсолютно несправедливо и больно. Как малый народ, мы должны обращать большое внимание на наших представителей, в каком-то смысле «белых ворон», которые решили совершить своего рода «маленькую революцию» и пойти не по протоптанному пути, а заняться чем-то не близким сердцу и уху горских евреев. Хотелось бы в дальнейшем перемен в этой грустной тенденции. Должны же быть и среди нашего, безумно талантливого народа и те, кто занимается классической музыкой – вечным искусством!

Что из русской литературы предпочитаете?

Неизменно на моем столе присутствуют Толстой, Пушкин, Достоевский. У меня есть традиция возвращаться к некоторым романам, которые прочел в юном возрасте, и считаю, что это правильно, потому что начинаю видеть всё в иных тонах, по-другому относиться к литературным героям и их поступкам. Это то же самое, как каждый пианист должен возвращаться спустя какое-то время к тем большим сочинениям, к которым позволил себе прикоснуться в молодом возрасте. Мы играем все иначе, слышим по-другому, и те ощущения, которые снова в себе открываешь, новы и свежи. Уверен, что таким образом человек растет как личность. Люблю и многих современных авторов. Сегодня времени для чтения, по сравнению с тем, что было 10-15 лет назад, остается меньше, тем не менее, надо стараться читать больше.

Известны  ли уже даты ваших выступлений  в Москве?

Пока не хочу раскрывать всех секретов, но есть шанс, что мои концерты пройдут в российской столице осенью 2018 года. Может, мы  скоро встретимся с российским зрителем, хочу привезти им то, чего на своей  Родине еще не играл.  

Беседовала Яна Любарская

Комментарии