Люди и личности
Хана Рафаэль

Мардахай Гилядов: раввин, построивший две синагоги

Имя Мардахая Гилядова, раввина синагоги горских евреев г. Нацрат-Илит, хорошо знакомо не только в Израиле, но и во многих странах мира. О нем опубликовано с десяток статей в русскоязычных изданиях России и США. И сколько бы о нем ни писали, с каждым разом в общении с этим удивительным человеком, можно узнать массу познавательной информации об истории еврей Кавказа.

Сам рабби Мардахай из рода потомственных раввинов Гильмовори. Его дед, р. Борух бен р.Ицхак, получил духовное образование в Вильно. В 1919 г. он был убит солдатами банды Серебрякова. Я насчитала  восемь имен раввинов из этого рода, это: р. Гильад, р. Акива, р. Амир, р. Милих, р. Ицхак,  р. Соломон, р. Барух со стороны его отца и р. Ихиил бен р. Яагув-Гэвриил со стороны матери. Он поведал мне о том, как когда-то его предки обосновались в горном дагестанском селении Аксай. Откуда после погрома в 1700-х гг. переселись на вольные земли, а затем уже в станицу Нальчикская, где со временем основали квартал, известный многим под названием Еврейская Колонка.

В исторической литературе имеются сведения, что евреи вольных земель были освобождены от гнёта ханов Дагестана и занимались снабжением русской армии во время кавказских войн. В основном горские евреи работали снабженцами, кожевниками и кузнецами, эти специальности считались весьма востребованными в военное время.

Мардахай Гилядов — один из первых раввинов из общины горских евреев, которому посчастливилось повстречаться с легендарным Любавичским ребе. 

Свой путь к духовным истокам М. Гилядов начал в расцвете жизни и карьерного роста. Многие его родственники и друзья были крайне удивлены, когда узнали, что обладатель четырех дипломов и престижной работы в одночасье изменил свою жизнь и посвятил её служению Вс-вышнему. Но особенно был удивлен отец — прокурор города Нальчика.

В 1980 году он поступает в один из престижных религиозных московских заведений при Хоральной синагоге. Его духовными наставниками и учителями стали известный религиозный деятель и каббалист Исроил Шварцман и глава ешивы Мардахай Лифшиц. Будучи отцом семейства, он проучился более полутора лет в ешиве, получил диплом не только раввина, но и моэля и шойхета.

Рабби Мардахай выстроил две синагоги. Силами общины под его руководством в 1990-х  гг. была построена синагога в Нальчике. Было время, как вспоминает раввин, в синагоге Нальчика служили сразу пять раввинов, а также пять «гасобчи», которые продавали кошерное мясо.  

Сразу после репатриации в Израиль в 1995 году М. Гилядов стал хлопотать о строительстве синагоги горских евреев в Нацерете. Руководство города предоставило общине обгоревшее помещение бывшего детского садика. Благодаря группе активистов было восстановлено и обустроено помещение. Среди активистов были: нынешний председатель общины кавказских евреев Нацерета Володя Ханукаев (Амир Ханух), Жора Шаулов, Захар Юсуфов, Марк Равинов, Ширин Шуминов, Эльханан (Офтум) Разиэль, Рами Абрамов и др.   

Мне несколько раз удалось побывать в этой синагоге, и каждый раз я убеждаюсь в том, с какой любовью он относится к своему призванию — духовного лидера общины горских евреев своего города. Самое сокровенное, что есть в каждой синагоге, это арон-кодеш, где находятся свитки Торы. А их в этой синагоге четыре: два праздничных и два необычных — старинных. Один из них община горских евреев Нацерета получила в дар от кавказской синагоги Тель-Авива, ей почти сто лет. Необычность другого свитка Торы (ему 300 лет) состоит в том, что он был захоронен во время оккупации Нальчика, затем принадлежал семье Гилядовых, раввин подарил её синагоге. Сам свиток Торы имеет необычную раскраску: вместе обычного бело-бежевого цвета пергамента — почти коричневый цвет.    

«Хотя я и родился в год Победы, — вспоминает раввин, — я не раз слышал от старших о чудесном избавление горских евреев в годы оккупации в 1942 г. Главная заслуга была за лидерами общины и руководителями города Нальчика. Один из них, Маркел Шабаев, смог убедить немцев в том, что мы, мол, вовсе не евреи, а обыкновенные горцы. Но главное чудо, что удалось сохранить пять свитков Торы. Два брата-раввина, Нахамил и Шамуил Амировы, вместе со своими сподвижниками приняли решение схоронить до лучших времен религиозные реликвии синагоги Нальчика. Положили на носилки — словно несут покойника. Сверху была приклеена справка от врача-румына о том, что вымышленный покойник скончался от тифа. Так они прошли, рискуя жизнью, и двинулись на кладбище мимо гестапо и захоронили свитки на 70 дней».

Евреям с Кавказа, которые веками проживали среди мусульманских народов, всегда была присуща толерантность. Наверное, поэтому неслучайно горские евреи Нацрат-Илита выбрали для ПМЖ этот город трех религий. В первые годы постоянным атрибутом образа кавказского раввина Мардахая была каракулевая шапка, в ней он выглядел, как настоящий аксакал. 

Синагога во все времена у горских евреев была духовным центром, где происходили важные события и отмечались еврейские праздники. А ее служители считались одними из уважаемых лидеров общины, которые порой выступали народными судьями и психологами. У рава Гилядова сотни подобных случаев, когда он мог примирить супругов, готовых развестись, как в Нальчике, так и в Нацерете.

По сравнению с Кавказом, в Израиле образ кавказской семьи круто изменился с учетом местной ментальности. Чего скрывать, что именно в нашей общине за первые 10-15 лет иммиграции наблюдался высокий процент разводов. Как карточные домики разрушались семьи, не выдержав трудности абсорбции и адаптации в новой стране. Горские евреи жили на Кавказе практически обособленной общиной, с особым укладом жизни.  Построенных на определенных запретах, где нонсенсом считались смешанные браки. А здесь, в Израиле, да и в других странах, начался новый виток в создании молодых семей и внутрисемейных отношений. Благо многие браки совершаются между представителями других еврейских этнообщин.

«Да, мне не раз приходилось урегулировать семейные конфликты, — продолжает свой рассказ М. Гилядов, — чего скрывать, что там, на Кавказе, существовали особенные традиции, прежде всего — о почитании старших». 

Пожилые люди (и не только) с удовольствием приходят в это святое место. Следует отметить, что при встрече с раввином Мардахаем Гилядовым у людей улучшается настроение и появляется уверенность, что они могут получить от него нужный совет, да и, по возможности, необходимую помощь.
Комментарии