Бернард Осипов: «Стараюсь оставаться свободным художником…»

В мире российского шоу-бизнеса Бернард Осипов довольно неординарная личность. Он родился в Махачкале, и его запоминающиеся авторские композиции в совершенно разных жанрах, с говорящими названиями: «Британский аристократ», «Город грустных дождей», «Колыбель облаков», «Мосты», «Королева немого кино», «Мой родной Баку», давно и прочно завоевали достойное место в сердцах верных поклонников его творчества.

Когда-то из родного Дагестана, оставив идею поступления в престижный московский вуз, Бернард отправился жить на Святую Землю. Он регулярно выступал и в Израиле и даже снялся в фильме о жизни артистов на исторической родине. Интервью с ним записывали ведущие радиостанции Израиля и других стран, артист немало поколесил с гастролями по Европе и Америке.

Когда в 1995 году трагически ушла из жизни мама Бернарда, которая так хотела, чтобы ее сын достиг больших высот на сцене, артист, пережив тяжелейшую душевную боль, создал удивительно трогательное произведение – «Посвящение маме», по которому многие сегодня и узнают вокальный и поэтический «почерк» артиста. Судьба сложилась так, что Бернард вернулся в Россию, где на него обратили внимание представители российского шоу-бизнеса и начали активно приглашать нашего собеседника для участия в концертах. Средства массовой информации интересуются жизнью артиста и периодически просят его об интервью. Сегодня Бернард Осипов живёт в Москве насыщенной жизнью, продолжает писать новые стихи и музыку, к радости своих многочисленных слушателей, принципиально исполняя лишь произведения собственного сочинения. О своей жизни и творческих планах артист поделился и с читателями портала STMEGI.COM. 

– Бернард, какими словами можете сами себя охарактеризовать? И кстати, вы недавно вернулись с очередных гастролей. Расскажите об этом подробнее.

– Я прежде всего позиционирую себя как поэт, претендую на то, чтобы называться так. Безусловно, музыку к своим стихам я также пишу сам, но слово все-таки является первичным импульсом в концепции моего творчества, хотя, зачастую, песня рождается как целостное произведение. По поводу гастролей: мы с коллективом часто бываем в разных городах и везде своим исполнением пытаемся получить отклик в людских сердцах, оставить теплое воспоминание о нашей встрече — это чувствуется на энергетическом уровне... Не так давно вернулись из Санкт-Петербурга. Лично для меня этот город — последний оплот русской поэзии, к этому месту у меня вообще особое отношение, я никогда не возвращаюсь оттуда без песни... Это не значит, что в других точках Земли мне не хочется писать. Конечно же, если рассуждать о земле, вдохновляющей меня, прежде всего – это высокогорный Дагестан, в котором я родился. Меня также очень заряжает творчеством Израиль, где я прожил много лет.

– Как вы увлеклись музыкой?

– Это произошло весьма просто. Как это, наверное, часто бывает у многих детей, моя мама в далеком 1985 году взяла меня, что называется, «под белы рученьки» и отвела в детский хор. Она, как и многие мамы на земле, была абсолютно уверена в том, что её чадо является гением, и что только сценический путь моё истинное призвание.

Когда наступил «момент истины», и дирижёр хора начал проверять меня на наличие слуха и способностей к вокалу, с первым оказалось всё в порядке, а вот в плане пения вердикт был весьма неутешителен. То, как я пытался петь, больше напоминало крик, но мне, десятилетнему мальчику, тогда казалось, что чем громче, тем, конечно же, лучше... В итоге это всё привело к тому, что меня взяли в хор, но в качестве конферансье, и между отделениями выступления хора мне дозволялось читать стихи советских поэтов.

На одном из таких выступлений я попался на глаза режиссёру театра юного зрителя, после чего был зачислен в студию при нем, где начал что-то играть на фортепиано и на гитаре, писать свои первые детские стишки и музыку. К слову сказать, музыкального образования я так и не получил, нот не знаю вообще, песни пишу просто под гитару или фортепиано и записываю их на диктофон, чаще всего, стихи и музыка рождаются одновременно. Так же создаю и костяк аранжировки. В детстве же, начав с хора, я плавно перешел в театр, и так продолжалось до восемнадцати лет. Мне светила дорога в Щукинское училище, но моя семья репатриировалась в Израиль, где началась совсем другая жизнь...

– Над чем сегодня работаете?

– Сейчас занимаюсь новым, одиннадцатым альбомом. Это уже четвёртый диск, который я записываю в России после возвращения. Надеюсь, что в скором времени, все те, кому не безразлично моё творчество, найдут там для себя родные, созвучные душе, ноты.

– Отразилось ли место рождения на вашем творчестве?

– Конечно! Не так давно написал песню о Дагестане, о городе, в котором родился. Композиция так и называется: «Столица Махачкала». Вообще, работал в таком жанре впервые.

– Почему вы вернулись из Израиля?

– Безусловно, моя жизнь там также протекала в стихии творчества. Это были и клубные, и ресторанные, и концертные мероприятия для наших репатриантов... Но в 2007 году мне поступили интересные предложения от радиостанций и телекомпаний Москвы, Санкт-Петербурга, Прибалтики и других. Так российская музыкальная и общественная жизнь меня всецело поглотила. Учитывая то, что я пишу на русском языке, в России моя аудитория, безусловно, шире. Но, там, на Святой земле, на родине моего народа, я обрёл ту истину, которая до конца моих дней будет являться незыблемой. Эта истина — вера во Всевышнего! По этому поводу хочу процитировать отрывок из своих стихов:

 Я ночами аккордами грея –

Свои руки у разных костров,

На Маген Давид уповаю еврея,

Просто зная, кто я таков...

– Есть ли у вас какой-то особый стиль, имидж?

– Честно говоря, никогда не задумывался о каком-то постоянном имидже, остаюсь и в этом плане свободным художником, выгляжу так, как мне диктует моё творческое состояние в той или иной ситуации...

– Что для вас отдых?

– Отдыхаю, когда пишу и создаю песни. Назвать это работой не поворачивается язык — это импульс от Б-га, небесный дар свыше, а посему, получаю от этого процесса огромное удовольствие.

– Бернард, вы выступали пару лет назад в одном из престижных залов столицы: в гостинице «Рэдиссон Славянская», на вечере клоуна Ильи Нисанова. Расскажите об этом подробнее.

– Откровенно говоря, раньше, к своему стыду, я не знал, что среди нашего народа есть такой, не побоюсь этого слова, великий клоун-философ! Я был безмерно счастлив, что мне выпала огромная честь открыть своим выступлением его праздник. Илья оказался поклонником песни «Мой родной Баку», так как он сам бакинец. Вообще, если говорить об этой моей песне, которую я написал в 2007 году, хочу сказать: Дагестан и Азербайджан в советское время были двумя братскими республиками, и в моем сердце эта добрая традиция, несмотря ни на что, хранится и по сей день. Конечно, с самого детства я был погружён в неимоверную красоту азербайджанской музыки. И уже в осознанном возрасте это не могло не отразиться на моём творчестве. Много близких мне людей происходят из Баку, и я написал эту песню от лица бакинца, стараясь передать то тепло, которым наделил этот волшебный город тех, кто появился в нём на свет. А началось все с того, что руководитель культурных программ фонда «СТМЭГИ», композитор и журналист Гарри Канаев, позвонил мне и попросил открыть этот праздничный вечер по просьбе самого Ильи Нисанова! Я, в свою очередь, приехал со своим дружным музыкальным коллективом, состоящим из людей разных национальностей, но очень любящих и уважающих друг друга.

– Поделитесь с читателями сайта «СТМЭГИ» вашими творческими планами?

– Вы знаете, я с каждым годом всё более серьезно отношусь к выражению: «Хочешь рассмешить Б-га — расскажи ему о своих планах...» И чем старше становлюсь, тем как можно меньше стараюсь привлекать к себе внимания в период создания нового проекта. Безусловно, все мои планы на будущее неразрывно связаны с созданием новых песен, но пока не хочу забегать вперёд.

Беседовала Яна Любарская

Комментарии