Сергей Ханукаев: «Без крайней необходимости в субботу никуда не поеду…»

Дирижер Сергей Ханукаев известен и очень уважаем в музыкальном мире. Сергей окончил Махачкалинское музыкальное училище, Московскую консерваторию, аспирантуру Института им. Гнесиных, также обучался оперно-симфоническому  дирижированию  в Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, в классе профессора Арвида Янсонса, посещал также класс И. Мусина. После смерти Арвида Янсонса прилежный ученик перешел в класс Мариса Янсонса, ставшего в дальнейшем его любимым педагогом, мудрым наставником и добрым товарищем.

В 1985 году Сергей окончил консерваторию и получил диплом с отличием. Маэстро Ханукаев в качестве дипломной работы дирижировал постановкой «Евгений Онегин» и 3-й симфонией Сен-Санса. Где только не оставил свой выдающийся творческий след этот удивительный человек! Он работал главным дирижером Кабардино-Балкарского музыкального театра, Оперного театра в Душанбе, в Московском музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, был приглашенным дирижером в московском театре «Геликон-Опера», в Красноярском театре оперы и балета, Томском академическом симфоническом оркестре, камерном оркестре «Израильская симфониетта – Беэр-Шева», в ведущем камерном оркестре Израиля «Иерусалимская Камерата», израильском оркестре «Классика», трудился дирижером в «Новой израильской опере» и американском университете.  Стоит отметить, что, переехав из Израиля в США, наш герой начал активно сочетать концертно-гастрольную деятельность с преподавательской работой в высшей школе музыки Бостонского университета, который в 2010 году присвоил ему почетное звание доктора музыки. 

В 2013 году мне посчастливилось побывать в Ярославле на уникальном концерте «Надежда», посвященном 65-летию провозглашению независимости Государства Израиль. Вспоминаю, как легко, изящно и виртуозно наш герой управлял оркестром, специально прилетев в Россию для участия в этом празднике. У Сергея Ханукаева в Бостоне замечательная, крепкая семья, в которой подрастает третий, четырехлетний малыш. Но на достигнутом наш герой не останавливается, постоянно идет вперед, ищет новые пути для воплощения самых смелых творческих планов и полон музыкальных идей и замыслов.

– Сергей, благодарю вас за то, что нашли время побеседовать. Портал «СТМЭГИ» неоднократно рассказывал о вас, но ведь в вашей творческой жизни постоянно происходит что-то новое и значимое. Слышала, что вы сейчас много преподаете в Бостоне, а ездить стали меньше, чем раньше. Что же привело вас в Москву на этот раз?

– Приехал просто повидать друзей, а еще встретиться с несколькими людьми и обсудить дальнейшие деловые планы. Главных секретов пока раскрывать не могу, но обещаю, в свое время все узнаете.

– Как вас встретила Белокаменная?

– Замечательно! Посетил Большой театр, посмотрел очень хороший спектакль, один из шедевров мировой классики оперы: «Травиату», который меня приятно поразил высоким  уровнем исполнения. Оркестр играл прекрасно, и даже некоторые шероховатости не умалили  моего впечатления от услышанного.

– Вы давно и успешно обучаете музыке американцев, причем самого разного уровня образования. До жизни в Бостоне вы работали по профессии на Святой Земле. Чем различается жизнь музыканта в этих двух странах?

– В США жизнь музыканта более обеспеченная, чем в Израиле, хотя для моих коллег очень высока конкуренция в обеих странах. Чтобы получить ту работу, которую я сейчас имею в Америке, мне пришлось пройти жесткий отборочный конкурс, на который подали заявки 127 желающих.  Уровень образования и в США, и в Израиле достаточно высокий. Разница, пожалуй, в том, что там, где я живу сейчас, выходцев из России меньше, чем в еврейском государстве.

– Вы давно летали на родину предков?

– Последний раз в Махачкале был, действительно, давно. Там похоронены мои бабушка и  дедушка: Мардахай Юфилович и Пурим Ифраимовна Ханукаевы. Часто ездить туда не могу из-за отсутствия времени.

Некоторое время назад я проводил в России концерт с местным оркестром, мы долго и кропотливо его готовили. На вечер пришло много зрителей, некоторых из них я знал раньше. И, таким образом, удалось совместить мероприятие с посещением кладбища. А так, в столице Дагестана бываю раз в 15-20 лет. В Москву или Санкт-Петербург, в другие крупные российские города  попадаю чаще — примерно раз в полгода. Например, я приезжал сюда в феврале. Дирижировал тогда «Реквиемом» Джузеппе Верди — исполнение было посвящено памяти Дмитрия Хворостовского, безвременно ушедшего от нас.

– Концерт проходил в Москве?

–  Нет. Концерт, состоявшийся на самом высшем уровне, с участием замечательных солистов  Большого театра, проходил в Красноярске, на родине легендарного оперного певца, народного  артиста Российской Федерации. В 1985-1990 годах Хворостовский был солистом Красноярского театра оперы и балета, начиная в тех стенах свою серьезную музыкальную деятельность.  Мероприятие было приурочено к моменту, когда этому учреждению культуры было присвоено имя покойного артиста, и теперь название его звучит так: «Красноярский государственный театр оперы и балета имени Дмитрия Александровича Хворостовского».   

– Что вы можете сказать об этой выдающейся, так рано ушедшей от нас, к несчастью, личности?

– Дмитрий обладал баритоном необычайно высокого уровня, который сильно отличался от остальных. Он был потрясающий человек, выступавший на всех ведущих сценах мира, его все очень уважали и ценили. Он — один из тех, кого знали не только профессиональные музыканты, но и поклонники оперы, у него были многочисленные преданные слушатели в самых разных точках Земли.

– Кто ваши друзья? Есть ли такие люди, кто особенно повлиял на вас в профессиональном плане?

– Мои товарищи – это  коллеги, с которыми мы регулярно общаемся, дирижеры. Первый вопрос, который мы задаем друг другу, когда созваниваемся: «Ты где сейчас находишься?» Мир сегодня абсолютно открыт, все много ездят, активно перемещаются по всей планете. У меня есть  знакомые в пятидесяти странах мира, с кем-то из них я работал, с некоторыми — учился.

И, конечно, на меня сильно повлияли мои учителя. Многих из них, к сожалению, уже нет на свете. Я и сам уже нахожусь во второй половине жизненного пути. Марису Янсонсу, моему педагогу по дирижированию, часто звоню, и наши пути иногда пересекаются. Например, мы виделись  недавно в Нью-Йорке, в концертном зале «Карнеги-холл», где тот выступал с симфоническим  оркестром «Баварского радио» в качестве главного дирижера. Я, конечно, приехал туда, и учитель  был очень рад, мы много разговаривали, получилась очень теплая встреча.

– Кем себя больше ощущаете: просто евреем, горским евреем или вы — космополит?

– Я не знаю разницы между просто евреем и горским евреем (смеется). Горский еврей я по рождению, но позиционирую себя, в том числе, и как гражданин  мира, потому что много езжу, выступаю в самых разных странах. Но в большей степени, считаю себя израильтянином.

– Что для вас быть евреем? Носить национальную фамилию, есть мацу на Песах или нечто большее?

– Еврейская фамилия, честно говоря, еще не говорит о том, что человек — еврей. У кого-то может быть трижды еврейская фамилия, а евреем ее обладатель вовсе не является. Думаю, настоящий  иудей — это тот, кто достаточно строго соблюдает и уважает национальные традиции, обычаи и праздники. Я, по роду своей деятельности, не всегда могу жестко исполнять заповеди, но стараюсь делать для этого все возможное. Главные праздники еврейского календаря обязательно отмечаются у нас дома. Более того, моя супруга не работает в эти дни. Да и я, без крайней необходимости, в субботу никуда не поеду, побуду дома, отключу все компьютеры и телефоны. Это, кстати, очень помогает — не отвечать по шаббатам на звонки. Но это и большая роскошь, которую может позволить себе не каждый. Зато, отдохнув таким образом от современных гаджетов, получаешь заряд сил для следующей недели, абсолютно свежую голову.

– Признайтесь, вы в субботу заставляете себя не подходить к компьютеру или это происходит само собой?

– Поверьте, не заставляю. Лучше пойду и поиграю с сыном в теннис, побросаю мяч в баскетбольную корзину, если позволяет погода. Или схожу в синагогу.

– Кстати, расскажите про своих детей, Ханукаевых-младших.

– Моих детей зовут Мирьям, Михаэль и Ариэль. Двое старших сыновей, от предыдущего брака, живут в других странах, в Германии и Франции, их зовут Сергей и Николай. А эти трое — со мной. Дочь учится в университете, приезжает домой погостить. Ее комната всегда ждет свою хозяйку, но  большую часть года Мирьям дома отсутствует. Общаемся с помощью современных средств связи постоянно, иногда по 2-3 раза в день. Жизнь дочери пока неразрывно связана с родителями, но постепенно она начинает отделяться. Мирьям изучает политологию, литературу, и ей все это очень  нравится. Она отлично знает английский, русский, иврит и испанский. Последний язык в США очень востребован, потому что здесь проживает множество выходцев из латиноамериканских стран.

Средний сын, Михаэль, обожает музыку. Играет на гитаре, но, к сожалению, не занимается этим  настолько регулярно, чтобы стать профессиональным музыкантом. Он им уже и не станет, потому что у него много других увлечений и интересов. Младшему сыну, Ариэлю, в августе исполнится четыре года, пока он с удовольствием слушает мелодии, подпевает, а дальше будет видно.

– Что посоветуете туристам посмотреть в Бостоне, где вы сегодня живете?

– Там замечательно просто гулять, особенно исследовать старую часть города, это место – важнейший центр американской университетской системы, здесь расположен ряд известных вузов, школ, колледжей, включая знаменитый Гарвардский университет.

У Бостона есть свой неповторимый стиль и особый шарм, а гостей непременно порадуют многочисленные музеи, в том числе потрясающий Музей изящных искусств. Своеобразные символы города – это Концертный зал Бостонского симфонического оркестра, многочисленные театры, одним словом, путешественникам там легко найти немало всего необычного, содержательного и запоминающегося.

– Как вы обычно проводите досуг?

– В снежное время года почти каждые выходные уезжаю кататься на горных лыжах. У американцев этот вид спорта и способ проведения свободного времени очень популярен. Причем, катаюсь в постоянной компании друзей, которых знаю 25-30 лет. Отправляемся обычно в Вермонт – это один из штатов на северо-востоке США, или едем на гору, которая расположена поближе. В декабре ездили туда с сыном и дочерью. Надо отметить, что мы вовсе не так часто собираемся вместе, но прошлой зимой нам все-таки удалось это сделать!

Беседовала Яна Любарская

Комментарии