Люди и личности

София Иримова: жизнь, подобная танцу...

Бытует мнение, что отличительной  чертой хорошего танцора является природная легкость в движениях — это ведь не красивый почерк, которому можно научиться. София Иримова — опытная  танцовщица, ныне живущая в Израиле, счастливая и эффектная женщина, любящая  мама четырех дочек, изысканная бизнес-леди. Благодаря отточенным умениям, верно пойманным музыке и ритму, врожденной грациозности, на протяжении всего периода жизни, проведенного как на сцене, так и вне ее,  она питалась лишь любовью к искусству танца.  С самого юного возраста Софию заметил первый учитель — художественный руководитель ансамбля танца «Виртуозы Дагестана — Счастливое детство" заслуженный деятель искусств Республики Дагестан Шалуми Самуилович Матаев. Впоследствии она продолжила танцевать у старшего брата  Шалуми Самуиловича — Иосифа Самуиловича Матаева, о легендарной личности которого, наша героиня может говорить бесконечно. Иосиф Самуилович был выпускником ГИТИСа им. А.В. Луначарского, почетным профессором Российского университета культуры и искусства, автором книги - «Лезгинка. Годы, прожитые вместе», а еще, он сыграл  в жизни юной  девушки огромную роль. Мы поговорили с  Софией о чудесных годах, проведенных на сцене, в танце, о состоянии израильской культуры в наше время, о ее родных и близких, о дедушке, героически выжившем под снегом в годы Великой Отечественной войне и, конечно, о ее великом педагоге и наставнике.

Расскажите, пожалуйста, о себе.

Родилась в музыкальной семье, где из поколения в поколение передавались музыкальные навыки. Мой дедушка был очень известным, единственным  в то время евреем в Грозном, игравшем  в Народном оркестре, он получил звание заслуженного артиста ЧИАССР, был музыкантом-гармонистом. У него родилось шестеро детей. Двое детей в будущем мелодично воспроизводили мелодии на гармошке, пойдя по его стопам, другой сын стал крутым барабанщиком, отчеканивая лучшие в мире народные кавказские ритмы и танцы. Долгое время все они трудились музыкантами в государственном ансамбле «Лезгинка», который, как мы знаем, основала уникальная личность, гордость кавказских евреев, советский дагестанский танцовщик, хореограф Танхо Селимович Израилов. А я росла на всем этом. Музыканты, танцоры, местная артистическая богема, одним словом — вся культура нашего Кавказа проходила с детства у меня  перед глазами. Когда мне исполнилось 5-6 лет, как любую советскую школьницу, меня отдали в музыкальную школу на гимнастику, но хотелось чего-то большего...

Как вы попали на танцы?

Все определил счастливый случай. Однажды к папе пришел товарищ, первый мой любимый педагог, взявший меня в шестилетнем возрасте на обучение, Шалуми Самуилович Матаев. Сегодня его ансамбль «Виртуозы Дагестана — Счастливое детство», базирующийся в махачкалинском Доме культуры на ул. Дзержинского, насчитывает 200 человек лишь основного состава. Но вернемся назад. После того чудесного момента в моей жизни я начала двигаться, танцевать в этом ансамбле, сразу пройдя  конкурс, а потом на целый месяц уехала на гастроли за границу. На московском телевидении, в столичном  концертном  Колонном  зале Дома Союзов, в Московском государственном университете  им. Ломоносова, а потом и на БАМе —мы давали сольные концерты. Настолько тогда влюбилась в танец, что пришло ощущение абсолютного слияния со своим делом и ясное понимание, что данная профессия — абсолютно родная и органичная  для меня. Протанцевала много лет, получила свой первый диплом. В 16 лет получила право руководить детскими ансамблями. Но по окончании школы уехала жить в среднюю полосу России, родила четырех дочек, три пришло в этот мир  в России, а младшая — уже в Израиле. Стараюсь, чтобы они понимали русский язык, не забывали его. Папа часто играл им дома, дабы развить в детках слух и  важное чувство ритма. Нарочно делала так, чтобы в квартире почаще звучали фортепианные мелодии и произведения известных композиторов. Наши дети разговаривают на иврите, но чтут, знают и любят нашу горско-еврейскую культуру. Сегодня у меня четыре взрослые дочки. Старшая замужем, я уже бабушка, моей внучке три года. А младшая заканчивает службу в ЦАХАЛе, ей 20 лет, когда она уходит на службу, я, как все родители наших солдат, очень переживаю и жду ее с нетерпением.

После того, как вы переехали в Израиль, про танец пришлось забыть?

Здесь, в Израиле, после алии, мы никогда не забывали про нашу культуру и музыку, про обычаи, про  кухню, про наши национальные костюмы. И сейчас вижу масштабное возрождение культуры джууро, небывалый всплеск интереса израильтян и новых репатриантов к этому пласту традиций Кавказа. Здесь всегда существовала потребность в нашем искусстве и фольклоре. В последние годы все будто ожило после долгого сна! На свадьбах, на бар- и бат-мицвах стали постоянно заказывать кавказские танцы.

Смогут ли сохранить богатое культурное наследие джууро поколения новых горских евреев, родившихся в Израиле?

Да, я и правда искренне боялась, что современным израильтянам все это уже будет не нужно. Но напрасно: молодые пары по-прежнему просят меня показать им первый танец жениха и невесты, чтобы  красиво и достойно выйти к гостям под кавказскую музыку. Тут есть потрясающая база артистов, музыкантов, продолжающих наши традиции. Да и сам Шалуми Матаев, выпускавший профессионалов для государственных ансамблей, успел сделать много полезного для будущих поколений.  После того, как моя жизнь на новом месте немного стабилизировалась, выпустила диск «Музыка Востока», где были собраны разные направления композиций, и сегодня, эти записи слушает немало людей, а дома я бережно храню огромный архив «Лезгинки» для детей и внуков. То есть, делаю в этом плане, что в моих силах.

Насколько я знаю, Иосиф Матаев, как и вы, переехал на Святую Землю, где и скончался в январе 2018-го?

Совершенно верно. В 2001 году увидела в русскоязычной газете объявление, что наш уважаемый руководитель, Иосиф Самуилович Матаев, набирает уже тут, в еврейском государстве, состав для ансамбля «Лезгинка», в который сразу пришла, и снова, уже во взрослом возрасте, имея четырех деток, как когда-то в детстве, прошла конкурс.  Мы протанцевали здесь несколько лет, занимали очень высокие места на потрясающих фестивалях, проходивших на грандиозных стадионах, на больших площадях.  Снова было замечательное время…

Что можете вспомнить о своем учителе в плане его личных, человеческих качеств? Боялись ли его танцоры, уважали ли?

Иосиф Матаев был замечательным человеком, с большим чувством юмора, он находил подход к любому, даже самому слабому танцору, раскрывая в нем скрытый потенциал и направляя в верное русло. Все у нас проходило в любви, полном уважении друг к другу, в радужной гармонии. Пока он руководил ансамблем в Махачкале, внутри  данного проекта образовались многочисленные танцевальные пары, ставшие мужьями и женами. Все добро и тепло, вся техника, которую он давал нам на сцене, исходили  от него мощным, солнечным, согревающим светом. Коллектив «Лезгинка» выступает на лучших площадках мира уже много лет, и этот факт представляет огромную гордостью для наших отцов, дедов, для нас самих, нам так хочется все это продолжать, ведь любовь к кавказско-еврейским танцам и культуре у нас в крови. Знаю, что к  семидесятилетию учителя в Москве выпустили потрясающую книгу «Король танцев», причем поздравления от представителей элиты разных стран, собраны в этом издании вместе с  великолепными  иллюстрациями. Как всех великих артистов, Иосифа Матаева провожали в последний путь люди со всего мира, громкими аплодисментами, со слезами на глазах, склоняя голову перед его талантом и многочисленными заслугами. 

Что можете сказать о культуре еврейского государства, какой она вам показалась?

Вы знаете, приехав сюда, стала активно посещать театры и отметила в тот момент достаточно низкий уровень местной культуры. Здесь много ресурсов забирает у государства армия, технология, медицина. Но сейчас израильская культура поднимается на профессиональный уровень, становясь все лучше и лучше..

Кем работаете сегодня?

Работаю в сфере, которая предоставляет на мероприятия все необходимое: артистов, оборудование, музыкантов, освещение, клипы, танцы для юбиляров и их друзей, наша компания ведет проект «от» и «до», это и  свадьбы, и корпоративы, плюс занимаюсь ресторанным бизнесом и нашей известной израильской алмазной биржей.

Что расскажете о своих предках?

Маму звали Светлана Рафаилова , папу Александр Иримов. Отец и вся его семья родились в Грозном, мама в Хасавюрте, бабушка в Дербенте, я увидела свет уже в центре Махачкалы, и далее наши будни протекали рядом с филармонией, со всеми очагами культурной жизни столицы Дагестана, неподалеку от красивого Каспийского моря, а мы, дети, как губки, впитали все эти радости, преимущества и прелести родного места. Но, как и многие местные евреи, родители совершили алию в 1993 году. В 1994 году они оба попали в серьезную аварию, после которой остались  инвалидами, прожили еще 19 лет и ушли в один год. Мой дедушка, по маминой линии, Юрий Юромович Рафаилов, был участником  войны, получил сильное ранение. Он вовсе не любил  бравурных  воспоминаний, но успел поделиться с нами, что в один из тех страшных дней потерял сознание и три дня лежал под снегом, его  потом нашли, и так он выжил. Бабушка за ним так трогательно ухаживала, в годы Отечественной войны она работала санитаркой, и медицинские навыки сохранились у нее с того времени. Очень хорошо помню, как дедушка вставал каждый день под Гимн Советского Союза в шесть утра, всех будил, никому не давал спать. Благодаря нему, мы, его внуки, прекрасно знали, что такое 9 мая, чем значима эта дата, ходили с ним на парады. Юрий Юромович обладал огромным количество медалей и наград, все они собраны ныне у его сына, младшего брата моей мамы, который тоже живет в Израиле. Он все это бережно и свято хранит, награды отца безумно ему дороги. 

О чем сейчас мечтает абсолютно состоявшаяся во всех возможных областях женщина?

Хочу наконец-то открыть свою танцевальную школу для детей, подростков и взрослых.

Интересно… София, а вы уверены, что люди от 18 лет и старше,  поучившись у вас, смогут стать настоящими профи? Разве не ребенком надо начинать заниматься гимнастикой, танцами, растяжкой, с детства вырабатывая отличную пластику?

Конечно, занимаясь с 18 лет, они уже не будут профессионалами. Но можно научить их красиво, грациозно двигаться, это пригодится моим подопечным  в будущем. Однако в  своей дальнейшей работе, конечно, хочу сделать больший акцент на детей от 6-10 лет, которых к 14-15 годам можно как раз сделать настоящими профессиональными танцовщиками. На сегодняшний день в центре Тель-Авива считаю крайне важным открытие танцевальной школы. Обучение хочу вести на разнообразной еврейской музыке, замешать мелодии горских евреев, ашкеназов, выходцев из Европы, из Марокко, добавить в этот горячий, жгучий  микс мизрахи, израильские напевы, и мы все от души будем веселиться и плясать. И, конечно, самое главное, именно для нас, джууро — сохранить для потомков тот яркий пласт горско-еврейской культуры, который мы переняли у наших бабушек и дедушек. Сами выросли  на соответствующей музыке, на кавказско-еврейском фольклоре, на нашей национальной литературе. И как преподавателю, балетмейстеру, артисту, тема сохранения наследия и традиций, кажется мне сегодня особенно нужной, значимой и необходимой...

Беседовала Яна Любарская

Комментарии