64.47
71.53
18.28
Люди и личности
Хана Рафаэль

Виолетта Изгияева: от дербентской школы до ФРС США

С Виолеттой Изгияевой я познакомилась в Фейсбуке, обратив внимание на патриотичные комментарии в одной из дагестанских групп. Мне понравилось, как она отвечает на выпады антисемитов, грамотно и смело отстаивая свою позицию. Вскоре я поняла, что молодая женщина может рассказать не только массу познавательного из своей биографии, но и ещё поведать нам о жизни своего легендарного дедушки — горско-еврейского поэта Сергея Изгияева. 

- Уважаемая Виолетта, обычно интервью начинается со знакомства, расскажи, пожалуйста, немного о себе…

- Я родилась в Дербенте. У меня замечательные родители: мама Мина Александровна (в девичестве Семенова) — врач педиатр, отец Давид Сергеевич Изгияев, по специальности экономист. И старший брат Сергей, которого нарекли в честь нашего знаменитого дедушки, он в настоящее время работает инженером в сфере высоких технологий. О себе могу сказать, что с четырех лет уже прекрасно читала и поэтому в школу пошла сравнительно рано, в пять лет. Училась я в средней школе №19, была круглой отличницей, до самого отъезда в Израиль моё фото висело на Доске почета. В разные годы принимала участия в различных олимпиадах и неоднократно занимала призовые места, а на школьном радио читала стихи. На 50-летие Дня Победы поставила в школе танец «Хава Нагила», после которого нас избрали выступить перед городом.

- Как проходила абсорбция в вашей семье?

- Мы прибыли в Израиль в 1995 году и поселились в центре страны, в Петах-Тикве. В Дербенте мама работала педиатром и преподавала в медицинском колледже. А в Израиле она с первого раза сдала экзамен на врача, получив врачебную лицензию, и продолжила работать в медицине. Мама работала в больницах в Црифине и Иерусалиме. А папа работал в большой компании «Осэм». До иммиграции мне оставалось учиться ещё год до получения аттестата зрелости. Но этот год в Израиле растянулся на целых три, т.к. приняли в школу по возрасту. Я попала в математический класс, где проучилась с 10-го по 12-й. Сразу после окончания школы начала работать в кошерном супермаркете и параллельно поступила учиться в Бар-Иланский университет в Рамат-Гане на экономический факультет. Во время учебы в вузе продолжала работать там в своё свободное время, а иногда  занималась репетиторством, помогая поднимать математику школьникам 5-8 класов. Также в своё свободное время работала с русскоязычными группами в программе «Таглит».

- Эмиграция разбила на части многие семьи, одни оказались в Израиле, другим же посчастливилось обосноваться и пустить корни в США, Германии, Канаде и в других странах мира. Каким образом ты оказалась в США? Вроде только освоилась в Израиле, выучила иврит, училась в университете и работала...

- В 2005 г. я поехала погостить к родственникам мамы в США, так и прижилась в этой стране. Поначалу попала в город Балтимор, штат Мэрилэнд, но через год я уже была замужем и переехала в Нью-Йорк. Поначалу удалось трудоустроиться в компанию по оценке жилых домов. Готовила для банков репорты (доклады) по оценке домов, а также была офис-менеджером. Проработала там почти два года но когда родился мой драгоценный сыночек, пришлось оставить работу, чтобы сидеть с ним. Но я решила использовать это время с пользой и поэтому пошла учиться. Когда малышу исполнилось два месяца, поступила учиться на Master of Business Administration (MBA) in Financial Services, училась по ускоренной программе и закончила двухгодичную программу за год. Когда сыну уже исполнилось два года, и мы отдали его в садик, то я смогла выйти на работу. Меня приняли в компанию Haver Analytics на позицию International Economic Database Manager (менеджер международных экономических баз данных). Эта компания, как Рейтерс (Reuters) или Блумберг (Bloomberg), продаёт экономические и финансовые данные различных стран, такие как, например, ВВП, Индекс инфляции, промышленное производство, экспорт, импорт, и так далее. Я отвечала за данные нескольких стран, но самая главная моя страна была Россия. Проработав там полтора года, я перешла в Федеральный резервный банк (это центральный банк США), где и по сей день работаю над отчетами/докладами различных крупных банков и банковских холдингов. 

- Извини, пожалуйста, Виолетта, но интересно было бы знать: что чувствует рожденная в Дагестане девочка, оформившаяся девушка в Израиле, и молодая женщина в США? 

- Спасибо вам Ханна, за столь оригинальный вопрос. Скажем так, я ощущаю себя гражданином мира. Мне кажется, что проживание в разных странах меняет мировоззрение и расширяет кругозор человека, предоставляет возможность лучше понимать и принимать разные культуры и различные точки зрения. Думаю, что именно моё проживание в разных странах и дает мне большое преимущество в общении с представителями различных национальностей. Несмотря на то, что я отличаюсь от других, в то же время, везде чувствую себя своим человеком. Ну и помимо этого, как девочка, рожденная на Кавказе, чувствую и с удовольствием чту традиции. Ну и как девушка «оформившаяся» в Израиле – пропитана израильской храбростью и смелостью. Скорее всего это связано с тем, что там какой-то воздух особенный, и пропитана соответственно огромным патриотизмом и гордостью за свой народ и за свою страну. Ну, а если затрагивать, что чувствует дагестанка – израильтянка в США? Свободу и ощущение неограниченных возможностей этой страны. То есть, если что-то захотеть и приложить к этому усилия, то тогда для этого имеются все возможности и все двери открыты.  

- Ты администратор группы «Свободный Дагестан», скажи, пожалуйста, с какой целью ты создала эту группу? Это проявление ностальгии или нехватка общения в США?  

- Для меня это естественно, так как я родилась в многонациональном Дербенте, где прошло моё детство. Несмотря на то что я в подростковом возрасте переехала оттуда, у меня все же до сих пор в душе хранятся приятные воспоминания о Дагестане, считаю его своей малой родиной. И благодаря общению в Фейсбуке я приобрела немало новых друзей из Дагестана. Хотя свой аккаунт в Фейсбуке я завела много лет назад, в дагестанском сегменте Фейсбука присутствую всего лишь года полтора. Но эту группу я не создавала. Её создала покойная Анора Максудова, она же меня туда и пригласила и попросила вести группу вместе с ней и с другими администраторами. Анора хотела, чтобы люди свободно могли говорить обо всем, она хотела создать площадку для свободного общения, где можно обсуждать любые темы. Поэтому так и назвала группу: «Свободный Дагестан». 

Честно сказать, я очень не хотела этого делать, учитывая мой очень неприятный опыт в другой дагестанской группе, да даже и в этой группе в самом начале. На почве моей национальности у меня было много «войн» так сказать, где я, еврейка, боролась с антисемитизмом в различных публикациях и комментариях, пытаясь как-то защитить свой еврейский народ и страну Израиль. Там меня многие воспринимали негативно именно из-за национальности. И именно из-за этого я отговаривала Анору от идеи сделать меня администратором даг-группы, так как я считала, что для развития дагестанской группы, где публика в основном мусульманская, это будет минусом. Но она уговорила меня, и мне неудобно было отказать ей. Мы, все администраторы, старались развить группу разносторонне, дабы было интересно различным людям, и чтобы темы были на любой интерес, придумывали разные рубрики. 

К сожалению, Анора скоропостижно скончалась, но перед этим оставила группу в основном мне и другим администраторам. Мы были очень близки, могли часами висеть на телефоне каждый день. Её уход очень сильно потряс меня. Я больше не хотела вообще заходить в группу, не могла, мне там всё напоминало о ней. И думала полностью уйти оттуда, но в тоже время, мне казалось, что я предам её, если поступлю так. К тому же я уже сдружилась там со многими. 

Со временем я смогла отстоять своё мнение и в нашей группе сейчас все меньше встаёт вопрос о национальности. К моему мнению прислушиваются, и я чувствую уважительное отношение к себе. В этой группе мы делимся детскими воспоминаниями, взглядами на политический режим в стране и каждый свободно выражает своё отношение к любым преобразованиям. У нас масса познавательных рубрик, новостей, так что каждый может узнать для себя, что-нибудь новое и поделиться своим мнением.

- Что для тебя значит быть внучкой легендарного дедушки — поэта Сергея Изгияева? 

- Интересный вопрос. Честно говоря, я никогда не задумывалась об этом. К сожалению, не застала своего дедушку в живых. Он скончался за восемь лет до моего рождения. Но, несмотря на это, мы (его дети и внуки) всегда ощущали его присутствие рядом с нами благодаря его имени. Я помню, куда бы мы ни ходили в Дербенте, да и не только, когда люди узнавали, что мы семья Сергея Изгияева, то всегда отзывались о нем с большим уважением и восхищением. Конечно же, это было очень приятно слышать, и вызывало у нас чувство гордости. А что значит быть внучкой легендарного человека? Так, наверное, это, прежде всего, с достоинством нести его Имя, то есть соответствовать ему и быть достойным потомком такого Человека. Не знаю, удалось ли нам, но очень хотелось  бы на это надеяться. 

- А ты не пробовала писать стихи, как твой знаменитый дед?

- Когда-то в молодости что-то писала, но очень мало. С тех пор особо и не пыталась. Знаете, у нас в семье все любят поэзию. Возможно, это передалось нам от дедушки. Я помню, папа и тети рассказывали, что когда дедушка писал стихи, он собирал свою семью: жену, детей и первым читал им свои вдохновения. Мой папа тоже иногда пишет стихи и также читает дома нам свои произведения. 

- Ты прошла две эмиграции, Израиль и Америку, расскажи, пожалуйста, об этих этапах жизни. 

- Переезд в другую страну — это, наверное, один из самых трудных этапов, которые человек может пройти в своей жизни. Потому что меняется не только привычная среда обитания и ощущается расставание с близкими людьми, но ещё имеется и языковой барьер, сталкиваешься с другой культурой, с иным менталитетом, из-за которых очень трудно на начальном этапе многое понимать и воспринимать. Когда мы переехали в Израиль, мне было почти 15. Это было летом, мы со старшим братом первое время в основном сидели дома, пока ещё ничего и никого не знали, и очень тосковали по нашим дербентским друзьям. Потом, конечно же, всё быстро изменилось, когда пошли в школу (брат пошёл в колледж) и уже выучили язык. Я тогда ещё училась в старших классах школы. Вначале у меня был культурный шок. Настолько школа в Дагестане отличалась от школы в Израиле, где ученики были очень свободны и разговаривали с учителями как с равными и могли спокойно доказывать свою точку зрения без какой-либо субординации, и были с ним на «ты». Например, во время урока учительница литературы могла сидеть по-турецки на столе и спокойно объяснять материал. Потом, со временем, когда уже познали язык, конечно же, у нас появились друзья, мы ко всему привыкли. И нас уже ничего не удивляло и многое уже даже нравилось. А в школе учиться было очень легко, особенно по точным наукам, так как, например, многое я уже проходила 2-3 года назад в своей школе №19 в Дербенте. Я думаю, из-за своего возраста, эмиграция мне далась не так тяжело, например, как родителям, которые прошли через многие трудности, чтобы всячески предоставить нам хорошую жизнь. 

По сравнению с первой эмиграцией, вторую эмиграцию в США я почти не почувствовала. Да, конечно, был вначале языковой барьер, но не такой сильный, как был в Израиле, так как английский язык уже немного знала и что-то понимала. Более того, американская и израильские культуры — обе западные, между ними много общего, так что культурного шока тут практически совсем не было. Вообще, хочу сказать спасибо родителям за то, что сделали такой шаг, чтобы дать нам больше возможностей и предоставить лучшую жизнь, несмотря на столько трудностей, что им пришлось пройти. 

Комментарии